Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Из старого

ПРОГНОЗ С ОДИННАДЦАТОГО УРОВНЯ



- Я знаю, каким будет новый год. Он будет хорошим.

Так сказал человек, которому я верю.

Конечно, еще не факт, что ему должны так же верить другие. Но дело в том, что он не раз предсказывал события моей жизни с точностью невероятной. А поскольку Сергей Владиленович Кириенко в один миг превратил меня из обеспеченного человека в бедняка, который еще проедает старые заработки, но уже не имеет новых, - я и попросил дать мне... Не знаю даже что - то ли надежду, то ли совет... То ли диагноз, после которого останется плюнуть на все и податься в политики.

Странную свою способность друг мой приобрел Одновременно и загадочно, и обыденно. Двинутый когда-то безденежьем и жаждой приключений на карабахскую войну - войны для советских юношей тогда еще казались приключением, - он где-то под Мардакертом попал со своей ротой под обстрел. Осколок танкового снаряда пробил каску, как лопух, и проломил череп. Как уж парня сначала вытащили с поля боя, а потом - в госпитале – с того света, он, естественно, не знает и сейчас. Но очнувшись, залечив дырку в голове и получив деньги за тяжесть ранения, он вдруг поймал себя на том, что слышит "голоса". Ну вот как Жанна д`Арк или пациенты соответствующих клиник.

Он и три месяца в "Ганнушкина", как до сих пор называет свою первую психиатрическую больницу, отлежал, и лекарства тормозящие принимал, и в алкоголь было погрузился - "голоса" все чего-то шептали. И однажды, находясь в том прозрачном - и призрачном - состоянии, который дает "полировка" день на четвертый, этот уже похоронивший себя человек решил вычленить какой-то смысл в нашептываниях "голосов".

Работа была мучительная, рассказал он мне в минуту откровенности. Оказалось, "голосов" этих много, и "шепчут" они разные вещи, перебивая друг друга и словно не слыша друг друга. К тому же они никак не замечали существования в этом черепе человеческой личности, а обсуждали что-то свое и почти всегда непонятное - словно сами формы их мыслей были совсем иными, не людскими. Друг мой словно оказался внутри приемника, где одновременно принимались десятки станций, причем все на иностранных языках.

Тогда с тем же упрямством, с каким он отстреливался когда-то в Карабахе, бывший романтик-наемник начал биться за постижение смысла чужих мыслеобразов в собственном мозгу.

Пытался послушничать в православном монастыре, но там все оценили однозначно: "бесовщина". И боясь, по мнению моего друга, видимо, что он повторит то же, что сотворил у них прежде сатанист, зарезавший монахов, сдали его в милицию. В милиции слушали и били, били и слушали, потом убедились, что он - не сатанист, отправили в очередной раз в психушку.

Затем была самодеятельная схима в брянском лесу. Но и отшельничество мало помогло. Одно лишь он уловил в тишине глухого бора, пока его и оттуда не утащили в милицию - не любят у нас странных людей, - что "голоса", бывает, становятся возбужденными, словно волна ударяет в скалу. Лишь вернувшись домой, мой друг узнал о сахалинском землетрясении и понял, что есть какая-то связь между этой трагедией и реакцией "голосов". Был сделан первый шаг к контакту.

Помогли ему... гималайские монахи.

Когда в своих поисках взаимопонимания с собственным мозгом-радиоприемником мой друг обратился на еще один традиционный путь - йога, медитация, дзэн-буддизм, - словно бы толчок однажды поднял его в дорогу на Тибет.

О, это был странный путь, настоящий киношный сценарий - хоть сам он описывал его скучно, словно бы не находил в нем ничего особенного. Не имея даже загранпаспорта, он по знакомым когда-то горам перебрался в обезлюдевшие после карабахской войны "буферные" районы Азербайджана. Ему повезло не наткнуться на армянские патрули, он не утонул в Араксе, его не подстрелили иранские пограничники.

По Ирану странный этот паломник двигался с дальнобойщиками, автостопом. Кое-кто из шоферов, ездя через Азербайджан и Россию, немного знал по-русски, и вскоре его историю стали передавать вместе с ним из кабины в кабину. Оборвавшийся, обросший, похудевший, он был похож на дервиша, бродячего проповедника, и даже когда уже не мог объясняться со все новыми водителями, веротерпимые мусульмане, мечтая о своем собственном путешествии в Мекку, помогали моему другу совершать его невероятный хадж.

Лишь на пакистанской границе его остановила пограничная стража. Но дервишей на Востоке уважают даже власти, и шофер что-то уважительное про него рассказал. В общем, поставили ему в обычный паспорт - там, где штампик прописки - визу сначала иранскую, потом и пакистанскую. Его даже не допрашивали серьезно. Да и что он мог ответить, со своим школьным английским на их полицейский английский? Он провел с полицейскими ночь, рассказывая им про людей, живущих на очень лохматых в этой пакистанской пустыне звездах. Понимали его через пень-колоду, но все сошлись на всемогуществе Аллаха и расстались удовлетворенные друг другом.

Через Пакистан он ехал на перекладных. То на японском микроавтобусе, с прилаженной на его крыше "палубой" для пассажиров, то на ослиной повозке, густо усиженной людьми, то даже на откуда-то взявшемся здесь советском "МАЗе" с пробоиной от 12-миллиметрового патрона на лобовом стекле. С него иногда просили денег, но в основном сажали бесплатно, вновь видя в нем дервиша, хоть он и не скрывал, что он - "руси".

Его даже научили заматывать чалму, и, хотя один солдат, вдруг озлившись отчего-то, потребовал ее снять, клацнув затвором автомата, друг мой чаще всего в ней и ехал. Ему было все равно, какому богу молиться, а чалма спасала от пыли и от ударов, когда очередное средство передвижения подбрасывало на очередном ухабе.

Про индийские его приключения рассказывать долго. К тому же здесь паломник совсем впал в некое сомнамбулическое состояние - видно, эта долгая дорога уже отбила у него способность всматриваться в окружающее. Правда, месяца на три он устроился подработать в городе Рампуре, в какой-то местной харчевне, где туалет от кухни отделялся занавеской; и это было хорошо и солидно, потому что в большинстве тамошних заведений "санузлов" не было вовсе. К йогам его, естественно, не пустили, а индуизм местный он сам нашел чересчур неглубоким - и все стремился в Тибет. Над ним смеялись, говоря, что Тибет - это за Гималаями, которые он не пройдет, и китайской границей, которую он не пройдет тоже; и что добираться в Тибет надо было через Китай, чего, впрочем, сделать нельзя, потому что Китай - страна-оккупант, и в Тибет вообще никого не пускает; и что раз уж он так далеко забрался, ему надо идти в Непал.

Но в Непал его тоже не пустили - оказалось, строгая страна. Или ее альпинисты слишком разбаловали.

Одним словом, в Индии он провел полгода, изучил уже и язык, пока, наконец, не нашел себе знакомых-буддистов, которые ему поверили и помогли перебраться в Бутан. Там снова бродяжил, пока не нашел тот монастырь, где его захотели выслушать. Это был, конечно, не Тибет, но здесь можно было, наконец, остановиться - среди гор, тишины и неба...

Про монастырь он не рассказывал ничего. Сказал только, что прежнее путешествие было лишь началом познания 11 ступеней кармалоки, где действует карма, и оно было необходимо, чтобы подготовиться к настоящему путешествию по 16 уровням бытия в рупалоке, чтобы в арупалоке соединиться с космическим телом Будды.

Удалось это сделать или нет, я так и не узнал, но главное, что мой друг научился там как-то сосредотачиваться и вникать в смысл того, что "голоса" шептали у него в голове. Это, по его словам, обитатели какой-то из высших ступеней кармалоки, которая, в свою очередь, является низшей частью из 31сфер бытия. В общем, на грани перехода от божеств к воображающей саму себя Вселенной.

Пусть меня простят, если я что путаю, - факт, что вернувшись (тут было просто, на самолете, надо было только пережить бешенство российских консульских работников при виде бродяги с усеянным чужими визами советским внутренним паспортом), мой друг стал предсказывать. Он как-то научился вычленять из этой 11-ой сферы бытия нужные для себя данные.

Это тяжелая работа, это медитация, которой я еще не видел, едва ли не с остановкой дыхания - потому, может быть, он делает свои предсказания крайне редко. И бесплатно, не пытаясь устроить что-то вроде этих многочисленных шарлатанских "салонов". Собственно, ему, кажется, вообще не нужно ничего материального - он и так богат своими путешествиями по Вселенной, а в этом мире лишь поддерживает свое существование, довольствуясь скромной пенсией-зарплатой консультанта в фирме бывшего своего однокурсника. Впрочем, возможно, консультации моего друга как-то связаны и с его нирваной - ибо дела у фирмы идут неплохо, несмотря на Кириенко и реструктуризацию долгов по ГКО.

Вот такая предыстория. "История" гораздо короче. Когда я попросил рассказать о моем - неотделимом от страны - будущем, то ответ получил обнадеживающий. Эти бесплотные духи 11-ой сферы видят наш новый год хорошим. Точнее, они не видят в нем катастроф. И если все пересказать в наших нынешних понятиях и терминах, то 1999 год будет вот каким.

Не будет войны - ни гражданской, ни внешней. Но будет устрожение внутреннего режима. Будут определенные вызовы со стороны организованной преступности и экстремистских организаций, на которые последует реакция через ужесточение законодательства. Будут вестись преследования нарушителей законов за границей.

Цены будут расти, но поприжатые новой жесткостью законодательства и новой, вынужденной поисками средств, жесткостью властей олигархи и часто слипшиеся с ними криминальные лидеры постепенно начнут возвращать часть капиталов в страну. Начнет реально расти отечественное производство, но не будет прежнего товарного изобилия. Однако к тому времени развернется посреднический бизнес на не заграничных, а отечественных товарах - нынешний системный кризис будет преодолен, и в экономику нужно будет только забросить средства, в качестве и бензина, и смазки. Поскольку заемных средств практически не будет, то экономику будут смазывать посредством инфляции.

Таким образом, материально станет жить труднее, но у большинства людей появятся перспективы и на работу, и на небольшие, но заработки, и на определенную стабильность.

В политике же произойдет смена руководства страны. Дискредитировавшие себя либеральные идеи не будут одобрены избирателями, и главной идеей нового состава Думы будет деловое и предприимчивое государственничество. Правда, по краям политического спектра российского парламента появится немало экстремистов, но они будут только оттенять идеи построения мощного, самостоятельного, неполитизированного государства, которые будут разделяться решающим большинством законодателей. По сути, будет строиться социализм, с концессиями государства на частное управление и частное владение долей продукции крупных предприятий, и с мелким капитализмом на малом и частном уровне.

(Еще раз прошу прощения за этот язык - но все-таки друг мой политикой не интересуется, духи его - тем более, а адекватный перевод, как говорится, тем и адекватен, что дается в адекватных понятиях).

Соответственно этой идее будет работать правительство. Будут взяты под контроль государства крупные предприятия, будут жестоко контролироваться их финансовые потоки, будут нередко неэкономическими методами подавляться беспорядки в экономике, крупной организованной преступности негласно предложат очистить от своего контроля крупное производство (или легализоваться в нем после выплаты налогов) и сосредоточиться на традиционной сфере приложения сил.

Политическая судьба президента в это изменение режима тоже вписывается. Умрет он физически или нет - это на 11-ом уровне, где понятия смерти нет, все равно. Но в любом случае его - или другого - власть будет соответствовать общему направлению развития страны. "Кто им будет, я не знаю, - невнятно сказал прорицатель, - но решать основные вопросы по-старому он уже не сможет".

Мы окончательно раздружимся с Америкой, но будем сближаться с Китаем, Индией и другими "незападными" странами.

В 1999 году найдут лекарство против СПИДа, но будут долго убеждаться, что нашли. И убедятся, что не нашли.

Клинтона от власти не отстранят - будет импичмент, но он в отставку не подаст, а сенат не наберет нужного числа голосов. В марте в Москве будут беспорядки, но стрельбы не будет. Где-то в августе от Югославии оторвут Косово - на автономию или совсем. Чечня будет бузить на границах – не только грабежом и вымогательством, но и посерьезнее.

И все равно - главное, что в 2000 года Россия войдет лучше, чем в 1999-й. Гарантированно.

- А ты будь спокоен, - посоветовал под конец мой друг. - Эту статью не напечатают. Потому что сочтут слишком длинным рассказ про мои проделки.



Ноябрь 1998

Александр Пересвет


(Заметки на полях. Вот сейчас перечитываю - а это была статья, подготовленная для новогоднего выпуска "Огонька" 1998 года - и поаражаюсь, как все точно было угадано! И президент сменился, хотя не умер. И государство начало возвращать себе крупные предприятия. И лекарство от СПИДа было громко найдено армянами - и тихо умерло пару лет спустя. И Косово оторвали.
И статью не напечатали. Сказали, что достаточно одного прогноза и краткой характеристики прорицателя. Но я не хотел убирать рассказ о такой замечательной судьбе.
А из "Огонька" я ушел.)
Tags: Непознанное
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments