Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Глава 25. Ассимиляторы

В чём природа этого феномена, где корни этой привлекательности, непонятно. Или можно поискать ответ?
Как-то он мне кажется не очень сложным. Что лучше – растить просо в качестве холопа - или стать другом и пойти устроить какому-нибудь соседнему племени то же, что только что сотворили с твоим? Тем более, что, собственно, и выращивая просо ты всё равно автоматически приобрёл статус славянина. Так что более чем логично было бы умозаключить, что все эти неожиданно распространяющиеся славянские агрессоры представляли собою всего лишь относительно небольшие дружины и войска охочих к риску, блуду и добыче мужчин. А массу населения, собственно базу их, составляли не славяне по крови, а просто покорённые местные же жители. Логичным образом отдавшие предпочтение не сомнительному удовольствию посидеть на колу, а продолжению жизни – хоть и в новом этническом статусе. Точнее, скажем: в новом «этническом» статусе.
И так на зачищенные территории перемещались те, кто позавчера были твоими соседями, но вчера вовремя выбрали новую силовую ориентацию.
Вот так и проистекала характерная для славян экспансия по всем азимутам. Это готы-вельбаркцы шли узкой полоскою. Ибо шли одним вооружённым народом. Оставляя за собой осевших в лакомых местах поселенцев, сохранявших свою культуру и жизненный уклад. И, судя по следам столкновений с остатками зарубинецкой и постзарубинецкими культур, не сильно желавших с кем-то смешиваться. И добравшись до Чёрного моря, готы остались готами. Хотя и завели наднациональную черняховскую цивилизацию.
А славяне цивилизаций не заводили. Тем более неднациональных. Они сами, везде куда добирались, становились цивилизацией. В относительно короткий исторический промежуток они заняли и хозяйственно освоили Чехию, Словакию, Польшу, Белоруссию, Украину, во взаимодействии с суковско-дзедзицкой группировкой Воточную Германию, Венгрию, Румынию, Австрию, часть Северной Италии, все Балканы, Грецию, острова Греческого архипелага, часть Малой Азии.
При этом археологи отмечают относительное единство ранних славянских материалов между Эльбой и Сабой на западе и Чёрным морем на юго-востоке –

- полученный материал из германской, иллирийской, греческой, фракийской и дакийской территорий показывает, что славяне везде сохраняли собственный жизненный уклад. … Подобное сходство позволило археологам ввести термин «славянская культурная общность».

С небольшими изменениями эта общность продолжала существовать на протяжении нескольких последующих столетий.
Как именно шло формирование этой общности в процессе славянской экспансии, очень хорошо видно на примере освоения славянами Германии.
Почитаем ту же М.Гимбутас, рассказывающую о раскопках, произведённых в славянских поселениях Моравии и в Богемии:

Об одном из них, находящемся близ Брезно к северо-западу от Праги, еще не раскопанном до конца, следует упомянуть отдельно. На раскопанной части находятся 32 дома. В отличие от других славянских поселений, состоящих исключительно из одинаковых квадратных землянок, в Брезно представлены разные типы жилищ. Только 22 землянки из 32 относятся к традиционному славянскому типу, остальные жилища более длинные и имеют прямоугольную форму.


То есть типичные германские «длинные дома».

Керамические изделия также двух типов, славянского и германского. В большинстве домов обнаружена керамика пражского типа, которую можно отнести к разным периодам. Серовато-черные осколки двуконусных горшков, украшенные рядом насечек характерны для периода миграций и имеют явно германское происхождение. Предполагают, что поселение создавалось германцами еще до прихода славян. …


Заселение производилось сразу – в считанные исторические мгновения после того, как едва в конце V века сложилась сама пражско-корчакская культура:

Сравнивая осколки изделий германского происхождения с аналогичными находками из поселений, расположенных в центральной Германии, Плейнерова установила, что ранние славянские поселения появились в Брезно в первой половине VI века.

После этого германцы продолжали некоторое время жить в этом селении.

И те, и другие занимались сельскими хозяйством и, возможно, существовали параллельно, пока…


Пока что? Правильно! –

- пока славяне не поглотили германцев.


Пометим себе: не убили, не вырезали. Поглотили. То есть – «перекультурили». Сделали собой.
В итоге, появивлись в Германии –

- как совершенно чужеродный элемент, -

- славянские комплексы распространяются здесь широко и вольно:

Изучение славянской топонимики показывает, что славянские поселения распространены восточнее района Эльба-Заале а также примерно до линии Эрфурт – Арнштадт - Веймар. Севернее славянские названия встречаются до Ильменау. Во время правления Шарлеманя западная граница распространения славянской топонимики соответствует восточной границе Франкской империи.

Миграция привела –

- к образованию пяти больших славянских групп: в Германии и западной Польше:
1 – сорбской в междуречье Эльба – Заале (керамика пражского типа),
2 – ободритская в западном Мекленбурге и восточном Гольштейне, относящаяся к сербской, в которую входят некоторые полабские и поважские племена,
3 – вильчанская в Мекленбурге (фельдбергская группа керамики), состоящая из ряда малых племен,
4 - группа в районе Шпрее и Хафеля, включающая племена стодоран (на Хафеле), шпреван и плонцев (южнее Хафеля),
5 – лужицкая и одерская группы, к которым относятся западно-польские племена лужичан, мильчан, додочан, сленчан, ополян и другие. К ней относится тырновская керамическая группа (не путать с лужицкой культурой бронзового века).


При этом крайне интересно то, что уже на ранней стадии расселения славян одни и те же названия их племен встречаются на совершенно разных территориях:

В источниках IX , X и XI веков топонимические и этнические названия хорватского происхождения известны в восточной Галиции, области верховьев Вислы около Кракова (древней Белой Хорватии), Саксонии, долины реки Сааль, верховьев Эльбы, окрестностей Оломоуца (Богемия), Штирии и Каринтии, а также на территориях, населенных в настоящее время хорватами.

Все названия подтверждают, пишет процитированная только что Мария Гимбутас, что хорваты заселяли данные территории до того как поселились в современной Хорватии.
Аналогичная картина – с сербскими названиями. Они также распространены на территории между Малой Польшей и Померанией и также связаны с ранними продвижениями сербских племен.
То есть не одни лишь пограничные с Империей племена – вся славянская ойкумена двинулась в поход.
В целом же миграции славян привели к захвату территории, в восемь раз превосходившую по площади ту, из которой они вышли! Ясно, что чисто физически их не могло возникнуть так быстро и так много, чтобы заселить все эти земли. Бабы так много не рожают. Более того славяне сумели не просто заселить всю эту территорию, но ещё и поразбиваться по дороге на племена, что отражает продолжающийся демографический взрыв.
Итак, из небольшой группы земледельцев славяне буквально на глазах превратились в бурно развивающийся народ с постоянно увеличивающейся численностью. Этот народ активно мигрирует, но при этом, что характерно, плотность его расселения заметным образом не уменьшается. Кажется, даже увеличивается.
Как и за счёт чего это происходило, мы можем сегодня видеть по историческим и археологическим источникам. Древнерусский летописец описывает причины славянской экспансии кротко:

По раздрушении же столпа и по раздѣлении языкъ прияша сынове Симовы въсточныя страны, а Хамовы же сынове полуденныа страны. Афетови же сынове западъ прияша и полунощьныя страны. От сихъ же 70 и дву языку бысть языкъ словенескъ, от племени же Афетова, нарѣцаемѣи норци, иже суть словенѣ.
По разрушении же столпа и по разделении народов приняли сыновья Сима восточные страны, а сыновья Хама — южные страны. Иафетовы же сыновья приняли запад и северные страны. От этих же семидесяти и двух народов произошел и народ славянский, от племени Иафета — так называемые норики, которые и есть славяне.
По мнозѣхъ же временѣхъ сѣлѣ суть словени по Дунаеви, кде есть нынѣ Угорьская земля и Болгарьская. От тѣхъ словенъ разидошася по земьли и прозвашася имены своими, кде сѣдше на которомъ мѣстѣ. Яко пришедше сѣдоша на рѣцѣ именемъ Моравѣ, и прозвашася морава, а друзии чесѣ нарекошася. А се ти же словѣне: хорвати бѣлии, серпь и хорутане. Волохомъ бо нашедшим на словены на дунайскые, и сѣдшимъ в нихъ и насиляющимъ имъ. Словѣне же ови пришедше и сѣдоша на Вислѣ, и прозвашася ляховѣ, а от тѣхъ ляховъ прозвашася поляне, ляховѣ друзии — лютицѣ, инии мазовшане, а инии поморяне.Спустя много времени сели славяне по Дунаю, где теперь земля Венгерская и Болгарская. И те славяне разошлись по земле и назвались именами своими от мест, на которых сели. Как придя, сели на реке именем Морава, так назвались морава, а другие назвались чехи. А вот те же славяне: белые хорваты, и сербы, и хорутане. Когда волохи напали на славян дунайских, то поселились среди них, и стали притеснять их. Славяне же другие пришли и сели на Висле и прозвались поляками, а от тех поляков пошли поляне, другие поляки — лютичи, иные — мазовшане, а иные — поморяне.

Такоже и тѣ же словѣне, пришедше, сѣдоша по Днепру и наркошася поляне, а друзии деревляне, зане сѣдоша в лѣсѣхъ, а друзии сѣдоша межи Припѣтью и Двиною и наркошася дреговичи, и инии сѣдоша на Двинѣ и нарекошася полочане, рѣчькы ради, яже втечеть въ Двину, именемь Полота, от сея прозвашася полочанѣ. Словѣне же сѣдоша около озера Илмера, и прозвашася своимъ именемъ, и сдѣлаша городъ и нарекоша и́ Новъгородъ. А друзии же сѣдоша на Деснѣ, и по Семи, и по Сулѣ и наркошася сѣверо. И тако разидеся словенескъ языкъ, тѣмьже и прозвася словеньская грамота.

То есть история славянства, и в частности русского, представляется так:
а) славяне произошли от 72 народов северных и западных мест,
б) первые славяне звались нориками,
в) затем норики сели по Дунаю на территории нынешней Венгрии и Румынии,
г) из этих переселенцев выделились моравы и чехи, переселившись на территории, которые так ныне и называются – Чехия и Моравия (в составе Чехии),
д) затем на оставшихся на Дунае напали некие волохи, отчего многие славяне ушли в район Вислы и южного побережья Балтики,
е) из этих привисленских славян образовались новые эмигранты, которые ушли на Днепр, Западную Двину, Припять, Десну и так далее. В общем селились по рекам. В леса, горы и степи не забирались.
Вот такие у нас зайчики нарисовались. Появились себе от Иафетовых народов, никого не трогали, зато их все притесняли. Но не торопились славяне отвечать на зло насилием, а мирно снимались с места и шли себе в новые места. Где и садились. То есть – поселялись.
Всё хорошо. Но у любого ответственного риэлтора сразу возник бы вопрос: а не жила ли в тех местах, куда заселялись миролюбивые обиженные пришельцы, какая-нибудь божья старушка? Или, не дай Бог, ветеран Великой Отечественной войны? Не новострой всё же, явно вторичный рынок жилья. Что там стало со старушкой? Нафиг оно нужно – криминальное жилище!
Что ж, мы можем это разузнать. Посмотрим в домовые книги, фиксировавшие расселение славян по новым территориям.
Возьмём несколько примеров, напрямую не связанных с завоеванием новых земель и вообще – войной с Империей. Но очень наглядно рисующих, что там становилось «со старушками».
Вот живут у нас на северном Дунае лангобарды. Долго они свою долю мыкали в войнах да переселениях, но после ликвидации гуннов, наконец, обрели постоянное пристанище, Можно сказать, родину. Начали строить своё варварское королевство, как франки или визиготы.
Но вот появились неподалёку славяне. И уже вскоре в землях лангобардов начинают появляться в немалом числе характерные захоронения по обряду трупосожжения с глиняной посудой, сопоставимой с пражской. При этом проводивший это исследование Й.Вернер отмечал, что –

- какого-либо регионального разграничения между славянскими сожжениями и лангобардскими трупоположениями в могильниках не наблюдается. Более того, обнаруживается некоторое смешение лангобардских и славянских культурных элементов.

Далее приводятся факты, наглядно свидетельствующие –

- о славянском проникновении в среду лангобардов и начавшейся славяно-лангобардской метисации.

А что говорит история? А история подтверждает: тесно сотрудничали славяне с лангобардами. Вот, например, уже известный нам Прокопий Кесарийский рассказывает историю про принца Ильдигиса.
Спасаясь от преследований узурпатора Авдуина, этот законный наследник лангобардского короля бежит ни к кому-нибудь, а к славянам. В начавшейся вскоре, в 549 году, лангобардо-гепидской войне беглый принц вместе с большим отрядом из славян и своих соотечественников, поддержавших диссидента, стал на сторону гепидов. Те, соответственно, только рады были возвести на престол обязанную им фигуру.
Однако «длиннобородые» оказались крепким орешком, и гепиды, ничего не добившись, пошли с ними на мировую. Узурпатор Авдуин закономерным образом потребовал выдачи древних «власовцев» во главе с их вождём. Однако тот вместе со своим отрядом утёк на Зап… э-э, к славянам. На которых лангобарды напасть уже не решились.
Зато гепидов через три года они добили.
А дальше самое интересное. В 568 году лангобардов из Паннонии исторгли авары. Те надвинулись на Северную Италию, вышибли оттуда византийцев и остались. В смысле – исчезли. Нынешняя итальянская Ломбардия стала их памятником. А славяне? А славяне остались. На лангобардских землях. Под аварами. Которые, впрочем, через некоторое время – чуть больше века – тоже –

- изгибоша аки обре.


А славяне?
А славяне остались.

После ухода лангобардов моравские земли были плотно заселены славянами.


Лишь венгры тут их перемогли. В Х веке.
Другой пример, частично уже приводившийся, - с тем самым одним из интереснейших памятников раннего славянского расселения - поселением Бржезно в районе Лоуни.
Раскопками, производившимися в течение нескольких лет И.Плейнеровой, восстанавливается его детальная история.

Славянскому поселению здесь предшествовало германское... Датируется это поселение первой половиной VI в.
Славянское население основало свое поселение около середины VI в. на другой стороне небольшого оврага. Оно функционировало в течение второй половины этого столетия. … На поселении встречена исключительно лепная керамика пражско-корчакского облика.
Какое-то время славянские и германские постройки существовали одновременно, занимая разные участки поселения. Очень скоро началось взаимодействие между этими этносами, о чем свидетельствуют находки славянской керамики в некоторых германских жилищах и, наоборот, в славянских полуземлянках - глиняных сосудов с германскими особенностями. Черты смешения наблюдаются и в домостроительстве…
В последующее время германские элементы на поселении Бржезно уже не проявляются.


Причину этого мы помним -

- пока славяне не поглотили германцев...


Две истории с одинаковым концом. И с одинаковым, в общем, сюжетом. Соседское проникновение, сотрудничество, экономическое и политическое, смешение культур… И одинаковый конец – инокультурное население куда-то девается, славяне остаются.
Конечно, верно, в первом примере лангобардов прогнали авары. Но это принципиально ничего не меняет – кто-то же занял земли лангобардов. Опять у славян демографический взрыв локального характера? Или просто кто-то предпочёл принять имя славян, влиться в быт славян? А что? – вполне естественное решение для тех, кто остался на своей земле. Лангобардам под аварами не жить. А славяне живут.
А во сколько крат острее должен был стоять такой же выбор перед теми, на кого славяне не с глиняным горшком в руках шли, а с копьём?
Вот только надо избежать опасности представить эту ассимиляцию как односторонний процесс. Местное население, вливавшееся в славянский мир, принимая его образ жизни, - принимало именно его образ жизни. Не более. Генетически оно оставалось самим собою. И сегодня генетика позволяет относительно легко и надёжно вычленить пришлых на Дунае и Балканах славян-индоевропейцев. И отделить их от тех местных народов, что стали славянами в ходе экспансии новых, пришлых.
Хотя, в общем, отделить легче, чем о том рассказать, судя по предыдущей фразе. Ибо есть большой риск элементарно запутаться в понятиях, кто «истинный» славянин, а кто – «произведённый», кто местный, кто пришелец, раз они все в той или иной мере славяне. Так что остаётся одно: снова вернуться к членению на «наших» и «других», как это делалось в начале этой книжки и человеческой истории.
Итак, пришельцы на Балканах. Это прежде всего сербы. У сербов доминирует гаплогруппа R1a – не хуже, чем у русских или поляков: примерно 50%. В некоторых местах доходит даже до 60-80%! То есть сербы – «наши». И можно с большой долей вероятности утверждать, что те самые первоначальные славяне пражско-корчакской культуры, что концентрировались напротив города Новиетуна рядом с Мурсианским озером, называли себя сербами. Это они – то есть «мы» - открыли эпоху славянского натиска на Империю. И в конечном итоге добились цели - переселились на территорию Византии по официальному приглашению императора Ираклия (610-641 гг.).
И в то же время у сербов большой процент гаплогруппы I1b – до 30%. След местного доставянского населения? Наверняка. Ибо много и ещё одного маркера - E3b - 19.8%. Это чистый южнобалканский маркер, его много, например, у греков.
Зато у других балканских народов соотношение гаплогрупп заметно меняется в пользу «местной» I1b: у босняков - 43,5%, у хорватов - 71,1%.
При этом что характерно? Что и психофизические и особенно менталитетные особенности этих народов различаются так же, как и гаплогруппы. И виновата в этом вовсе не генетика.
Вот хорваты – этот славянский народ тоже явно пришёл из «наших» лесостепей. Даже его название связывают с иранским происхождением. Часть этого народа, кажется, до сих пор остаётся на западе Украины, являясь потомками когдатошних «белых хорватов». И тем не менее, -

- хорваты с территории Сплита или Дубровника (побережье Средиземного моря) предпочитали, чтобы их называли «иллирийцами», а не «славянами», поскольку многие их культурные традиция восходят к иллирийцам, которые жили в западной Югославии во время Бронзового и Раннего Железного века вплоть до оккупации их территории римлянами.

Как утверждают, славяне из северо-западной Югославии – словенцы - также гордятся своим иллирийским происхождением. И чувствуют себя более связанными с неславянами из Центральной Европы, чем с сербами, македонцами и болгарами.
Не «наши» парни.
Конечно, нет. Судя по генетическим маркерам, это как раз не «наши» славяне, а те самые, которые разделились с «нами» ещё в Палестине и ушли на Балканы, когда «мы» направились мужественно осваивать Сибирь. Это те самые местные народы, что в эпоху «бури и натиска» предпочли сменить форму, но не содержание. И стали называться славянами, приняв в какой-то мере их образ жизни – но оставшись собою.
До сих пор оставшись. Этими самыми иллирийцами…
Аналогичная история была, кстати, и у нас.

Есть генетический маркер, по наличию которого в Y-хромосоме выделяют гаплогруппу ТАТ-С (или N3), происхождение этого маркера (мутации) ОДНОЗНАЧНО связывают с древними предками уральских народов (м.б. и алтайских), а во всех индоевропейских популяциях (это популяции в контактной зоне ) он появился в результате межэтнических контактов. Этот маркер наследуется от отца к сыну с Y-хромосомой и его наличие у значительной (а речь идет напр. о 42 % у латышей или 29 % у сев. русских) части той-иной популяции неуральского происхождения означает лишь одно - ассимиляцию. Другой вопрос где и когда.
Праславяне в этих контактах не участвовали, среди хорват носителей этого маркера не обнаружено. У северных русских его столько же сколько и у эстонцев, у латышей больше. У северных русских (у поморов) он мог появится только в результате ассимиляции дославянского населения Севера, т.е. финнов. И простейшее объяснение его наличия у балтов такое же.


Таким образом, отмечаем: ассимиляция между финнами и балтами шла достаточно беспроблемно. А вот

…различия в генетической структуре Y-хромосомы северян и южан не могут быть объяснены только постепенным дрейфом генома ввиду различных географических условий. Сравнение изменчивости мужской хромосомы русских с данными соседних народностей выявило большие сходства северян с финноязычными этносами, в то время как обитатели центра и юга России, оказались генетически более близки к остальным народностям, общающимся на славянских наречиях.

То есть вот как раз со славянами (или у славян) ассимиляция местного аборигенного населения происходила не очень-то без трений. Иными словами, мы видим, что ассимиляция со славянами северных народов проходила не столько по крови, сколько, скорее, по культуре. Славяне не смешивались (!) (или очень мало смешивались) с местным населением. На севере России происходило не смешение народов, а переход местного угро-финского населения на русский язык и культуру. Это могло быть связано с переходом от язычества к христианству. Шире – с развитием русского государства в этих местах.
Эту теорию подтверждают и данные лингвистических изысканий, описывающие финно-угорскую составляющую северного русского диалекта, практически не встречающуюся у южан. Как мы сможем увидеть дальше, они просто втягивали аборигенное население в свою культурно-государственную орбиту. И именно внутри неё уже складывался русский народ как этнос, собственно, политический. Не по крови, национальности или хромосомам – а через государство.
И этот феномен создания этнообразующего государства у русских требует своего внимательного изучения. Чем и займёмся. Попозже.

ФАЦИТ: VI – XI вв. Во всех регионах, где появляются славяне, начинается процесс ассимиляции ими местного населения. Они идёт в разных условиях и в разных формах, но имеет важную особенность: ассимиляция идёт не биологическая, а культурная, социальная. Славяне словно своим образом жизни втягивают в него другие народы, которые постепенно и сами превращаются в славян. Но – только по культуре.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment