Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские среди славян

Между прочим, кимвры вышли откуда-то с Ютландского полуострова, как и тевтоны. Вопрос, где они там могли проживать в таком количестве, чтобы бить 40-тысячные консульские армии римлян. Ответ: нигде. Так что, скорее всего, 60 тысяч пленных кимвров и втрое больше убитыми – явная выдумка, в расчёте на триумф. Но и два десятка тысяч вооружённых мужчин – это много. Особенно для скандинавских отнюдь не райских кущ. Так что, вероятнее всего, германцы по пути собирали в своё войско всех добровольцев. Или же, что вернее, мужчин из покорённых племён.
Что погнало их в путь? Неизвестно. Но не климат. Как раз в это время стало с ним всё хорошо – было теплее, чем сегодня. Но в эти же годы началась и экспансия населения с самого Скандинавского полуострова в юго-восточную часть Балтии. А именно: на развалинах покорённой и разрушенной поморской культуры появляются носители оксывской культуры.
Идентифицируют её носителей с ещё не разделившимися на отдельные этнические группы бургундами, вандалами, готами и, некоторые указывают, ругами. Во всяком случае, опираются при такой идентификации на указание римского историка Тацита, который примерно в верховья Вислы и в пространство между Вислой и Одером поместил "готтонское колено" германцев.
Но есть идентификация и более надёжная. Археологические оксывские вещи представляют собою набор непримечательной керамики на фоне богато сделанных и украшенных металлических изделий. Это мечи, наконечники дротиков и копий, ножи, бритвы, фибулы, пряжки. Заметно сильное влияние латенской культуры, но главное, что оксывские однолезвийные мечи, орнаментированные наконечники копий и некоторые виды поясных застёжек встречаются как раз на севере — в Швеции, на Готланде и Борнхольме. Бургундерхольм, как назывался этот остров в старину.
А коли так, то можно понять причину, по которой люди из Скандинавии хлынули воевать и умирать подальше от своей не самой уютной земли. Ведь вокруг вновь царило тогдашнее глобальное потепление. Было достаточно еды, женщины рожали много и уверенно, младенцев умирало гораздо меньше, детей выживало гораздо больше, чем ранее. И на бедных в целом землях Скандинавии случилось локальное перенаселение. Готская легенда как раз про это и рассказывает: собрались, мол, мужчины племени, пошуровали пальцами в затылках, решили, что слишком много их на такое малое количество земли, а потому постановили: каждое третье семейство садится на корабли и уплывает куда глаза глядят.
Ничего, кстати, странного: в дальнейшем именно такие локальные переизбытки населения вызывали будущие волны скандинавской экспансии, в том числе знаменитые походы викингов.
Между тем, эта германская экспансия привела к тому, что под влиянием возросших и всё более всеобъемлющих контактов с римлянами в интересующей на Скандинавии (а также всё тех Северной Германии и Нидерландах) начинается новый исторически-технологический этап - римский железный век (1 – 400 годы н.э.).
Смысл названия объясняется тем, что за последние 300 лет германцы и римляне совместными усилиями кельтов частично истребили, а частично загнали за Можай — в Британию, Ирландию, частью в Галлию, частью даже в Турцию. Соответственно, посредников в торговле янтарём и железом не стало, а потому технологии в Скандинавии пережили всплеск римского влияния.
Сюда поступает множество привозных товаров, причём очень много из них – элитарного, так сказать, свойства. Обнаружено немало бронзовых статуэток, стеклянных кубков, эмалевых пряжек, оружия, ножниц, даже игрушек.
Надо полагать, отнюдь не все они были заработаны честной торговлей, потому как римляне едва ли не ежегодно имели большие или маленькие войны с германцами. А германцы те, хоть и быстро, но только начали расширять свой ареал, а потому практически все ещё имели длинные корни в собственно Скандинавии.
Например, на самом севере Германии, в Шлезвиге, у местечка Остерби, то есть фактически в Дании была найден в болоте человек как раз интересующей нас эпохи. И хорошо сохранившиеся волосы у этого человека в были завязаны так называемым "швабским узлом" – а в те времена Тацит описывал его при рассказе о причёсках мужчин племени свевов. А кто такие свевы? Это ребята, которые занимали половину территории Германии и был столь в авторитете, что на свои разборки их приглашали кельтские племена в Галлию, и однажды лично Цезарь бился во свевами под водительством Ариовиста.
То есть я не хочу сказать, что свевы – выходцы прямо со Скандинавии и имеют отношение к шведам (хотя с точки зрения этимологии древнесеверного языка нет ничего запретного в осмыслении sve- как "свой, собственный". Свои, мол, мы ребята! Но факт, что какого-то пожилого свева погрузили в болото в самом сердце истинных древнегерманских земель, радом со Скандинавией, говорит о том, что контакты соответствующие были и самые оживлённые.

Примечание про войны Рима с германцами

Но со свевов только началось (если не считать кимврских войн). Дальше римляне воевали с племенами узипетов и тенктеров, снова действовали против свевов, потом против сугамбров и снова тенктеров. В 16 году до н.э. сугамбры не только нанесли поражение римлянам, но даже захватили орла V легиона!
Далее были батавы и фризы, снова сугамбры, хатты, херуски, опять свевы, затем семноны, маркоманны, гермундуры, квады, и опять неугомонные свевы, лугии, бруктеры, ещё узипеты, тубанты, опять херуски, марсы… После 16 года н.э. Рим был вынужден перейти от прямого военного давления к тактике стравливания германских племён друг с другом. Это принесло, наконец, успех: постоянная война сменилась, в основном, торговлею. И тем не менее: фризы, хавки, ампсиварии, бруктеры, тенктеры, батавы и опять всё те же: фризы, хавки, бруктеры, тенктеры, канненефаты, треверы, хатты.
Закончилось дело тем, что Рим возвёл против германцев воистину тысячи километров укреплённых стен и защитных сооружений – так называемый лимес. Но потом опять: начались Маркоманнские войны 166 – 180 годов н.э., алеманские войны и набеги 213 – 235 годов... А там уж и готы подключились, которые, правда, больше терзали восточную часть Империи, но мало там никому не казалось. Готы в конце концов Империю и прикончили – западную половину, правда.
И вот практически всё это время в Скандинавии царит римский железный век. Там старательно продолжают линию рода сменяющие друг друга дедушки Хёгни. Для них конкретно здесь меняется немного: здесь крупных войн нет, хотя набеги на соседей, разумеется, дело постоянное. А как ещё жить воину, уважение к себе среди окружающих воспитывать? Только доблестью, то есть набегами и войнушками. Не по злобе, а как часть воспитания воинского, мужского и человеческого. Но войнушки это маленькие, на фоне войн с Римом незаметные, в визир грамотных современников, историков и писателей, не попадают.
Археология же говорит о том, что где-то в это время начинает складываться известная нам из исторических времён скандинавская экономика – экономика хуторских, по сути, хозяйств, построенных, однако, строго на родовых принципах – и собственности, и права, и управления. Это, по сути, объединение родичей в рамках домовой общины. Несколько общин образовывали объединение, родовой союз. Соответственно, близко лежащие союзы координировали свою жизнь и свои дела друг с другом в рамках большого народного собрания, тинга. На нём право голоса имели все свободные мужчины всех родов. Они вырабатывали законы, за правильным толкованием которых наблюдали старейшины. Как говорят учёные,-

- отношения родовой иерархии пронизывали все сферы жизни скандинавов: экономическую (право выкупа земли сородичами), социальную (кровная месть, вооружённая полицейская поддержка), идеологическую (общие культы).

Народное собрание не подчинялось никому и, по крайней мере, в Швеции, вплоть до эпохи викингов не появлялось вождей, опиравшихся на воинскую силу, обособленную от родов и родовых союзов.
Хотя короли какие-то, похоже, уже были, вожди крупных племенных союзов. Во всяком случае легендарные Инглинги – уже легендарные. А значит, дело их живёт. Но в основе своей военная организация зависела от родов, которые выбирали в случае нужды "военного вождя", поначалу сильно зависевшего от воли родовых союзов, тинга и наверняка – старейшин.
Но, разумеется, процессы дифференциации, прежде всего имущественной, никуда не девались в условиях, когда воины и особенно их вожди возвращались из походов на римлян богатыми, с великой честью и в составе общей силы, от рода уже отрывающейся объективно. ДА и сами роды дифференцировались: кто-то забогател, встретив воинов, вернувшихся с золотом, а кто-то – обеднел, не встретив никого, ибо пали воины от римских мечей…
Но, в целом, жизнь проходила тут вне больших исторических событий. Потому ничего яркого невозможно рассказать про то, чем и как жили мои предки. Воевали, торговали, рыбачили. Грабили римлян, поднимая благосостояние себя и своей земли.
Но как они могли попасть в глубинку Рязанской области, пока так и неясно…
Ну, а тем временем на смену предыдущей эпохе пришёл так называемый германский железный век, ГЖВ (400—800 гг. н.э.). Это время, когда германцы, в общем, сами себе подкузьмили со своим Великим переселением народов. Нет, понятно, что им особенно и деваться было некуда: на дворе новое потепление, вызвавшее демографический переизбыток населения, а за ним сразу и похолодание ударило. Событие Бонда I оно называется. А это значит – не только у самих жизнь дёрганая, нервная, - а ещё и из степей народишко прискакал, у которого даже внешность был отвратительна:

Мерзкие карлики именем гунны,
Что не лица имели, а чёрные маски,
Безобразный комок вместо голов,
С дырами узкими вместо глаз,
Со шрамами вместо бород,
От духов нечистых пошедшие,
Среди болот прежде жившие,
Ведьмами злыми вскормлённые,
Малорослые и кривоногие.

В общем, все забегали, все задвигались, навевались – всласть, на всех хватило. Но когда гуннская держава рухнула и распалась, пришлось делить её наследство. А в процессе этом увлекательном как-то раз – и незаметно Западную Римскую империю прикончились. И чем дело закончилось?
А грабить некого стало! От прежнего потока золота, что приходил в Скандинавию от грабежей и наёмничества, остались сущие ручейки. Капли! До того дело дошло, что пришлось золотые украшения подделывать: изготавливать вещи из бронзы, а золотом только покрывать.
Зато, впрочем, искусство поднялось: довольно хорошо стали изображать людей и животных, а чуть позднее начинают мастера плести из них самые разнообразные и изощрённые узоры. В Швеции это бедное, но пытливое время названо Вендельским периодом (550—793 гг.).
Tags: Русские среди славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments