Конференция по 200-летию открытия Антарктиды русскими моряками

Двухсотлетие открытия Антарктиды русскими моряками – это уже совсем скоро. Целый новый континент открыла 28 января 1820 года экспедиция под руководством капитана 2 ранга Фаддея Беллинсгаузена и лейтенанта Михаила Лазарева на кораблях «Восток» и «Мирный». И ровно 200 лет спустя Общероссийское движение поддержки флота (ДПФ) проводит всероссийскую конференцию по теме истории и современности Антарктиды.
Темы для обсуждения, несмотря на юбилейно-исторический контекст, самые злободневные: начиная от попыток переписать историю, «назначив» первооткрывателем материка никому не известного американского рыбака, и заканчивая усиливающимися за рубежом требованиями поделить Антарктиду «по справедливости», несмотря на бесспорный приоритет России в этом вопросе по праву первооткрывателя. Кроме того, всё больше внимания различных держав привлекают до сих пор практически нетронутые природные ресурсы региона, его растущее военно-стратегическое значение. Всё это приводит к нарастающему напряжению вокруг Антарктиды.
Обсуждение и осмысление этих и связанных с ними проблем и тенденций и станет основным содержанием конференции, которую ДПФ проводит во взаимодействии с Федеральным агентством морского и речного транспорта и Российским историческим обществом (РИО). В работе форума примут участие известные полярники, моряки, учёные, общественные деятели, предприниматели, представители творческих объединений, писатели, журналисты.
Конференция пройдёт 28 января в актовом зале Московской государственной академии водного транспорта по адресу: г. Москва, Новоданиловская наб., д. 2, к. 1 (метро «Тульская»). Начало в 1000, регистрация участников с 0900.
Для контактов и справок: тел. 8-499-795-76-39, 8-499-254-40-55, эл. пчт: dpf@rambler.ru.

В память... Лёша Смирнов

Листья падают
лицами
в грязь,
Зарываются в землю
и плачут,
Просто листья не могут
иначе,
Потому что их жизнь
не сбылась.
Отрывает их ветер
и вновь
разбивает, калечит и кружит
в леденящей сжигающей
стуже,
Превращая их в бурую
кровь.
А холодные черные ветки
поднимают глаза к небосклону.
Что им эти осенние стоны...
Им такие картины не редки.
Листья падают
птицами
в снег
И вмерзают в бугристые лужи.
Каждый брошен
и каждый не нужен,
оборвавший стремительный
бег.
И в последней агонии веток
обрываются, падают ниц.
И лежит на камнях
недопетая
Эта боль
перекошенных
лиц...

о водочке

Сергей Мамонтов воевал на Гражданской в Дроздовской дивизии и оставил отличные мемуары "Походы и кони":

«Мы углублялись все дальше в красный тыл. Перед нами был г. Славянск. Бои приняли затяжной характер, но Славянск был все же взят, и это благодаря нюху нашего пулеметчика, поручика Андиона. Он неожиданно исчез и вдруг появился на шикарной тройке белых лошадей. В пулеметном тарантасе было несколько ящиков с бутылками водки.

- Мой нюх меня не обманул. Там громадные склады спирта, но красные рядом!

Мы вытаращили глаза. Новость распространилась молниеносно. Казаки атаковали как львы и захватили город и склады. Мы выбросили все вещи, кроме патронов и снарядов, и погрузили ящики водки везде, где только возможно. Я был вызван к полковнику Шапиловскому.

- Генералу Топоркову нужен офицер, который не пьян и прилично выглядит.

По моем прибытии Топорков велел:

- Штаб армии находится в Горловке. Красные как будто отошли и путь свободен. Я просил дать патронов и снарядов. Возьмите паровоз, несколько вагонов и отправляйтесь.

Я сдал лошадь и карабин, взял с собой непьющего казака-старовера, 2 ящика водки и двинулся на вокзал.

- Хочу ехать через 20 минут!

Машинист, явный большевик, не удостоил меня даже ответом.

- А это? — я показал 2 бутылки водки.

Он побежал бегом. От враждебности ничего не осталось. Мы отправились. Я все больше братался с машинистом и кочегаром. Выпить пришлось много. В Горловку прибыли в 2 часа ночи. Я отправился в штаб.

- Мы взяли Славянск. Нужны патроны и снаряды.

- Я слышал, что…

- Так точно, Ваше превосходительство!

Я побежал в свой вагон и принес 4 бутылки (все же генерал!).

- Вы получите 100 тысяч патронов и 100 снарядов. Скажите генералу Топоркову, что мы будем высылать все необходимое.

…Под вечер следующего дня мы нашли дивизию. Я явился к генералу Топоркову, отрапортовал, сдал пакет.

- Вы быстро выполнили поручение!

- С водкой возможно даже невозможное, Ваше превосходительство!

Он налил мне стакан.

- Что я могу сделать для вас?

- Дайте, Ваше превосходительство, мне огурец на закуску…

По возвращении я доложил полковнику Шапиловскому:

- Простите, господин полковник, что не рапортую, но меня напоил генерал Топорков и я встать не могу. Но зато привез патроны и снаряды. Пошлите кого-нибудь потрезвее принять их и отпустить подводчиков»…