Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские среди славян

14.3. Словене

Словене (или словене новгородские) занимали пространство вокруг озера Ильмень, по Волхову до Ладоги и бассейны рек Ловать, Мста и верхнего течения Мологи.
Происхождения они точно - пришлого. С территории нынешней Польши или ГДР.
Очень важный и очень надёжный лингвистический маркёр — ведь своими глазами читаем мы речь новгородскую, на грамотах берестяных записанную, — показывает, что очень много западнославянских элементов в речи той:

В 1922 г. Н.М.Петровский выявил в древних новгородских памятниках письменности бесспорно западно-славянские особенности. Позднее Д.К.Зеленин указал на западно-славянские элементы в говорах и этнографии русского населения Сибири — выходцев из Новгородской земли.

Есть и более современные свидетельства того же:

В середине 1980-х гг. А.А.Зализняк, основываясь на данных берестяных грамот, запечатлевших разговорный язык новгородцев XI-XV вв., заключил, что древненовгородский диалект отличен от юго-западнорусских диалектов, но близок к западнославянскому, особенно севернолехитскому. Академик В.Л.Янин особо подчеркнул, что «поиски аналогов особенностям древнего новгородского диалекта привели к пониманию того, что импульс передвижения основной массы славян на земли русского Северо-Запада исходил с южного побережья Балтики, откуда славяне были потеснены немецкой экспансией». Эти наблюдения, обращает внимание учёный, «совпали с выводами, полученными разными исследователями на материале курганных древностей, антропологии, истории древнерусских денежно-весовых систем и т. д.».

Кроме того, -

- исследователи обратили внимание на близость религиозных воззрений, преданий, некоторых обычаев, а также географической номенклатуры новгородских словен и славян Польского Поморья.

Имеются также –

- черты сходства в домостроительстве Новгородского и Польско-Поморского регионов, а также в оборонном строительстве: детали городен новгородского вала XI в. и новгородского детинца имеют параллели среди военно-защитных сооружений полабских крестьян. 213

И головы у словен — не восточные:

Узколицые суббрахикефалы Новгородчины обнаруживают ближайшие аналогии среди черепов балтийских славян, например — черепа ободритов, имеющие незначительную разницу в элементах… Это объяснимо тем, что и те и другие восходят к одним мезолитическим предкам. 307

И вот такие же, что под Новгородом, краниологические серии археологи находят в могильниках Нижней Вислы и Одера, а также Мекленбурга и однозначно причисляют их к ободритам.
Исходя из всего этого, учёными было высказано предположение о расселении славян Приильменья из области нижней Вислы и Одры. Это область ободритов – об-одер-итов. Поодерцев.
Насколько известно, пришли эти ребята на берег Балтийского моря из того же «угла» пражской культуры, откуда выплеснулся на Византию славянский поток. Из западной её части.
А вот со словенами новгородскими вопрос остаётся открытым: были ли они частью большого ободритского племени, ставшего позднее союзом племён, отколовшейся по каким-то причинам, либо с самого начала были разными, пусть и соседними, племенами.
А может, это как раз ободриты из словен вышли. Только не пошли с ними на север — пошли на запад. Где и сели по Одеру.
В общем, не очень понятные по происхождению люди. Более того, если чисто славянские племена лука-райковецкой культуры, свои «национальные» различия приобрели на месте сидючи, развивая местную традицию, — то словене шли к своей новгородской ипостаси довольно извилистым путём. Они не могли пройти мимо уже отделённых кривичами от будущих славян венедо-балтов. Скорее всего, получили они от них отпор, так как обтекли их, уклонившись к Смоленской области уклониться. Где мы и отмечаем сразу две вещи:

в рамках конца VII — VIII в.в. над обитателями этого края нависла серьёзная опасность. Повсюду стали сооружаться многочисленные городища-убежища... В конце I тысячелетия н.э. все эти городища-убежища погибли от пожара... Гибель городищ-убежищ… следует поставить в прямую связь с появлением в области Смоленского Поднепровья многочисленного нового, вероятно, кривичского населения, 369 –

– и –

– ромбощитковые височные кольца новгородских словен сформировались не в районе озера Ильмень, как, кажется, можно ожидать, а в Смоленской области. 213

И я бы связал эти два эпизода. Но не вокруг кривичей, которые, вообще говоря, прошли на север раньше. Единственными, кто проходил эти места в соответствующее время, были словене. И именно под их удар попали поздние венеды тушемлинской культуры. И значит, это их пленённые победителями женщины принесли в их культуру ромбощитковые височные кольца. И кем бы ни вышли из Поодерья словене, к своему окончательному пункту дислокации они пришли, получив серьёзное венедское культурное воздействие. Ибо женщина только физически слабее мужчины. А в прочем – не успеет он и оглянуться, как живёт уже по её правилам…
Вот только всё равно не удалось словенам закрепиться в этих местах. Венеды, как мы увидим далее, сдвинулись на восток и юго-восток, в сторону Брянска, Москвы и Рязани. Но к смоленским землям очень внимательно приглядывались кривичи, желающие приступить к их освоению. Каковы были доподлинные  взаимоотношения в этом треугольнике, нам уже, вероятно, никогда точно не узнать, но в конце концов картину мы застаём следующую. «Тушемлинцы», несколько меняясь, оттягиваются к Оке, где "вкладываются" в позднейших вятичей. На Смоленщине закрепляются кривичи, получившие ряд местных импульсов и соответственно модифицировавшие свою культуру так, что в археологии становятся «смоленско-полоцкими кривичами». А словене двинулись из этих  палестин на север, где им достался хоть и обширный, но худородный кусок земли между Ильменем и Ладогой.
Тут они частью подпали под влияние местных финнов:

В новгородских сопках имеются элементы, связанные с местной западнофинской погребальной традицией. Таковы некоторые… сооружения из камней, ритуал жертвоприношения животных, особенности глиняной посуды.

Но при этом –

- памятников, с которыми сопки находились бы в генетической связи, на территории расселения славян первой половины и середины I тысячелетия н.э. нет.

Так что в целом смешения с местным населением не происходило. Более того, судя по более поздним, в том числе и нарративным свидетельствам, в целом словене оказались в окружении племён, с которыми, как выяснилось, не больно-то забалуешь. Как очень верно сказал разбирающийся в этой теме писатель Сергей Волков, -

- вопреки сложившемуся стереотипу, племена, населявшие этот регион, вовсе не были дикими, малоразвитыми и безобидными. Наоборот, древних карел, емь, весь, эстов и легендарную белоглазую чудь соседи боялись, как огня – это были коварные и жестокие воины, и что немаловажно – их менталитет коренным образом отличался от менталитета индоевропейцев, которые всё же имели общие корни и в общем-то схожие верования и обычаи. Отличался по одной простой причине - финно-угры индоевропейцами не были…

Расселились словене в бассейне озера Ильмень, по Волхову до Ладоги и бассейны рек Ловать, Мста и верхнего течения Луги. Более 70% их памятников расположено здесь. Далее словене жили по верхнему и среднему течению Мологи. Их традиционные захоронения – круглые сопки, высокие, уплощённой или горизонтальной вершиной и с кольцом, выложенным из валунов, в основании располагаются на карте в образе повешенной на стену головы лося. С рогами. Уныло опущенный нос - длинный набор погостов вдоль Ловати, правый рог – вдоль Луги, левый – вдоль Мсты и далее на восток к верховьям Мологи.
При этом -

- старое мнение, что сопки в основном сосредоточены на берегах крупных рек, т. е. на торговых путях, связывавших север Европы с арабским Востоком и Византией, не соответствует действительности. Абсолютное большинство сопок находится на мелких речках, не пригодных для древнего судоходства.

Отметим это крайне важное обстоятельство. Словене – не только не «рекоходцы», но и жить стараются забраться поглубже – туда, где до них не доберётся чужак на корабле. Интересно, правда? Словно бы и не хозяева они на собственной земле…
Что любопытно – ни возле Ладоги, ни возле Новгорода сравнимых по плотности ареалов сопок нет. То есть некое «уплотнение» возле Ладоги наблюдается. Но, во-первых, локальное, а во-вторых гораздо менее значимое, нежели существующие в трёх вышеназванных регионах:

Наиболее плотно сопки расположены в южном и юго-восточном Приильменье, в верховьях Луги и Мологи. Очевидно, это были основные районы, занятые населением, оставившим описываемые памятники.

Что, вне всякого сомнения, свидетельствует о том, что ни Ладога в описываемое время, ни позднее Новгород собственно племенными центрами не были. И тем более – не были центрами племенного княжения. Те явно – внешние для основной словенской массы пункты, которые привлекали в первую очередь всяческих пассионариев. Коих не сильно тянуло махать цепом да щупать коленки недалёких деревенских девок, дабы заранее определить стервозность потенциальной супруги. Их, очевидно, привлекали их больше дальние страны, звон серебра, да блеск и нищета столичных куртизанок – вот они и тянулись к пограничному городу, где было пересечение культур и интересов.
Ладога не могла быть столицей словен ещё по одной причине: те просто ещё не дожили до отделённой от общины и поставившей себя над племенем власти:

Для определения основной социальной организации восточного славянства более надёжным признаком являются особенности погребальных сооружений. Так, представляется несомненным, что сооружение таких коллективных погребальных насыпей, как сопки в Приильменье и длинные курганы в кривичском ареале, отражает общественное строение племён, оставивших эти усыпальницы. Они могли принадлежать только большой патриархальной семье — крупному брачно-родственному коллективу, ведшему в сложных условиях лесной зоны Восточной Европы (освоение новых земель, очистка от леса пахотных участков и т. п.) общее хозяйство.

Основным типом поселений словен были селища, что стояли вдоль берегов рек и озёр, при впадении ручьев и оврагов, близ мест, удобных для занятий подсечным земледелием.
Керамика ранних словен носит на себе следы влияния и финнов, и западно-балтийских славян:

Слабопрофилированные приземистые (низкие, но широкие) горшки с прямым или слегка отогнутым венчиком. Эта наиболее распространённая посуда весьма характерна для финских древностей Восточной Европы. <…>
Широкогорлые биконические сосуды с резким переломом в плечиках и чуть отогнутые венчики. Подобное в большом количестве находят в нижних слоях Старой Ладоги. Наиболее к ним близки биконические сосуды славян междуречья нижней Вислы и Эльбы. 303

В то же время эта посуда, конечно, явная наследница и часть пражско-корчакской культуры.
Наиболее ранние захоронения в сопках отмечаются началом VII века. К этому времени словене уже добрались до бассейна Волхова. Захоронения делались только после трупосожжения. Причём кремация, как правило, проводилась на стороне.
Затем, в IX веке, на  смену сопкам приходят круглые курганы, аналогичные тем, что появились и у других восточнославянских племён. Правда, словене при этом всё же оставили свой собственным обычай обкладывать основания теперь уже курганов традиционным кольцом из валунов.
После продвижения и расселения словен в этих местах выяснилось, что тут, в окружении финнов и кривичей, не больно-то развернёшься. Как очень верно сказал разбирающийся в этой теме писатель Сергей Волков, —

– вопреки сложившемуся стереотипу, племена, населявшие этот регион, вовсе не были дикими, малоразвитыми и безобидными. Наоборот, древних карел, емь, весь, эстов и легендарную белоглазую чудь соседи боялись, как огня — это были коварные и жестокие воины, и что немаловажно — их менталитет коренным образом отличался от менталитета индоевропейцев, которые всё же имели общие корни и в общем-то схожие верования и обычаи. Отличался по одной простой причине — финно-угры индоевропейцами не были… 24

Пришлось задорным «ободритам» находить компромиссы. Каковые нашлись сначала в форме сотрудничающих, но практически не сожительствующих посёлков. Превратившихся позднее в «концы» в северных русских городах — сначала в Ладоге, затем в Новгороде. И продолжающих те же вооружённо-соседские отношения, что были характерны ранее для прежних рядом лежащих посёлков. Как в Новгороде же, который из таких посёлков и был позднее собран.
Собственно, именно словенам, с их звероватостью, приводящей не к ассимиляции инородных племён, а к вооружённому нейтралитету с ними, мы и обязаны тем, что стали русскими. Ибо именно это неустойчивое равновесие прямо-таки звало любого умелого лидера обернуть его себе на власть и пряники. Что и было однажды реализовано русами.
Стоял ли во главе их легендарный Рюрик или кто другой — неважно. Но сухой язык археологии докладывает, что нечто похожее на описанную в летописи войну род на род здесь произошло. И в результате здесь оказались скандинавы в роли сначала действующей, а затем и руководящей силы. После чего был достигнут окончательный компромисс.
Правда, словен после этого не стало. И кривичей. И финнов, что в той первой Смуте участвовали.
Все стали русскими.
Tags: Русские среди славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment