Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские и славяне

15.3. Мурома

Откровенно говоря, готовясь к написанию этой главы я мало что знал о муроме. В общем, то же, что и все: мужи Рюрика сели в Муроме после призвания русов, да Илья Муромец у нас отсюда, из села Карачарова. Да, и ещё – что мурома так же, как и меря, оказалась начисто ассимилирована славянами.
Я ведь вообще эти книги пишу не как отчёт о знаниях, но как отчёт об исследованиях. Исследуя, пишу, пишу, исследуя.
Тем большим удовольствием было открыть, что в истории муромы важнейшую роль сыграл тот же фактор, что и в истории мери. А именно: что и к ней вышел некий народ из венедского леса и тоже подхватил знамя умирающей культуры, привнеся, однако, в неё заметный свой, венедский элемент. И что, как и в случае с мерью, - быстрое и относительно безболезненное проникновение в земли муромы славянского населения после сложения Древнерусского государства, быстрая ассимиляция славянами. Только даже более впечатляющая здесь, на мордовском пограничье: мерю и мурому славяне поглотили, а вот дальше не расселялись вплоть до послемонгольских времён. И при в целом довольно тесной изначально культурной и социально-экономической связи муромы с доподлинно финскими племенами Поволжья
Правда, интересно, почему?
Давайте же посмотрим на мурому поближе.
С точки зрения археологической это племя имеет корни, как считается, в городецкой культуре – родственной дьяковской. Родственной, так как обе уже своими корнями уходят в культуру сетчатой керамики – наследницы одновременно культур ямочно-гребенчатой керамики и фатьяновской. Но – не только. Мы твёрдо знаем, что "родственники"-дьяковцы – пришельцы с Урала, довольно не по-женевски отнёсшиеся к тем же фатьяновцам. И мы знаем также, что та же материнская культура сетчатой керамики послужила субстратом и для ананьинской общности. А в той в массовых количествах присутствовало явно пришлое монголоидное население, т.е. уральская раса с, надо полагать, уральскими языками. Таким образом, обе культуры, и дьяковская, и городецкая представляются результатом квантового преобразования монголоидных пришельцев с Урала, носителей финно-угорских языков, при смешении с местными потомками ямочно-гребенчатой общности.
Правда, в отличие от дьяковцев, городецкий круг древностей формировался ещё и с участием бондарихинской культуры, которая бытовала от левобережья Днепра до средней Оки. А у той есть корни в срубной общности.
Я почему так подробно на этих корнях останавливаюсь? Потому что нас не должна запутывать внешняя родственность дьяковской и городецкой культур. Ибо на первую воздействовали импульсы с севера (кроме уральских, естественно), а на вторую – с юга. И именно отсюда, скорее всего, происходит характерная этническая черта муромы – культ коня. Культ, доходивший настолько далеко, что для лошадей существовали отдельные кладбища, где их захоранивали по близкому к человеческому обряду, а нередко хоронили и вместе с людьми (чаще всего только лошадиные головы).
Так что мордва – если принять версию, что в формировании двух её народов принимали участие ираноязычные всадники с южных степей, к чему я лично склоняюсь, - была муроме не случайным соседом. Вернее, то же квантовое взаимодействие местных, пришлых уральцев и степных конников. Просто импульсы с чуть разных направлений и чуть разной силы – и вот уже два разных племени.   
Жила мурома на мордовском пограничье – в нижнем Поочье, доходя, по могильникам судя, вверх от города Мурома до впадения в Оку реки Мокша и на сколько-то вверх по её течению, а вниз по Оке – до устья реки Клязьма. Жили эти люди в неукреплённых селищах, лежавших, как правило, на высоких плато берегов небольших рек, причём не на самой Оке, а подальше вглубь от этого торного водного пути. Площадь поселений не превышала 1,5—2 га, культурный слой незначителен, что выдаёт, пожалуй, хозяйство на стадии подсечно-огневого земледелия.
Любопытно при этом, что мурома своих городищ не строила, а использовала в качестве убежищ городища, созданные носителями культуры текстильной керамики. Что, собственно, ещё раз показывает, что сложилось это племя в результате квантового перехода местного населения при смеси с пришельцами.
Об этом же свидетельствует и тот факт, что с самого начала археологами и историками культура муромы –

- определяется как отличная от культур соседних поволжско-финских народов (12).

Ну, это естественно, мы об этом как раз только что говорили.
Примечательны погребения муромы. Это грунтовые могильники, расположенные на площадках высоких мысов коренных берегов рек, впадающих в р. Оку. Причём в отличие от поселений с небольшим культурным слоем, могильники функционировали довольно долгое время — в течение четырёх-пяти веков, начиная с VII века и до XI века включительно. Чтобы понять, что это значит, достаточно вспомнить, насколько долго действуют наши нынешние кладбища – много мы знаем таких, что продолжают оставаться нашими со времён Ивана Грозного?
При этом погребения располагаются чёткими рядами, образованными из единовременных могил, причём ряды разделены довольно большими промежутками. И! –

- не составляют исключения и одиночные конские захоронения в рядах могил людей…

Любопытно, не правда ли?
И ещё любопытное: для муромы характерен биритуальный обряд - трупоположение и трупосожжение. Причём первый – в основной массе, а второй, похоже, отличает либо элиту, либо отдельную этническую группу в составе этого племени. Во всяком случае, по передающемуся из поколения в поколение происхождению. Либо и то, и другое, как чаще всего и бывает.
Судя по Подболотьевскому могильнику близ Мурома, кремационный обряд касался десятой части умерших. В некоторых работах фигурирует цифра до 18%.
Интересно, что

- на всех стадиях развития могильников прослеживается, что по пропорциям могилы женских захоронений несколько шире мужских.

Что это? Очень толстые женщины были в племени мурома?
Ещё одной особенностью муромы, судя по захоронениям, была, вероятно, некая религиозная роль женщин. Колдуньи ли, ведуньи, либо представительницы языческого жречества, - но встречаются в могилах некоторых целые алтари, на которых что-то сжигали прямо во время похорон, а потом присыпали охрою.
В обряде захоронения много черт, характерных для всех финно-угров Поволжья и Прикамья, что естественно. Хоронили в основном с ориентацией на север, но на ранней стадии случалось, что клали и головой на юг. А вот во второй половине X—XI веков покойников хоронят головой на запад. Это можно признать надёжным маркёром начала активной колонизации этих мест славянами.
А теперь – свои особенности муромы: известный у многих племён ритуал с помещением –

- в одну могилу с мужским трупоположением целого костяка или отрубленных частей коня -

- здесь имеет ряд самобытных особенностей.
Такие захоронения также производились только в ранние времена – в VII—VIII веках. Аналогов среди других финно-угорских племён практически нет. Нечто похожее есть лишь в Безводнинском могильнике конца V - начала VIII вв. возле города Кстова близ Волги, происхождение которого, впрочем, его основной исследователь наших времён Ю.А. Краснов, признавал наиболее близким опять-таки к муромской группе памятников.
В Подболотинском могильнике (раскопки 2012 – 2014 гг.) на погребения коней приходится 5% от всех раскопанных за три сезона могил.
Трупы коней ориентировали так же, как и тела людей.
И вообще, делают вывод исследователи:

Погребения коней и коров на площади могильников являются отличительной чертой погребального обряда муромы среди соседних финно-угорских племен во второй половине 1 тыс. н. э. Несмотря на то, что конские погребения широко известны в раннесредневековых культурах Восточной Европы, захоронения коней у муромы имеют свои характерные детали обряда, указывающие на сложный характер такого ритуала, отразивший и сложный характер идеологических воззрений.

Ещё один обычай тоже обосабливал мурому из числа других финнов Поволжья: у них практиковались погребения остатков кремации в округлых ямах.
И вот далее получается предельно интересная картина! Оказывается, -

- округлые или овальные ямы с чашевидным дном для погребения остатков кремации использовало в третьей четверти 1 тыс. н. э. население, оставившее Безводнинский и Кочкинский могильники, и носители именьковской культуры.

И главное! –

В именьковских памятниках ямы овальной формы, нередко с чашевидным дном, преобладают среди других форм могильных сооружений.

И, наконец, последний штрих в этой картине:

Как и в муромских погребениях, некоторые именьковские захоронения сопровождались поминальными комплексами в виде черепа лошади, лежавшей на костях нижнего отдела конечностей.

А дальше просто вспоминаем уже известных нам северян. Когда к ним присоединились именьковцы? После того как дошли до них, перед тем не сойдясь характерами с болгарскими пришельцами на Волжско-Камский угол. И когда у нас заканчивается именьковская культура? Да, в VII веке. А как именьковцы должны были пройти от, условно, Казани до, условно, Чернигова? Не вдоль ли по речке ли по Оке, чтобы степи неласковые обойти? И где на пойменных лугах можно по весне приосесть на сезон-второй, засеять поле прелое, запастись зерном-хлебушком на зиму, да двинуться по льду, как по дороге ровной…
А там, в верховьях-то Оки той через приток её Крому два шага уже и в приток Десны Неруссу. И далее – опять тот же неспешный, но уверенный марш к землям своих предков, предания о которых наверняка передавались из поколения в поколение долгими зимними вечерами на Волге…
Но кто-то ведь и оставался. А что бы и не остаться, коли места хорошие, земля жирная, а люди на ней живут с технологиями, прямо скажем, отсталыми? Уж с именьковскими плугами с железными ральниками никак не сравнить. Мы вам поможем, вы нам поможете – особенно если на соседние народы мокши и эрзи злые степные конники наехали, что "мордами" себя кличут, - "мужами", то есть. Явно за болгарами увязались, одна шайка-лейка наездническая. Ну, ничего, там у них "морды" эти элитою воинскою да властною стали, а здесь мы ею будем. А кому ещё-то – местные ведь от номадов не отобьются…
Tags: Русские и славяне
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments