Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Подготовил тут заметочку для журнальчика

На известном уже материале. Но кое-что радикально переделано. Прошу мнения.

Язык первых людей – проблема сложная и, кажется, не решаемая. Этого единого праязыка, возможно, и не было вовсе. Особенно, если принять гипотезу, что язык человечества зарождался сразу в нескольких центрах. И скорее всего, так и было: разные первобытные стада и племена переходили от обезьяньих звуков к словам в разных местах и в разных природных условиях. Потому и обозначения для разных предметов должны были быть разными. Конечно, легендарный наш товарищ У какие-то звуки издавал. Насколько они были похожи на речь, на язык – для тех времён, когда он жил, вопрос открытый. А вот его потомство пошло расходиться так радикально и на такие огромные расстояния, что, конечно же, должны были понятийный аппарат изобретать фактически заново.
Так что единого языка начального человечества могло не быть вообще. А была некая «первобытная языковая непрерывность», согласно гипотезе, предложенной русским этнографом С.П.Толстовым.
Согласно ей, человечество на заре истории говорило на многочисленных языках, постепенно переходивших один в другой на смежных территориях контакта племён и составлявших в целом как бы единую непрерывную сеть («языковую непрерывность»). Соответственно, по мнению С.П.Толстова, -

- языковые семьи могли складываться в процессе постепенной концентрации отдельных языков небольших коллективов, их стягивания в более крупные группы, заселявшие значительные области земного шара.

Считается, что формирование языковых семей должно было начаться около 15 тысяч лет назад, в конце палеолита. То есть – ещё один камешек на могилу «единого праязыка» - уж к этому периоду потомство «первобытно Адама» разошлось по планете так, что контакт друг с другом поддерживать не могло. За исключением каких-то случаев соседства.
Так это или не так, и прав ли С.П.Толстов, мне лично судить трудно. Лингвисты спорят между собою не менее ожесточённо, чем историки. Поэтому приведу и более традиционную точку зрения, согласно которой языки возникали в ходе распада неких праязыков, общих для всего человечества.
Вот тогда в Передней Азии образовалась так называемая «ностратическая группа» языков. А около 13 тысяч лет назад эта семья начала распадаться – очевидно, расселяясь по Евразии. В сопровождающем то расселение процессе языковой дивергенции образовались нынешние основные группы языков: индоевропейская, семито-хамитская, уральская, алтайская, картвельская, дравидийская.
Прошу снова отметить: то, что «ностратики» стали расселяться по Евразии, не означает, что она была пуста, и её заселили люди из Передней Азии. Как мы знаем, по тундростепи у отрогов ледника жили и охотились на мамонтов и лошадей вполне энергичные группы охотников. Скорее всего, они принадлежали к Виллендорф-костенковской культуре и кроме всего были весьма изобретательными и искусстволюбивыми господами. Это именно им принадлежат знаменитые «палеолитические Венеры» женские статуэтки довольно эротического вида.
Возможно, носители ностратических языков потому и стали родоначальниками нескольких громадных языковых семей, что на них действовал тот же принцип, о котором мы только что говорили: разорвалась одна общность – пошла языковая дивергенция; встретилась и соединилась с другой общностью – началась языковая конвергенция. И на выходе – сегодня – отмечаем общие признаки между эскимосским и русским языками, хотя никоим образом, ни генетически, ни археологически, эти народы ничего общего не имели. Кроме, разве что, товарища У. Но он вряд ли говорил на ностратическом языке.
Потому сегодня «ностратикам» приписывают различные археологические культуры – свидерскую, аренсбургускую, постсвидерские микролито-макролитические традиции и так далее. Разбираться с этим задачей данной книги не является, да, в общем, вряд ли вообще, не обладая машиной времени, можно надёжно сопоставить арехологические признаки с носителями каких-либо языков. По крайней мере для той эпохи – уж точно.
Но одно можно утверждать с уверенностью – кем бы ни были ностратики генетически, в будущей русской Евразии они столкнулись с носителями гаплогруппы R1a.
Есть, правда, одно предположение.
Известно, что ближайшими нашими, индоевропейских языков носителями, родственникам являются восточные ностратики. Которые дали уральские, алтайские и дравидийские языки.
Но что интересно:

- R1a у южных дравидов (причём в племенных группах и в низших кастах, что, в общем, исключает смешение с ариями) такая же древняя, как и европейская.

И таким образом, это может –

- указывать на то, что маркеры R1a были у пра-ностратиков, и с их расселением разошлись по всей Евразии.

И если предположить, что современные исследователи генной генеалогии несколько ошибаются с временной привязкой мутаций – мало ли, возможно, мутации вовсе не были такими регулярными, как им кажется! – то получается у нас довольно любопытное совпадение данных генетики с данными лингвистики.
Пра-ностратики существовали в языковой и этнической близости в Месопотамии и Иране. Да, но то же самое у нас происходит с периодом между мутациями М89 иМ9! Это там мы живём в полном мире и согласии и с будущими папуасами и с будущими японцами.
К этому времени от нас уже отделились семито-хамиты (гаплогруппа J), носители неиндоевропейских кавказских языков (гаплогруппа G), носители неиндоевропейских европейских языков (гаплогруппа I).
А мы – те, кто не остался на месте, - постепенно смещаемся к Индии. Где окончательно расстаёмся с изобретателями бумерангов. А наша ещё единая ностратическая общность смещается к северу, в Центральную Азию. Там и происходит окончательный её распад. Там мы также получаем мутацию М45. Не исключено, что это как-то связано. Некий природный катаклизм, некое космическое явления, изменение магнитного поля Земли – да мало ли! Н.Гумилёв, при всей неоднозначности отношения к его теории в академическом мире, тоже вынужден был предположить влияние внешних, чуть ли не космических воздействий на развитие народов. Иначе необъяснимы эти загадочные взрывы их активности – или пассионарности. А тут и предполагать нечего – вот она, мутация! Сидит в Y-хромосоме, вещая о чём-то экстраординарном, что затронуло тогда большие группы людей. Да, большие – ведь мы не можем же всерьёз предполагать, что некая индивидуальная мутация настолько изменила природу одного счастливого парня, что он затем разнёс свою изменённую хромосому по всему племени? Нет, что-то воздействовало на значимую группу мужских особей. Из-за чего, возможно, и происходило их выделение из прежней общины, в которой оставались те, кого не затронуло то воздействие, что отразилось в мутации хромосомы.
Таким образом, вполне вероятно, и получилось, что во время этого распада – или разрыва – в Средней Азии и разошлись в разные стороны носители как «финских», «восточноазиатских», «сибирских» и даже «индейских» гаплогрупп, так и будущих уральских, картвельских, дравидийских и прочих языков ностратической пра-группы.
Хочется добавить: и индоевропейских, но…
Дело в том, что, судя по данным лингвистики, индоевропейцы начали свой исторический путь вовсе не с нами! Не с носителями маркера R1a!
Во всяком случае, широкое расселение индоевропейцев было в принципе возможно только -

- …в весьма узкий период времени - в период максимума последнего похолодания - младшего дриаса, - в течение которого подавляющая часть Северной Евразии стала не населена, основное население сосредоточилось в весьма ограниченных областях, в нашем случае в Малой Азии и прилегающих к ней местностях. Затем они очень широко расселились, создав сеть слабовзаимодействующих близких диалектов...

Это расселение подтверждается множеством фактов, в том числе и генетических. Но! Это автоматически означает, что наши предки, носители гаплогруппы R1a, не были… индоевропейцами! Несмотря на то, что мы, их потомки, говорим на одном из диалектов именно индоевропейского языка.
А всё дело в том, что индоевропейцы начали распадаться на различные общности гораздо позже младшего дриаса, случившегося примерно 13 тысяч лет назад, когда начала расходиться по Ойкумене «наша» гаплогруппа. И начали распадаться не из того ареала, где мы отмечаем даже не R1a или R1b, а хотя бы просто R1…
Вообще, даже по поводу первоначального места зарождения индоевропейцев единого мнения нет. Кто-то указывает на Переднюю Азию – Месопотамия, Армянское нагорье. Кто-то – на степи Северного Причерноморья. Кто-то относит к протоиндоевропейцам тех первых охотников, что шли вслед за зверем на север по мере отступления последнего ледника – плода вюрмско-валдайского гляциала. И потому их родина - обширные пространства в степях юга Восточной Европы, Урала, в Сибири, в Средней Азии. Кто-то говорит про Балканы.
Одну из самых интересных теорий о появлении и миграциях индоевропейцев выдвинули один из известнейших специалистов по этой теме академик РАН Вячеслав Вс.Иванов и его коллега Т.В.Гамкрелидзе.
Исходя из древнейших свидетельств хеттского и других анатолийских языков, эти учёные относят выделение –

- анатолийской общности из индоевропейского праязыка и тем самым начало распада праязыка к периоду не позднее IV тысячелетия до н. э. , а возможно и значительно ранее.

Причём это выделение происходило именно в Малой Азии, о чём свидетельствуют топонимические – гидронимические – данные, а также сами по себе понятия реконструированного общего языка. На основании изучения этой реконструированной лексики можно как бы «увидеть» то, что видели и соответственно называли древние индоевропейцы –

- первое, что можно утверждать с достаточной уверенностью относительно индоевропейской прародины, это то, что она представляла собой область с горным ландшафтом. Об этом свидетельствует прежде всего многочисленность индоевропейских слов, обозначающих высокие горы и возвышенности. … Такая картина праиндоевропейского ландшафта естественно исключает те равнинные районы Европы, где отсутствуют значительные горные массивы, то есть северную часть Центральной Евразии и всю Восточную Европу, включая и Северное Причерноморье. … На соотнесённость индоевропейской экологической среды с зоной Средиземноморья указывают также палеоботанические термины… Древние названия деревьев, согласующиеся с характеристиками горного ландшафта индоевропейской прародины, локализуют её в сравнительно более южных областях Средиземноморья в широком смысле, включая Балканы и северную часть Ближнего Востока (Малую Азию, горные области Верхней Месопотамии и смежные ареалы). … С такой локализацией согласуется и так называемый «аргумент бука», исключающий из прародины часть Восточной Европы к северо-востоку от Причерноморья до низовьев Волги (где бук отсутствует на всем протяжении послеледникового периода), но совместимый с локализацией её от Балкан до Ближнего Востока.

Ну, и так далее. Аргументы серьёзные. Вплоть до миграционного:

При допущении территории индоевропейской прародины, совпадающей пространственно с областью в пределах восточной Анатолии, Южного Кавказа и Северной Месопотамии V — IV тыс. до н. э. , можно легче объяснить историческое распределение и пути переселения таких основных древних индоевропейских этнических групп, которые первыми выступают в древних письменных памятниках, — хетто-лувийцев, индо-иранцев, греков (крито-микенских греков и Аххиявы хеттских источников). Для определения путей их переселения в исторические места жительства не нужно в таком случае предполагать, что они покрыли огромные расстояния, двигаясь из области своего первоначального расселения. Достаточно допустить лишь небольшие смещения по отношению к этой области. Примечательно, что эти диалекты, которые предполагают минимальное смещение относительно данного ареала, являются древнейшими документально фиксированными индоевропейскими языками.

Но что же дальше? Как этот локальный диалект стал основой для множества языков, на которых сегодня говорит едва ли не полпланеты?
Согласно нынешним воззрениям, распад индоевропейского языка был –

- многоактным процессом, растянувшимся на тысячелетия. На первом этапе обособились и стали развиваться как самобытные этноязыковые образования анатолийцы, затем индоарии, иранцы, армяне, греки, фракийцы и тохары.

По мнению академика Иванова, первой действительно отделилась анатолийская диалектная группа. Она сдвинулась на запад на относительно небольшое расстояние. Освоившись на новом месте, люди-носители этого диалекта позднее возникают в истории в качестве хеттов.
Затем от общеиндоевропейской языковой системы отделилась греко-армяно-арийская диалектная общность, которая в дальнейшем распалась на греческий, армянский и индо-иранский диалекты. После этого уже из этой общности выделился арийский диалект. «Греко-армяне» некоторое время оставались на месте, но затем носители греческих диалектов стали смещаться в сторону Эгейского моря. По-видимому, вместе с ними смещались и носители фригийских и балканских диалектов.
К сожалению, процесс миграции индо-иранской или арийской диалектной группы не очень ясен. Во всяком случае, они появляется в Центральной Азии. А уж оттуда –

- по-видимому, в виде повторных миграционных волн, направленных с востока на запад Евразии, где в дальнейшем эти племена оседали и заселяли определенную общую территорию, -

- и возникли индоевропейские «европейские» языки. В том числе и славянские.
Но как и почему возникали эти миграционные волны, не совсем понятно.
Впрочем, тут нам на помощь приходят другие науки – климатология, геология, археология. И генеалогическая генетика. Правда, тут надо чётко понимать: индоевропейцы или пра-индоевропейцы – это некая филологическая абстракция. Это кто-то, кто был носителем реконструированного лингвистами языка. И этот термин не имеет отношения к гаплогруппам и гаплотипам. Точно так же, как сегодня на русском языке говорят носители как минимум трёх крупных гаплогрупп.
Индоевропейцы же, как утверждают генетики, являются носителями по меньшей мере десятка гаплогрупп! В этом отношении эта языковая семья весьма напоминает алтайскую, на языках которой также общаются генетически разнородные этносы. Кстати, алтайские языки тоже – наследие ностратической языковой группы…
Потому исследователи делают закономерный вывод:

Не могли эти десяток гаплогрупп выйти из одного узкого ареала, причём всего 12-15 тысяч лет назад (когда большинство этих снипов было получено, и, следовательно, эти гаплогруппы были уже сформированы).

В самом деле, не могли. Ибо, как мы знаем, пра-индоевропейский язык формировался лишь 6-7 тысяч лет назад! Когда носители R1a давно уже жили в северной Евразии…
И действительно. Скажем, -

- большая часть армян наследует Y-хромосому гаплогруппы J2 - ближневосточной группы с возрастом общего предка 6200 лет.

Армяне, как мы уже знаем, - часть прото-индоеврпейцев.
А греки, которые ушли от армян?
А у греков, которые ушли от армян, сохранилась та же гаплогруппа J2, которая и сегодня является самой распространённой в этом этносе - 25%. Более того, по специфическому маркеру J2f1 учёные сегодня восстанавливают направления и пути древнегреческой колонизации. Кроме того, косвенным свидетельством этого же явления служит повышенная частота распространения J2 и ещё одной «греческой» гаплогруппы, E3b (20%) в Сицилии и на Кипре. Ну, с Кипром всё понятно – греческий остров, где даже Афродита родилась. А Сицилия во времена оны была Грецией ещё посильнее собственно Греции. И даже так и называлась Греция Магна. То есть Великая. А Сиракузы превышали по числу населения Афины и были самым большим греческим городом.
У хеттов – похожая картина: на той территории, где они жили, группа J2a*-M410 тоже превалирует. При этом тоже есть одно косвенное, но очень интересное доказательство того, что именно эта группа хеттам и принадлежала.
Существуют очень убедительные исторические свидетельства, что легендарные этруски, по сути, давшие культурный импульс древнеримской цивилизации, происходили из Малой Азии. Легенды о том, что они были потомками выживших и бежавших от греков Менелая троянцев, можно так и оставить легендами, но археология о родстве этрусков с малоазиатскими культурами говорит ясно. А Троя, с кем бы конкретно с этнической точки зрения ни воевали Ахиллес с Одиссеем, - была городом хеттским или входившим в хеттскую сферу влияния.
Недавние публикации свидетельствуют, что гаплогруппа J*(xJ2) с повышенной частотой встречается в Италии именно в центральной Тоскане – то есть на исторической родине этрусков. И таким образом генетика подтверждает археологию, а вместе они ещё раз говорят, что начальные индоевропейцы были носителями гаплогруппы J*.
Что интересно, эта гаплогруппа весьма характерна для евреев. И таким образом новейшая генетика не только издевательски хихикает над всеми теми, кто считал или считает семитов и индоевропейцев, то есть евреев и арийцев (!) разными расами. Но и говорит о том, что прото-индоевропейцы - действительно порождение Передней Азии. А те, кого индоевропейцами считают сегодня – носителя R1 – с первоначальными языковыми индоевропейцами генетически весьма и весьма далеки… Так же, как семито-хамитские языки от индоевропейских.
Кстати, уже знакомые нам носители гаплогруппы I1b – «балканцы», генетическая составляющая часть русского народа, тоже оказываются – не индоевропейцами!
Дело в том, что в V тысячелетии до нашей эры, именно здесь, на Балканах возник древнейший в Европе очаг цивилизации. При этом –

- культура древних Балкан V и IV тыс. до н. э. характеризуется развитым земледелием и использованием злаков древнеближневосточного происхождения, металлургией меди, сформировавшейся также под вероятным малоазиатским влиянием, наличием достаточно сложной религии и соответствующей символики, в том числе и пиктографических знаков линейного характера.

По этим признакам данную культуру сближают с ещё более древней цивилизацией запада Малой Азии — Чатал-Гююком (VI тыс. до н. э.). Археологи и лингвисты затрудняются в определении этнического характера обеих этих цивилизаций, но - с точки зрения генетической не исключено, что это были люди гаплогруппы I1b…
Итак, «мы», носители R1a1 – не индоевропейцы! И получается, следовательно, что как раз индоевропейцы – пришельцы на «нашей» территории! Это они - одна из групп или несколько групп - мигрировали сюда, к ностратическим охотникам с гаплогруппой R1a. Которая, согласно данным скорости мутаций Y-хромосом, возникла более 10 тысяч лет тому назад. Что, очевидно, намного раньше расселения по евразийским степям прото-индоевропейцев.
Иными словами, носители индоевропейского языка очень быстро были ассимилированы местными ностратиками, да так, что даже не оставили в потомстве собственной мужской хромосомной линии. Но зато оставили язык.
И тут возникает противоречие. Считается, что в условиях патриархального общества языки должны наследоваться патрилинейно, то есть по мужской линии. Что автоматически означает – вместе с Y-гаплогруппой. Однако в истории с индоевропейцами мы видим другое: язык пришельцев местное население унаследовало, а вот их самих, получается, - нет. Следовательно, речь должна идти о матрилинейной трансляции, о передаче языка по материнской линии. Как это может быть?
Первое, что приходит в голову – индоевропейские матери. Именно они оказались хранительницами своего языка, поскольку первыми вкладывали его в сознание своих детей. Мы ещё не раз увидим такой же процесс в истории. Например, при появлении народа сарматов. Есть и более современные примеры – скажем, матрилинейное становление языка фарси после фактического уничтожения арабами пехлеви, прежнего литературного языка Персии во времена Сасанидов (III—VII вв.) и вообще всей прежней письменной персидской культуры.
Возможен и другой вариант. Противоположный. Скажем, более развитые пришельцы-индоевропейцы победили степных носителей маркера R1a. И стали в образованном таким образом синтетическом племени правящей верхушкой. Пусть при этом относительно малочисленной, но зато «заставившей» всё это новое племя говорить на своём языке. И такие примеры в истории есть – арии с их завоеванием Индии или турки-османы, завоевавшие Византию.
Правда, и тут есть иные примеры – когда захватившая власть верхушка принимает язык побеждённых. Это скандинавоязычные норманны во французской Нормандии. И они же, уже «офранцуженные» - в завоёванной Вильгельмом германоязычной Англии. Это, наконец, мы, русские, в истории которых скандинавоязычные русы через три-четыре поколения заговорили по-славянски. Так что и местные ностратики могли так же «возглавить» племена переселяющихся пра-индоевропейцев, затем освоив их язык.
Впрочем, частично это всё равно – вариант номер один. К тому же маркер R1a указывает на то, что в конечном итоге всё равно именно его носители оказались теми, кто передал векам своё потомство. А мужчины-индоевропейцы – нет…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 20 comments