Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Откуда взялись русские. Глава 1. Завоевание Славинии


Хронология вокруг Ладоги


В 500-е годы нашей эры кривичи достигают Чудского озера и реки Великой, где появляются первые «длинные курганы», подавляющим большинством учёных относимые к их культуре.
Каким путем шли кривичи, и что их гнало так далеко, не очень ясно. Возможно, уже сильно заселенные прибрежные территории, к тому же подвергающиеся постоянным войнам, их либо не привлекали, либо их туда не допускали. По маршруту получается, что кривичи прошли по линии раздела между прибалтийскими и угро-финскими племенами. Возможно и вероятно, что финно-уграми их примиряло естественно-природное разделение труда - кривичи и славяне селились вдоль рек и пахали поля, угро-финны больше охотились, и их интересовали лесные территории.
Вопрос: кто теснил кривичей. Направление его ведь кем-то диктовалось. В то время леса Западной Двины и Верхнего Днепра кажутся пустынными - а кривичей что-то толкает наверх, поближе к агрессивным в то время эстам. Примечательно и то, что кривичи не останавливаются около Новгорода, если они шли сушей. В конце 600-х годов мы их видим как раз в далекой северной Ладоге, где сразу же возникает поселение с крепостью и святилищем Велеса.
Возможно, кривичи добрались сюда, как в будущем норвежцы до Исландии, морем. Но, в общем, трудновато представить себе такую морскую экспедицию - тем более что позже никаких свидетельств любви кривичей к морю мы не замечаем.
В это же время появляется жизнь в Изборске. Первоначальное городище расположено на треугольной площадке 90х70 м, с двух сторон имело почти отвесные склоны, а с третьей сооружен дугообразный вал шириной 10 м. Считается, что это тоже был один из племенных центров кривичей.
В это время мы видим и первые исторически зафиксированные набеги скандинавов на прибалтийские земли. Между 600 и 625 годами шведские викинги нападают на эстонские острова и саму Эстонию, причем гибнет сын конунга Швеции Эйстейна Ингвар. При этом необходимо отметить, что поход был ответом на нападения и грабежи эстов.
Экстраполируя эту эстонскую активность на общие правила войн, мы можем допустить, что эсты проникают и на восток, в будущие славянские земли. Точно так же можно предположить, что и шведы неплохо знают театр военных действий и бывают по меньшей мере на Ладоге.
В 753 году к Ладоге приходят скандинавы, близкие к готландцам. По соседству с кривичской (ставшей уже межплеменной) крепостью в Любше возникает город Ладога (от финского Ala-djogi- «Нижняя река»), что очень достоверно датируется по дендрохронологии. Домостроительство носит усадебный характер с общеевропейскими чертами. Населена Ладога 27 этническими группами, из которых главные - славяне, балты, финно-угры.
Иными словами, возник укрепленный пункт коалиции самых разноплеменных народов, включающей скандинавов. Последние входят в состав постоянного населения возникшего города.
Затем, в конце 760-начале 770-х годов первый ярус застройки Ладоги прекращает существование на рубеже. Очевидно, в результате военного столкновения. Кардинальная смена населения поселка документирована неизъятием «клада» инструментов, сооружением на месте кузницы постройки иного типа и распространением принципиально иной домостроительной традиции, для которой характерна развитая техника сруба:

С застройкой II яруса связываются находки древностей севера лесной зоны Восточной Европы второй половины I тысячелетия н.э. Жизнь скандинавской колонии обрывается в результате продвижения на север носителей культурных восточноевропейских традиций — славян или приведенных ими в движение аборигенов.

Любопытна религиозная сторона дела:

К этому времени в Ладоге существует прямоугольная ритуальная постройка площадью 120 кв.м со сторонами более 11 м и мощными двухрядными стенами, сравнимое с языческим храмом в Арконе.


Ещё одно подтверждение западности ильменьско-ладожских славян. Но кроме того, это еще и свидетельство то ли веротерпимости, то ли вообще условности тогдашнего «богостроительства» - нет святилищ скандинавов или других племен. И кроме того, это доказывает преобладание славянского населения в Ладоге.

Так, в истоке Волхова и на Ильмене формируется племенной центр ильменских славян, со святилищем Перуна. Другой центр славян складывается в Ладоге вокруг святилища Велеса. То есть главные славянские боги сохранили свое положение.


Поэтому сообщение, что с середины 700-х до начала 800-х годов Ладога была под властью варягов, представляется не очень достоверным. Точнее, мы вообще сегодня не можем судить о том, чья была тогда власть в Ладоге. Мы знаем только как факт, что Ладога развивалась как славянский город с пришлыми элементами других этнических групп. Если уж на то пошло, то археологически показано наличие в Ладоге с самого начала «власти золотых поясов» - то есть возникновение олигархических-феодальных семейств по новгородскому в дальнейшем типу.
Если не считать археологические данные, то относительно исторические данные о контактах скандинавов со славянами в те времена мы имеем около 770 года. Внук короля Ивара, имевшего уже владения в Ливонии и Эстонии и сумевшего объединить Южную Швецию и Данию под своим владычеством, Харальд, подавляет восстание в Швеции, но в конце концов он разбит шведами при Бравалле, в Восточном Готланде. Его королевство распалось, и многие сторонники Харальда вынуждены были эмигрировать.
Примерно 786 годом датируется первый клад арабских дирхемов в Ладоге. С одной стороны, это несомненный признак, что здесь побывал тот, кто лично сходил в южные походы. Насколько это можно связывать со знаменитым нападением князя Бравлина (новгородца, как его именуют!) на Сурож, вопрос достаточно деликатный. Скорее всего - вряд ли. Но что в 786 году в Ладоге случилось что-то неординарное, из-за чего владелец не забрал дорогое богатство - можно предположить с уверенностью.
Тем временем дошедшие сюда западные славяне выстраивают свой мир, лишь похожий, но не идентичный приднепровскому. В VIII - IX вв. меняется облик археологических памятников Северной Руси: появляются вещи, близкие славянским культурам южного побережья Балтики и отличные от днепровских.
793 год. Нападение викингов на монастырь на острове Линдисфарн около Нортумбрии. Считается, что этим событием и начался период яростной норманнской экспансии.
Что послужило причиною – внятно, пожалуй, не сформулирует никто. Некоторые исследователи видят за этим даже некий ответ языческих патриархов на экспансию христианской церкви на подконтрольное им пространство. Экспансия эта осуществлялась на копьях франков, и потому у множества европейских языческих народов накопился значительный объём далеко не только религиозных вопросов. И потому «морских королей», нацеливавших свои удары на франков побережья Северного моря, покорённое население встречает как освободителей. Саксы и фризы указывают лучшие подходы к замкам ненавистных франков, к укрепленным монастырям и аббатствам, открывают изнутри ворота городов.
Поначалу. Ибо довольно скоро стало выясняться, что северных воинов, конечно же, ведёт в бой не жажда восстановить времена древних богов, а обыкновенная жажда пограбить. Тем не менее, в начале-середине IX века, побережья Европы вокруг Северного моря являются ареной ожесточённого ристалища между северным германским язычеством и ещё не крепким христианством.
А в это время в будущей Северной Руси меняется облик археологических памятников. Появляются вещи, близкие славянским культурам южного побережья Балтики. Насчеление, которое их оставляет, безусловно, славянское. Но культура его очень сильно отличается от синхронных днепровских культурур. Так, по всему северу Руси –

- распространена специфическая фельдбергерская керамика, характерная для балтийских славян VIII - Х веков. На посаде города Пскова она составляет в соответствующих слоях свыше 80 процентов. Много её в Новгороде и других городах, доходит она до Верхней Волги и Гнёздова на Днепре… А в Киеве её нет вовсе.

Вокруг Ладоги формируется комплекс земледельческих орудий, впоследствии характерный для всей Северо-Восточной Руси. Дома здесь строятся двух видов: славянские квадратные срубы с печью в углу и скандинавские «большие дома».
Судя по всему, тогда в бассейне Волхова и на Ильмене и стал формироваться будущий племенной центр ильменских славян. Чуть позднее, но тоже в эту эпоху отмечается поселение на Белозерье с финно-угорским населением (скорее всего, весь). Важное значение здесь имеет металлургия.
Параллельно видно, как происходит постепенная колонизация края скандинавами. В 800 годах твёрдо устанавливается наличие скандинавоморфного поселения в Рюриковом городище. Точнее, это славяно-скандинавское поселение, причем славяне западные. Дома в виде квадратных деревянных срубов со стенами длиной 4-6 м и печью-каменкой в одном из углов. Возможно, расположенное на острове «Рюриково городище» и было тем первоначальным посленеием, что «отметилось» в скандинавских сагах в качестве Хольмгарда-Новгорода – «Островной город»..
Появляется изначально смешанное балто-славяно-скандинавское поселение в Гнёздово. Сюда же можно отнести Тимирёво и Саровское городище возле Ростова.
В середине века норманны уже живут в Гнёздове как постоянные жители. Аристократическая группа погребений восходит к местному варяжскому населению. Местная знать имела скандинавские обычаи. Гнёздово больше всего похоже на вик, например, Бирку.
А в это время, в первое десятилетие 800 годов, на юге, влиятельный иудей Обадия берет власть в Хазарии и превращает раввинистский иудаизм в государственную религию. После этого началась гражданская война, где на стороне повстанцев действовали венгры, а на стороне иудеев - нанятые за деньги печенеги. Константин Багрянгородный пишет:

Когда у них произошло отделение от их власти и возгорелась междоусобная война, первая власть одеражала верх, и одни из восставших были перебиты, другие убежали и поселились с турками (венграми) в печенежской земле (в низовьях Днепра), заключили взаимную дружбу и получили название кабаров.

Именно в эту эпоху - 807, 808, 811 годы - в районе Ладоги и Волхова оставляются клады: под Новгородом, второй клад (арабского серебра) в укреплённом поселении в Ладоге и третий - снова под Новгородом, в Холопьем городке (последняя остановка перед городом со стороны Невы).
Эти арабские дирхемы могли быть взяты только у хазар - у византийцев была своя валюта. Значит, клады оставили те, кто только что вернулся из Хазарии. С другой стороны, зарыть денежки в землю – это тоже явно не от хорошей жизни делалось. Следовательно, кто-то разбогатвший в хазарах, лёг здесь, на Волхове, из-за чего не смог вернуться за своим кладом. Не будет излишне большою смелостью предположить, что что-то серьёзно заварилось тогда и возле Ладоги. Не исключено, что эти клады связаны с набегами скандинавов, в ходе которых их дружины осваивали восточные территории и образовывали вики. В это время случались локальные нападения, в том числе и на Ладогу, но в целом эти события вели к тому, что появлялась важная прослойка «своих», не «из заморья», норманнов.
А в 813 году начинается какая-то замятня и в Византии. Болгарский хан Крум доходит до стен Константинополя. В том же году начинается правление византийскою императора Льва V Армянина. Способствовал возрождению иконоборчества. После крупной победы над болгарами в 817 году заключил с ними 30-летний мир.
А дальше начинается крайне загадочная и многозначащая эпоха.
Становится приметен первый расцвет Бирки, приток серебра.
Одновременно хазары заказывают византийцам постройку крепости Саркел – между ними, следовательно, мир. Но греки всё равно строят крепость без фундамента. Возможно, полагали, что её ещё самим брать придётся?
В эти же годы какие-то русы проникают далеко на юг и совершают набеги на Амастриду и Эгину, но еще не осмеливаются посягать на Константинополь.
А осенью 838 года русские послы обнаруживаются у византийцев в весьма миролюбивом состоянии, говоря, что они посланы от хакана (кагана) руси - что, впрочем, может быть и не должностью, а именем.
Послы ведут себя необычно. Они не возвращаются к своему повелителю, ссылаясь на то, что пути назад отрезаны дикими племенами, а вместе с византийцами прибывают в Ингельхайм, столицу Франкского королевства. Где их, назвавшихся «свеонами», задерживают как шпионов и отсылают назад в Византию. Но непонятно, отчего в этой ситуации не было выполнено элементарного - не опрошены византийцы на предмет того, с кем это они путешествуют, не затребованы верительные грамоты от русского кагана...
Впечатление, будто шведы действительно прибыли пошпионить, ибо если это не так, ничего не стоило доказать немцам, что вот такое нового государство появилось - Русь, и мы, хоть и шведы - уже бывшие шведы. Всего лишь покажи свои дипломатиеские документы!
В это же время - в конце 830-х годов - кончается и первая волна восточного серебра в Бирке. Очень похоже, что кто-то – не новообразованный ли русский каганат? - перехватил скандинавам пути к арабам и в Византию. Те, потеряв путь на Восток, отправляются, с одной стороны, грабить Англию, с другой - пытаются вернуть утраченное на Руси, прибегнув к интервенции. Тогда, в 840 году, и сгорает Ладога, а частично даже превращается в пустырь. Словно те самые лишившиеся южного серебра «варяги из заморья» захватывают город и подчиняют словен, кривичей, чудь, мерю и весь, облагая их тяжёлой данью.
Более того: возможно, русские послы потому не могли вернуться к своему кагану, что за время отсутствия их государство кто-то ликвидировал.
В это же примерно время хазары подчиняют полян, северян, вятичей и берут с них дань по серебряной монете и беле с дыма. Не продолжение ли это все той же войны по разделу транзитных путей через Русь?
Вообще говоря, позднейший алгоритм поведения русских князей: «захватил власть - начал облагать племена данью - столкнулся с хазарским контролем - начал воевать с Хазарией» - мы имеем полное право применить и к более раннему этапу 830-840-х годов. Отголоски такой возможности сохранились в ПВЛ легендами о хазарской дани. То, что Киев, например, хазарам дань платил и так далее. Из-за этого и русские послы не смогли вернуться домой нормальным путем, поехали кружным.
К тому же сюда могли примешиваться и вопросы конкуренции между Волжским и Днепровским путями. Дело в том, что по всем данным, первоначальным транзитным путем был Волховско-Волжский с наличием Донского участка, если появлялась надобность дойти до Византии.
Но на этом пути была большая трудность - хазары, которые взимали дань и вообще были монополистами.

А монополист всегда находится под соблазном взять больше, чем то в состоянии вытерпеть объект его притязаний. Согласно Б.А.Рыбакову, «хазары взимали торговые пошлины в Керченском проливе (которым широко пользовались русы) и в Итиле на Волге, через который проходили маршруты разных славянских купцов».
Не исключено, что именно действия хазар в этом направлении подтолкнули скандинавских купцов к поискам новых торговых путей - в обход территорий, которые контролировал Каганат.


Вот и повод к варяго-хазарской войне, в ходе которой хазары перекрыли Волгу - попытка скандинавов выстроить обходной путь. Вот вам, во-вторых, и повод, и причина для создания некоего государственного объединения на пути из Ладоги на юг через Днепр - необходимость вооруженного и административного контроля над трассой в условиях попыток внешней агрессивной силы эту трассу захватить. Вот вам, в-третьих, и послы русские (они же шведские) в Византии - собственно, именно о совместных действиях против Хазарии и могли вести речь они в Константинополе.
Натиск хазар вызвал пересмотр политики и в Византии. К власти в Константинополе в 842 году приходит император Михаил III. Его мать, императрица Феодора, правившая в малолетство своего сына, восстановила в 843 году иконопочитание. Расцвела миссионерская деятельность среди славянских народов южных Балкан, Богемии и Моравии.
А затем наступают времена и совсем лихие.
В 855 году происходит восстание куршей, ответный поход шведского конунга Олава, который вновь покорил куршей и возложил на них дань.
В 860 году какие-то русы на 200 судах нападают на Византию. Они неожиданно – не на корблях ли, поставленных «на колёса»? - входят в бухту Золотой Рог и осаждают Константинополь, опустошая его окрестности. Русы грабят монастыри на Принцевых островах. Они убивают 22 слуг бывшего патриарха Игнатия, заключенного в одном из монастырей острова Теревинта, но не трогают его самого. 25 июня русы внезапно для византийцев уходят от Константинополя и «с несметным богатством» возвращаются домой.
Синхронно поступает вторая волна восточного серебра в Бирку. Именно восточного, что заставляет предположить: налёт на Константинополь был осуществлён не без благословения Хазарии, с которой русы – кто бы они ни были – до того восстановили мир и право на транзит.
После 860 года киевский князь Аскольд ведёт не очень удачную войну с печенегами. В Киеве –

- голод и плач великий.

К этому примыкают свидетельства 864 года о начавшемся по востоку Европы страшном голоде.
В этом же году - клад под Новгородом.
И в 865 году на Руси продолжается голодный мор. В Ладоге начинается усобица, что совершенно естественно в условиях голода. Происходит пожар (около 865 года), археологически идентифицируемый с гражданской войной. Тогда же гибель Любшинской крепости. Нападающие – кто-то из «своих», не «варяги из заморья». Ибо на месте событий остались не скандинавские наконечники стрел.
Похоже, вот это и есть те времена, которые описываются в легенеде о призвании варягов, ибо именно тогда и есть смысл сначала выгонять их, а затем приглашать от имени и по поручению испуганной племенной верхушки. Или племенных верхушек.
Возможно, впрочем, что никакого соглашения «верхов» не было (или оно было сорвано), а попросту кто-то – может быть, и славяне - обратился к норманнам за помощью в борьбе с соседями.
В то же время история подсказывает: какое-либо призвание внешней военной силы может случиться лишь только и лишь в результате того, что местный аппарат государственного насилия и принуждения отказал. Почему как довольно низкую можно оценить вероятность указанных в летописях межнациональных столкновений: потому как в таких столкновениях подобный аппарат только организуется, укрепляется и оттачивается - лишь, правда, на более низком, чем наднационально-государственный, уровне - национально-государственном. Что, например, прекрасно иллюстрирует вообще история распада СССР. Если бы кривичи, чудь, словене и прочие действительно дрались друг с другом - то не было бы нужды во внешней силе: каждое племя с удовольствием отвоевало бы себе собственную землю, вырезав соседей, и не нуждалось ни в какой форме нового с ними объединения. Но войска Рюрика сыграли роль 20-й Красной Армии в Закавказье в 1920-1921 годах, когда после армяно-азербайджанских войн и резней внешняя сила навязала им жизнь в рамках единого государства.
Следовательно, нам остается только два исторически-логичных варианта: либо Рюрик ворвался в истощенную голодом и гражданской войной землю самодеятельно, воспользовавшись слабостью и хаосом, - либо он был призван, чтобы утихомирить тех, кто представлял одинаковую опасность для всех тамошних племен. Такой опасностью подсказывает история, могли быть опять-таки два варианта - сугубая внешняя угроза, одинаково страшная всем племенам без национального различия, либо интернациональное восстание податного сословия.
Внешняя угроза в этом случае анализируется как не очень страшная. Во всяком случае, вряд ли возможная месть Эйрика или очередной набег викингов могли настолько напугать старейшин племен, что они добровольно готовы были отказаться от собственной власти и передать ее даже не одному из своих - а чужаку с неизвестными намерениями, но с хорошо известной вооруженной силой, которую тот мог применять полностью произвольно.
То есть от внешнего врага едва ли умно защищаться, призывая другого внешнего врага. Тем более - такого же викинга, который к тому же с тем же Эйриком всегда мог бы сговориться. Совместно повоевать и пограбить славян ведь куда безопаснее - и главное, умнее! - чем ради их спокойствия резать друг друга.
Таким образом, если призвание было, остается исторически осмысленным только один вариант - варягов призвали правящие слои, когда обнаружилось, что их контроль над государством утерян и вот-вот будет утеряна сама жизнь.
Если же призвания не было, а был захват, то следует признать его бескровность. Возможно, после голода и гражданской войны никто уже с варягами драться и не мог, и не хотел. Лишь позднее, окрепнув, местные лидеры могли захотеть сбросить власть Рюрика.
В 865 году киевский князь (Аскольд?) шлёт в Константинополь посольство и просит прислать епископа для крещения Руси. На Русь отправляется митрополит Михаил с 6 епископами. Константин и Мефодий шлют из Моравии на Русь проповедника Наврока. Митрополит Михаил появляется сначала в Артании, где демонстрирует чудо: брошенное в огонь евангелие оказывается нетленным. Осуществив там крещение, Михаил направляется в Киев. Аскольд, его дружина и киевляне принимают крещение в водах Днепра. Аскольд уничтожает капища Дажьбога и Велеса и выдает новоиспеченной митрополии уставную грамоту.
В 866 году страшный натиск на северо-западе. Викинги берут в Англии Йорк, Лондон, Рочестер и другие города, сильно все разорили.
На другом конце географии русы в том же году участвуют на стороне Византии в войне с Болгарией. В Болгарии продолжается голод.
В конце войны с болгарами гибнет сын Аскольда. Но побеждённая Болгария принимает крещение.
Первопричиной же событий стало то, что Византия не соглашалась на автономию болгарской церкви. Поэтому, когда, с точки зрения хана Бориса, византийские власти обманули его, он направил посланников в Рим с просьбой к папе Николаю, чтобы тот прислал в Болгарию епископа и священников (август 866 года). Борис также обратился к королю Людовику Немецкому с просьбой оказать содействие в этом деле, пользуясь влиянием короля на папу.
Из Рима на Русь приходит послы, которых Аскольд принимает с честью и шлет в Рим ответное посольство. В 867 году патриарх Фотий, узнав о римском посольстве на Русь, шлет Аскольду и митрополиту Михаилу послание, в котором объясняет, почему «вера римская не добра», и предостерегает от дальнейших связей с римским папой.
Митрополит Михаил с «Фотиевыми епископами» объезжает подвластные Аскольду земли и проводит крещение местного населения, проявляя, «егда время требоваше», свирепость.


Всё это время русы совершают на судах нападения на Абесгун, на юго-востоке Каспия.
Арабы чётко отделяют русов от славян по всем этнографическим показателям - занятия, жилища, погребальные обычаи (сожжение в ладье, погребение в камерной могиле - скандинавские обычаи), одежда. Русы одеты в короткие куртки или кафтаны с золотыми пуговицами, шаровары до колен, гетры, золотые браслеты, постоянно вооружены франкскими мечами и секирами. Их женщины носят скорлупообразные фибулы и мониста.
В 870-е годы заметно расширяется торговля Киева.
При этом южная Русь осталась независимой. Судя по всему, к этому времени её отношения с Хазарией стабилизировались. Хазары отстояли свой контроль над вятичами, северянами, радимичами (и позднее подвергаемыми «освобождению» киевскими князьями). Дир и (возможно, его сын) Аскольд удерживают власть в Киеве. Смоленские кривичи и варяги независимы от обоих центров, как это отражает и летопись (правда, приписывая это позднейшим временам).
Итак, «призвание», если учесть все факты и свидетельства, могло выглядеть так.
Русы ходят на Константинополь. Это едва ли проявление силы. Просто для них оказались запертыми ворота на Восток. Добычу осталось брать только в Царьграде. Это, кстати, может быть и следствием какого-то договора с Хазарией. Точнее, обязано быть следствием - иначе кто отважился бы оставлять Киев без защиты, проходить пороги, оставить себя без тмутороканского тыла и азовско-днепровского шляха? Опыт Святослава показал, как все это важно было и сто лет спустя.
Возможно, что именно во исполнение этого договора в -
860 году - русское войско осаждает Константинополь. Однако результатом стало примирение русов с греками, из-за чего, с одной стороны, на Киев нападают печенеги - скорее всего, по заказу Хазарии, - а с другой, русы попросили их крестить. При этом важно, что призыв пришел «из Хазарии», по мнению греков, - но от самостоятельного князя, коих в иудаистской Хазарии не было. Следовательно, речь идёт также о том, что в ходе предшествующих событий русы получили под контроль Тмутаракань. Не случайно Константин проповедует среди русов и алан, живущих на берегу большой реки - судя по нынешней дислокации тех и других, речь идет о Кубани.
Во исполнение этого союза русы в -
863 году - совершают набег на хазар. Хотя, быть может, и на печенегов.
Тем временем на всей Руси ширится голод. Но если южных русов он убеждает все более настойчиво христианизироваться, то северных славян заставляет искать выход в антиваряжском восстании. Отчего оно было направлено именно против варягов, неясно, но скорее всего поводом, как обычно, послужила какая-нибудь мелочь: «заморские» варяги обидели женщину, или хазары не пропустили груз с серебром, и находники решили увеличить дань, или просто в связи с голодом перестало хватать денег, шедших ранее на дань, а варяги решили потребовать. Это - в области предположений. Факт, что в -
864 году - варягов погнали, задев, возможно, по пути и местных, не «заморских» скандинавов.
Однако голод от этого не кончается, и следующий логический шаг - начинать разграблять и крушить своих богатых. То есть возникает что-то вроде октябрьской революции - и у богатых тоже нет верных им войск. На это вполне может накладываться и национальная вражда с требованиями о суверенитете - как в 1917 году и в 1991-м. В итоге к -
865 году - мятеж достигает уже опасной величины. И в -
866 году - верхушка предпочитает позвать себе на защиту иностранные войска, сознательно идя на оккупацию родины. Хотя персонально она, возможно, и верила в действенность на верное заключённого договора, что наёмники, выполнив задачу, уйдут - но в условиях мятежа и разрухи она не обладала достаточной силой и авторитетом, чтобы при нужде настоять на своем.
Поэтому, когда в -
867 году - прибывает варяжское карательное войско, очень скоро оказывается, что его предводитель и берет в руки все властные полномочия.

Существует и иная версия Сказания, согласно которой Рюрик вокняжился не в Ладоге, а в Новгороде. Эта версия, как доказал А.Г.Кузьмин, не оригинальна и возникла, вероятно, в начале XIII в., под влиянием амбиций новгородского старейшинства по сравнению с Ладогой и являлась переработкой первоначальной записи. Во времена славяно-финско-норманских переговоров о власти Новгород, если он и был основан, то… по своему развитию и притягательности еще не мог конкурировать с Ладогой. Действительно, зафиксированный в настоящее время древнейший слой Новгорода относится к 920—930 гг., а предшествующее Новгороду Рюриково городище, как показал Е.Н.Носов, существовало в середине IX в., а возникло, видимо, несколько раньше.

Затем на протяжении ближайших лет происходит взятие под контроль городов на транзитных путях - Белоозера, Ростова, Мурома, Изборска.

Если следовать ладожской версии Сказания, то Рюрик спустя два года после своего вокняжения переменил резиденцию. «И пришед к Ильмерю, и сруби город над Волховом, и прозваша и Новгород». Разыскания специалистов о происхождении ильменской столицы славен цитированному сообщению не противоречат.

Наверняка были попытки взять и Смоленск. Но тот либо остался нейтральным - кривичи, сидящие на таком «хлебном» месте как волок из трех главных рек, должны были неизбежно объявить о своем суверенитете - либо вовсе захваченными (или взятыми под защиту) Киевом. Поэтому неизбежна была война на смоленском пограничье, отчего в такой рост пошли Ростов и Муром - рюрикова русь нашла себе обходные волоки не через Смоленск, а через Оку-Москву-Клязьму и т.д.
В свою очередь, Рюрик вполне контролировал ладожский путь и вполне мог контролировать двинский. В итоге аскольдовы русы могли торговать с Хазарией и Византией, но не могли осуществлять вывоз капитала. К тому же в торговле с Хазарией они неизбежно сталкивались с рюриковыми русами, которые проблем с вывозом серебра не имели, из-за чего с -
870 года - замечается стабильно высокий приток серебра в Скандинавию. Ещё бы - все это время русы совершали постоянные набеги на Абесгун (т.е. неизбежно в союзе с хазарами - которые их пропускали - против арабов). Одновременно расширялась и торговля Киева, но археологически в ней практически не просматриваются скандинавские элементы.
Таким образом, две Руси категорически расходились по ориентации на великие державы. Причем Киев все больше «огречневал», а Ладога – «охазаривалась». Отголоски этого раскола мы видим и позже - даже в различиях между киевскими и новгородскими летописями, а также во внутренней дискуссии с Севером в ПВЛ. К тому же Русь еще долго воевала по расходящимся направлениям - пока одни бились с греками, другие шли на Каспий.
Кроме того, не исключаются и религиозные противоречия - Аскольд был христианин, а его осаждал язычник.
На этот вызов Аскольд ответил в -
873 году - нападением на Полоцк. Он просто хотел очистить себе путь на Балтику к Скандинавии. Судя по всему, однако, Полоцк устоял.
Надо полагать, что дело не ограничивалось только военными столкновениями. Была и разведка, и подрывная деятельность. К тому же славянская верхушка, пригласившая Рюрика в качестве наемника, наверняка была недовольна его полновластием. Логично, что в -
875 году - в Ладоге или уже во всей этой северной земле поднимается восстание. Однако оно кончается неудачей. Вполне можно привязать к этому прибытие вспомогательной дружины во главе с Оддом-Олегом, но это не непременно.
882 год - Рюрик умирает, и власть на севере захватывает Одд-Олег.

Tags: Откуда взялись русские
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments