Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские среди славян

14.2. Кривичи

Кривичи тоже не причислены к «настоящим» славянам.
А ведь х территорией стала огромная область — верховья Волги, Днепра и Западной Двины, южная часть Валдая, часть бассейна Волхова и часть бассейна Немана. По нынешней географии это вся северо-восточная Белоруссия, Псковская, Смоленская, часть Московской, часть Тверской, часть Новгородской и часть Петербургской областей. По сути, всё сердце Руси — не славянское! В смысле — не из списка «словенеска языка».
А откуда взялись сами кривичи?
Это не очень ясно.
Известно, что когда кривичи однажды, в конце VII века, вслед за схлынувшей в Балтику Ладогой пришли к этому озеру и основали здесь крепость, ныне часто именуемую Любшанской, то оная крепость оказалась похожей на дунайские образцы. Точнее, на тамошние укреплённые пункты провинциально-римского характера.
Зрительно её можно представить на картине Н.Рериха «Заморские гости» — загадочным своим гением он увидел тот самый «светлый город на холме», где и стоял кривичский порт и опорный пункт на Севере.
Это и есть самое поразительное в наиболее раннем на северо-западе Руси укреплённом поселении: то, что оно, как говорится в справке исследовавшего Любшу великого нашего археолога Е.А.Рябинина, —

– по столь раннему времени возникновения и по технологическим особенностям не имеет аналогов в Восточной и Северной Европе. … Ближайшие аналоги Любшанской крепости находятся в Центральной Европе в ареале расселения западных славян — от Дуная до Польского Поморья.

То, что крепость кривичская, доказывается двумя неоспоримыми фактами. Первый — появилась она в ходе распространения именно кривичей и не носит черт ни финских, ни скандинавских населённых пунктов. Второй — в самой крепости находятся кривичские вещи и, в частности, такие важные этноопределяющие артефакты, как височные кольца.
Есть немало основательных соображений, трактующих кривичей чуть ли не как потомков балтов. Судя по тому, однако, что латыши русских и поныне зовут «krievi», у самих балтов имелась на этот счёт другая точка зрения. Впрочем, ещё одно балтское племя — ятвяги называли русских словом drygi. Лингвисты связывают это с древнерусскими дреговичами (< балт. *Dreguva).
Но есть ещё одно соображение, которое довольно сильно ставит под сомнение "балтские" корни кривичей. Дело в том, что римскую строительную культуру и технологии лесные венеды принципиально унаследовать не могли. Значит, кривичи — люди дунайские по происхождению. Часть «праго-корчакцев»? Но те тоже не занимались строительством провинциально-римских крепостей подобного вида. И по времени появились с гаком лет на двести позже, нежели такие крепости строиться перестали.
Так что, получается, что кривичи — выходцы с римского лимеса? Какой-то предславянский народ, который, как венеды, отошёл в леса от постгуннского хаоса?
Да, по другим, не связанным с Любшей археологическим данным начальным пунктом исхода кривичей называют и Прикарпатье. Что заставляет сделать предположение об изначальной неславянской природе этого народа. Возможно, о его изначальном генезисе от каких-то давних местных народов — от никому не известных карпов, например. Косвенно предполагать это позволяют данные о том, что динулись кривичи отсюда на север где-то в VI веке. Как раз, когда пражско-корчакские славяне пошли обтекать Карпаты в направлении Византии. Что-то, видно, не сложилось с дружеским контактом…
Отличительными археологическими признаками кривичей являются длинные курганы — валообразные насыпи, где складировали покойников друг подле друга. Кремированных. Височные кольца — характерные браслетообразные. Инвентарь, характерный для всех кривичей, явно относится к посткиевской культуре. От неё же ведут своё начало и жилища — небольшие наземные срубные дома размерами 4 х 4 м. Печи также имеют свои прототипы в регионе верхнего течения Вислы.
Период освоения кривичами — в археологии и считающихся носителями «культуры длинных курганов» — бассейна реки Великой, озера Псковского и верховий Ловати относится к VI — VIII векам:

Могильники культуры длинных курганов обнаружены в восточной части Новгородской земли в бассейне реки Мологи. Население это было пришлым, явилось здесь в V веке, видимо, с Западной Двины и верхнего Днепра.

Иными словами, славяне пражско-корчакской культуры ещё только образовались, и только начали свою экспансию – а в бассейне реки Великой, озера Псковского и в верховьях Ловати уже появляются древнейшие длинные курганы.
Это, кстати, на двести лет раньше прихода сюда словен.
Откуда они здесь взялись, эти курганы?
Давайте вновь обратимся к археологии.

Могильники культуры длинных курганов обнаружены в восточной части Новгородской земли в бассейне реки Мологи. Население это было пришлым, явилось здесь в V веке, видимо, с Западной Двины и верхнего Днепра.

При взгляде с другой стороны –

- носители культуры ранних длинных курганов около середины 1-го тысячелетия н.э. продвинулись из Северной Беларуси на Псковщину и в верховья реки Великой.

В целом:

В третьей четверти I тыс. н. э. почти на всей территории Беларуси располагались города-убежища, известные в археологической науке как памятники типа верхнего слоя Банцеровщины, Тушемли, Колочина. В историографии Беларуси большинство исследователей считают их балтскими. Некоторые относят эти памятники к славянам. Высказано мнение, что это балто-славянская культура.

В предыдущих книгах мы уже определялись с этим вопросом. Так называемые балто-славянские культуры, по поводу атрибутации которых по-прежнему ломается много копий, - это следы венедского населения. То есть выходцев из расселившейся в лесах Русской равнины части земледельцев ямной общности, несущих через тысячелетия маркёр R1a-Z280, но постоянно подпитываемых и разбавляемых волнами эмигрантов из лесо-степного региона. Те волны, в свою очередь, возникали после очередного нападения очередного врага, от которого представители одних праславянских культур уходили в леса, где смешивались с представителями других праславянских культур. Последних мы и приравниваем к венедам, хотя и не делаем их тождественным тем выходцам из пшеворской культуры, которых принято идентифиировать в качестве "классических" венедов.
Об этих постоянных, хотя вряд ли всегда добровольных, контактах говорят следующие археологические свидетельства.
Раскопки на городище Демидовка в верховьях Днепра показывают, что основано оно в конце IV века выходцами из зоны киевской культуры, -

- как раз время вторжения гуннов в область проживания «киевцев», в результате чего какая-то часть их отходит в леса.

Но через несколько десятилетий, в середине V века, оно погибает, как и ряд укреплений Прибалтики, когда растрёпанные на разнообразные шайки грабителей гунны вернулись в Причерноморье и начинают наведываться в леса вплоть до польского Поморья.
Приблизительно в это же время происходят такие процессы, как формирование культуры Восточно-Литовских курганов с их княжескими погребениями типа Таурапилса, длинных курганов Псковщины, трансформация среднетушемлинской культуры в позднетушемлинскую, конец мощинской культуры и пр.
Оно и понятно: от впавших в полную анархию гуннских и примкнувших к ним грабителей сорвалось с мест и побежало в леса немало носителей различных культур. В том числе и таких, которые уже были заметно «одухотворены» римским соседством и влиянием.
Именно из таких, скорее всего, и была та «европейская» часть кривичских предков, которая передала потомкам секреты строительства провинциально-римских крепостей. Потому что именно Прикарпатье было одним из регионов, где расплёсканные гуннским колесом посткиевские культуры бурно перемешивались с осколками соседних с Римской империей народов. Одним из результатов чего стало, в частности, появление славянских этносов и их безудержная экспансия по всем азимутам.
Вот всё и сходится – и крепость, и провинциальноримскость, и княжеские погребения, и – участие «киевцев» в сложении кривичского этноса:

Комплекс культуры длинных курганов Северной Беларуси ранней стадии имеет местные корни в памятниках III-V вв., в которых присутствует в качестве индикатора расчёсанная керамика.

Расчёсанная керамика – отличительный признак киевской культуры. Тоже подвергшейся нападению – в её случае гуннов – и тоже частью нашедшей убежище в венедских лесах. И вот, получается, «киевцы» с их расчёсанной керамикой оказываются в предках наших героев. А ритуал трупосожжения на кургане, когда остатки пепла рассыпались по его поверхности, напоминает о «тушемлинцах». А это у нас кто? А это у нас ещё одна культура, относимой к балтам, но которая, оказывается, тоже возникла –

- на основе более ранних днепро-двинской культуры и культуры штрихованной керамики в результате метисации с носителями киевской культуры.

Двинулись кривичи в свой дальний путь на север где-то в VI веке. В Белоруссии и Смоленской области они останавливаются, садятся на землю. И сразу теряют «самость» - ведь остановивишйся процесс движения не отделяет их больше от остающихся на обочинах народов. Начинаются контакты с местными, притирки друг к другу - едва ли всегда мирные, - в результате которых горят Демидовки и прочие городища-селища, которым не повезло. В результате с кем-то смешиваются, кто-то уходит – вот и образуются новые культуры, а венедский массив оказывается разорван на две части.
Кроме того, -

В инвентаре курганов последней четверти I тыс. н.э. особый интерес представляют бронзовые плоские серповидные височные кольца с заходящими концами, зачастую орнаментированные выпуклыми поясками, с двух сторон которых есть зубчатая нарезка. Они обнаружены на Смоленщине в курганах… на территории, где происходило формирование смоленских и полоцких кривичей. …
Таких височных колец на территории Балтии, кажется, нет. Они как будто широко распространены на территории Смоленщины и Витебщины. Есть основания считать височные серповидные кольца женским украшением ранних кривичей. Вопрос о прототипах этих украшений вызывает спор, и его нельзя считать окончательно решённым.

Само наличие переходной формы височных колец свидетельствует, что люди, которые вышли откуда-то из пограничного с Римской Империей пространства, сформировались именно как кривичи здесь, на балтском пограничье, в Белоруссии и Смоленской области. С участием –
- да, с участием всё тех же венедов.
Непротиворечивое объяснение этим археологическим свидетельствам одно: после V века, скорее всего, в VI веке, кривичский этнос складывается в Белорусском Подвинье на базе пришлого европейского народа и местного элемента, близкого к киевской культуре. То есть - венедов. Потому для латышей славяне — krievs, ибо с их точки зрения кривичи казались чужаками, отделившими балтов от прежнего единого корня.
В любом случае, похоже, что люди, которые вышли откуда из пограничного с Империей пространства, сформировались именно как кривичи здесь, на пограничье между теми венедами, которые впоследствии станут балтами, и теми венедами, кто войдёт уже в признанный славянский круг. Пролегало это пограничье по Белоруссии и Смоленской области.
В то же время "чистыми" чужаками пришельцы не оставались, садились и смешивались с местным населением и его культурами. Где получили большой ассимиляционный заряд со стороны славян, отчего и были признаны «словеньским языком»:
Везде в этих местах вокруг них и с их участием продолжаются, разумеется, этнические процессы:

По наблюдениям латышских археологов, длинные и сопутствующие им круглые курганы на восточной окраине Латвии возникают во второй половине I тыс. н.э. Изученные курганы свидетельствуют об этнически смешанном населении (кривичи, латгалы и прибалтийские финны). В погребальном обряде и могильном инвентаре кривичей и латгалов наблюдается взаимное влияние.

Кстати, в отличие от наших историков, современники кривичей и словен никогда не путали – это факт. Даже летописец XI века этого не делал, более того – отводил кривичам место где-то вне «канонического» славянства.
Этноопределяющими для смоленско-полоцких кривичей были браслетообразные височные кольца с завязанными концами.
Интересно при этом, что принадлежавшие вроде бы пришельцам в этих местах проволочные биэсовидные украшения, полусферические бляхи, металлические трапециевидные и грибовидные привески, привески в виде птичек, что характерны для смоленско-полоцких кривичей, имеют —

– многочисленные аналогии в балтских древностях более западных территорий. 213

Параллельно носители культуры ранних длинных курганов около середины 1-го тысячелетия н.э. продвинулись из Северной Беларуси на Псковщину и в верховья реки Великой.
Судя по раскопкам в Пскове и Изборске, большой крови меж переселенцами и местными не случилось — они просто селились рядом:

В VIII — IX вв. в Нижнем Повеличье, заселённом в это время по преимуществу автохтонным прибалтийско-финским населением (в языковом отношении родственным предкам современных эстонцев), одновременно существовали два крупных несельскохозяйственных поселения. Одно из них — Псковское городище — являлось племенным центром автохтонов, а другое — Труворово городище — представляло собой внеплеменное торгово-ремесленное поселение, основанное группой славянских переселенцев. 75

Труворово городище — то, что впоследствии стало Изборском. Об обороне, однако, там тоже заботились: с двух сторон город был защищён почти отвесными склонами обрывов. А там, где проход был возможен — с напольной стороны — был сооружён немаленький дугообразный вал шириной до 10 м. При этом сам городок не так чтобы уж очень велик был: его размеры составляли 70 на 90 м.
В начале VIII века единое дотоле племя кривичей разделяется на две культуры. Скорее всего, под давлением шедших буквально за ними по пятам словен новгородских. Тогда кривичи сдвинулись частью на север и дошли через Псков до Ладоги, частью — на восток, где получили дополнительный заряд венедства и стали заметно для окружающих отличаться от своих псковских сородичей. Воплотившись в культуре смоленских длинных курганов.
Частью же кривичи остались на месте и стали полоцкими кривичами. Эти подпали под заметное балтское влияние.
То есть одни пошли в «финнщину», а другие – в «балтщину»…
Можно поспекулировать на тему того, что кривичей «разорвало» не только вторжение словен – в конце концов, те как пришли, так и ушли, - но и влияние разных культур. Если подходить к вопросу генерально, то разделение это не только понятно, но даже неизбежно: кривичи разошлись на слишком большое расстояние, и разные общины утеряли непосредственную связь друг с другом. Мы уже разбирали этот вопрос, так что здесь просто видим тот же процесс формирования разных народов на базе одной материальной культуры.
И что интересно, именно смоленско-полоцких кривичей-полочан летопись наша заносит в «элитный» список славян. А вот северных, псковско-новгородско-любшанских — нет.
Рассевшись, наконец, на новообретённых землях окончательно, кривичи начали довольно мощно развиваться:

У кривичей-полочан в IX в. существовали хорошо укрепленные пункты Полоцк, Витебск, Лукомль, вероятно, Браслав и другие, на основе которых потом сформировались города в социально-экономическом их понимании.

Дополню этот список городами других ветвей этого народа: Смоленск у смоленских кривичей, Псков и Изборск – у псковских. За ними, кроме того, как мы знаем, - крепость в Любше и селение в районе будущего Новгорода, которое впоследствии превратилось в один из его концов.
Далее с кривичами, однако, тоже что-то происходит. В IX веке они начинают отказываться от прежнего обряда погребения, и после этого времени захоронений в длинных курганах не найдено. Объяснения этому у меня нет. Даже не спишешь на христианизацию – не пришёл тогда ещё её срок. Разве что остаётся предположить очень быструю ассимиляцию кривичей словенами и другими славянами. Ибо уже –

- в IX веке в области расселения смоленско-полоцких кривичей длинные курганы сменяются круглыми (полусферическими), по внешнему виду не отличимыми от синхронных насыпей других восточно-славянских земель.

Почему они так быстро и легко ассимилировались? Слабоват оказался корень у кривичей? Или просто отжил своё этнос, тихонько ушёл на покой, растворившись в новом, которому вскоре доведётся стать древнерусским?
Любопытно, кто стал их «растворителями». Племя, которое тоже, несмотря на включение в «элитарный список», не назовёшь чисто славянским. Хотя, судя по всему, оно как раз и стояло у истоков той, славянской, пражско-корчакской цивилизации, от которой даже имя вынесло…
Tags: Русские среди славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments