Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Заметка для журнала: "Миф о свидомых... полянах"

По сути, не вошедший в книгу "Русские - не славяне?" отрывок из прежней работы. Частично поправленный. Мнениям-поправкам буду благодарен. В частности, смущает двусмысленность названия (поляне - поляны), но мой извращённый работой в редакциях ум видит в этом также и парадоксальную завлекуху. Но, возможно, он в этом ошибается?

Миф о свидомых... полянах

Поляне - это не поляны, если кто вдруг так понял название этой статьи. Поляне - это такое славянское племя времён формирования древнерусского государства, которых многие записывают даже и в прародители Руси. Например, один из значительнейших исследователей этой темы А.Г.Кузьмин так и писал: 

Поляне выступили инициаторами создания второго союза восточнославянских племён на среднем Днепре. Легенда, записанная в «Повести временных лет», рассказывает о полянском князе Кие, основателе Киева (по одной из версий, приблизительно 5-ый век н.э.). Поляне первые среди восточных славян стали использовать название «Русь».

Понятно, что легло в основу этого и подобных построений. Ещё первый летописец наш в «Повести временных лет» именно полян вывел как «мужей смысленных», от которых, собственно, Русь и «стала есть»:

…а были те мужи мудры и смыслены, и назывались они полянами, от них поляне и доныне в Киеве…

Далее там про передовую мораль полян, потому что те перед снохами великую стыдливость имеют, а затем передаётся такой эпизод:

И наидоша я козаре, сѣдящая в лѣсѣхъ на горах, и ркоша козарѣ: «Платите намъ дань». Здумавше же поляне и вдаша от дыма мечь. И несоша козарѣ къ князю своему и къ старѣйшинамъ своим и рѣша имъ: «Се, налѣзохомъ дань нову». Они же рѣша имъ: «Откуду?», Они же рѣша имъ: «В лѣсѣ на горах, над рѣкою Днѣпрьскою». Они же ркоша: «Что суть вдалѣ?» Они же показаша мечь. И рѣша старцѣ козарьстии: «Не добра дань, княже! Мы доискахомся оружьемь одиноя страны, рѣкше саблями, а сихъ оружье обоюду остро, рекше мечи. Си имуть имати и на нас дань и на инѣхъ странахъ». Се же събысться все…

Не круто ли? Хазары от Камы до Днепра всё контролируют, с самой Византией воюют, арабов за Кавказ отбросили. А тут некие старцы из леса показывают им меч (хотя, впрочем, неизвестно, что они могли показать – не знает археология полянских мечей…) – и хазары немедленно сморщиваются, как лопнувший воздушный шарик.
Нет, таких героев – только в родоначальники земли Русской!
Что постоянно и делается. В смысле – множество народу чуть ли не наперегонки именно полян записывают в «отцы» Земли Русской. Даже больше. В среде энтузиастов гипотезы славянского генезиса Руси часто встречаются заявления, что-де об этом народе слышали даже в Сирии, где было записано его имя hros. И дальше – обычный набор из мантр про народ «Рош», которым пугали пророки, про гигантских великанов, про героев штурма Константинополя и проч. И всё - поляне… Точнее, русы. Ибо поляне – русы и есть. У них рядом речка есть, Рось называется. И город у них – Киев. А город Киев, как известно, столица Руси. Значит, кто Русь создал?
Между тем, знаменитая «легенда о князе Кие», из которой, в частности, черпают свой энтузиазм авторы подобных построений, вообще-то на удивление коротка для столь глобальных выводов:

Инии же, не вѣдуще, ркоша, яко Кий есть перевозникъ бысть, у Киева бо перевозъ бяше тогда съ оноя страны Днепра, тѣмь глаголаху: «На перевозъ на Киевъ». Аще бо былъ перевозникъ Кый, то не бы ходилъ къ Цесарюграду. Но сий Кий княжаше в роду своем, и приходившю ему къ цесарю — не свѣмы, но токмо о сѣмъ вѣмы, якоже сказають: яко велику честь приялъ есть от цесаря, которого не вѣмъ и при котором приходи цесари. Идущю же ему опять, приде къ Дунаеви, и възлюби мѣсто, и сруби городокъ малъ, и хотяше сѣсти с родомъ своимъ, и не даша ему близъ живущии; еже и донынѣ нарѣчють дунайци городище Киевѣць. Киеви же пришедшю въ свой городъ Киевъ, ту и сконча животъ свой, и брата его — Щекъ и Хоривъ, и сестра ихъ Лыбѣдь ту скончашася.

И что? При чём тут будущая Русь?
А ни при чём! Речь о седой старине, которая, как следует из этого же рассказа, не имела отношения ко времени возникновения Древней Руси.
А к какому имела? Для ответа на вопрос попробуем дополнить эту смутную повесть данными истории и археологии.
Киевляне-поляне археологически – часть той культуры, что нам известная под именем пражско-корчакской. Её далёкая восточная окраина. Тем не менее это как часть праго-корчакцев – и часть славян в «узком» смысле, славян, которые описаны в современных византийских и других источниках как враги Империи, попившие ей немало крови. То есть и жители восточной окраины пражско-корчакского ареала вполне могли участвовать в славянских разбоях в Византии.
Не родом, конечно, могли участвовать, где Кий "княжаще" - какой уж там род против Длинных-то стен? Но в составе большого войска – отчего бы и нет?
Когда это могло быть?
У нас есть несколько свидетельств на этот счёт:

502

Нападение славян на Византию.

С этим сообразуется клад монет времён императора Анастасия I (498 – 518 гг.) в древнейшей части Киева (Замковая гора).

550-551

Славяно-византийская война, в результате которой первые заняли Фракию и Иллирик и даже захватили Длинные Стены (огороженный пригород Константинополя). Против них действует полководец Герман.

559

Нападение славян на Константинополь в союзе с гуннами-кутригурами.

С этим сообразуется находка византийских монет времён императора Юстиниана I (527 – 565 гг.) в районе той же Замковой горы.

585

Славяне ещё раз прорываются через Длинные Стены.

Тут соответствующих находок в Киеве нет.
Наконец, -

626, 29.6

Нападение аваров и их союзников «скифов-русов» - славян - на Царьград.

Этот эпизод известен как по старославянским источникам XV-XVII веков, так и по древней грузинской рукописи 1042 года «Осада Константинополя скифами, кои суть русские». Восходят эти документы к византийской повести, написанной в VII веке очевидцем и современником событий Феодором Синкеллом.
Вот как это выглядело.
29 июня 626 года к стенам Константинополя подступил с войском аварский каган. Долгое время – месяц - авары стояли вокруг города, то ли кого-то ожидая, то ли серьёзно готовясь к штурму. Скорее, первое: напротив города, в Халкедоне, стояла союзная персидская армия. Но не на чем было её перевезти. А потому ждали славян с лодками-однодеревками или, по-гречески, моноксилами.
Наконец, те подошли. Подошли своеобразно – перетащили лодьи волоком, ибо в Босфоре стоял византийский флот.
Затем, 3 августа, отцы-командиры аварские то ли отправили славян к азиатскому берегу за персами, то ли приказали им атаковать город с моря, пока основная армия лезла на стены с суши. Но ничего хорошего из этого не вышло: подошёл греческий флот и всех перетопил. Выживших и выплывших мареманов разозлённый каган приказал перебить. В назидание.
В каком из этих походов мог быть Кий, чтобы «велику честь приять от цесаря»?
Наверное, этого нам уже никогда не узнать. Как, впрочем, и того, не были ли те монетки – и ещё какая-то смутная керамика – простым продуктом простого торгового обмена. А не частью военной добычи. Можно лишь предположить, что после аварского афронта 626 года едва ли какой-нибудь подчинённый им славянин мог подумать о строительстве собственного городка на Дунае.
Мог ли он это попытаться сделать ранее – если участвовал в предыдущих походах? Почему нет? Как мы знаем, славяне тогда много земель и городов позахватывали. Вот только с чего бы Кию, даже в случае сопротивления «местных», в далёкий Киев возвращаться? Империя – вот она, лежит. Денег ты захватил достаточно, чтобы задуматься даже о строительстве собственного города. Какие-то переговоры провёл с самим императором. И после этого – обратно, в «лес и бор велик»? Ой, не верится…
Тем более, если знать ещё одну маленькую деталь.
Киева не было.
В искомое время. Княжеский центр, государственный пантеон, яркие находки – это всё было. Только сильно позже. А вплоть до Х века на месте будущей столицы существовало лишь несколько маленьких посёлочков. Даже не городского типа.
Исследователь киевских археологических памятников М.К.Каргер отмечает, что в соответствии с легендой о трёх братьях существовали на территории города несколько (не менее трёх) «самостоятельных поселений VIII-X вв.». Эти самостоятельные поселения лишь в конце X в. объединились в один город. И тогда-то это ещё тоже никак не тянет на столицу могучего союза племён:

Археологические наблюдения подтверждают представление о небольших размерах первоначального города. Об этом свидетельствуют остатки древнего рва поблизости от Десятинной церкви. Этот ров и предполагаемый земляной вал ограждали Киев VIII-IX вв.
В этом же районе были обнаружены плохо сохранившиеся землянки того же времени.

При этом эти поселения не имели ещё будущего прибрежного квартала - «Подола», и -

- рост города как центра торговли и ремесла целиком падает на позднейшее время и только начинается в IX-X вв.

То есть уже при русах, после захвата Киева князем Олегом.
Но, возразит информированный читатель, а как же известная раннесредневековая армянская «История Тарона», содержащая сказание о трёх братьях — Куаре, Мелтее и Хореане, основавших город в далекой стране Палуни?
Да, действительно у нас есть интересное свидетельство армянского автора Зеноба Глака, записанное не позднее VIII века (возможно, даже в VII в.):

И дал власть трём их сыновьям — Куару, Мелтею и Хорану. Куар построил город Куары, и назван он был Куарами по его имени, а Мелтей построил на поле том свой город и назвал его по имени Мелтей; а Хореан построил свой город в области Палуни и назвал его по имени Хореан. И по прошествии времен, посоветовавшись, Куар, и Мелтей, и Хореан поднялись на гору Каркея и нашли там прекрасное место с благорастворением воздуха, так как были там простор для охоты и прохлада, а также обилие травы и деревьев. И построили они там селение…

Очень похоже на запись в ПВЛ, не правда ли? Вот только, если быть объективным, ничего кроме некоторой похожести и не увидишь. Зато как задумаешься о возможности информационного обмена между Поднепровьем и Арменией в VII – VIII веках - даже по нынешним временам это как в Америку на лодочке сплавать, - то цена этой «похожести» немедленно упадёт до величины, близкой к нулю.
Кроме того, можно вспомнить по меньшей мере о десятке различных «Киевов», «Киевцев», «Кёвов», что разбросаны по Европе в местах расселения славян-«праго-корчакцев». В Польше, Болгарии, Венгрии. Почему бы той же дружине «Кия», что воевала Царьград, не занести на обратном пути на Днепр историю про Киев на Дунае – современный Кёве в Венгрии?
Но в целом это всё же деталь. Повторюсь: почему бы хорошему воину с Днепра не поучаствовать во главе своей дружины в штурме Царьграда? И неважно, как назывался его город. Это вопрос не главный.
Главный – в том, что нынешние историки вкупе с древним летописцем хотят внушить нам мысль о центральной, государствослагающей роли полян в генезисе Древней Руси.
А что - не так?
А не так.
Основополгающая роль? Хорошо. Примем версию про полян, от которых пошла Русская земля, в качестве гипотезы.
Но куда деть остальных – северян, радимичей, древлян, вятичей и десяток других племён? Точнее – куда они делись?
Их завоевали поляне? Вроде бы нет. Даже летопись до такого смелого утверждения не поднимается. Она говорит о «примучивших» всех вокруг русских князьях. Русских - не полянских. Ибо тождество русов и полян нуждается в твёрдых доказательствах, а таковых пока ещё никому представить не удалось. Разве что признать, что полянских лидеров звали Карл, Инегельд, Фарлоф и тому подобное.
Может быть, славянские племена добровольно пришли под руку полян? Ага! – разорванный меж берёзками киевский князь и спалённый в отместку древлянский город Искоростень являются крайне яркими примерами братской любви. Конечно, это были уже русы и русский князь, а до них такой союз мог и существовать, скажет вдумчивый оппонент. Ну, ежели эти суровые древлянские мужики сотворили такое с предводителем несомненно сильных русов, только что дважды ходивших на Царьград, - то с какой радости им идти под руку сидящих в традиционных славянских полуземлянках полян? Какие блага они там получат?
Может быть, повторимся, поляне и были этими русскими князьями? Нет. Тот же свидетель – летопись – утверждает, что поляне не были русскими князьями. Наоборот: именно русские князья к ним пришли и подняли их с полного ничтожества:

И бяста у него два мужа, не племени его, но боярина, и та испросистася къ Цесарюграду с родом своимъ. И поидоста по Дънепру, идуче мимо и узрѣста на горѣ городокъ. И въспрошаста, ркуще: «Чий се городъ?» Они же ркоша: «Была суть три братья — Кий, Щекъ, Хоривъ, иже сдѣлаша городъ сий, и изъгыбоша, а мы сѣдимъ род ихъ, и платимы дань козаром». Асколдъ же и Диръ остаста в городе семъ, и многы варягы съвокуписта и начаста владѣти польскою землею, Рюрику же княжящу в Новѣгородѣ.

Мы, конечно, можем, как некоторые наши историки и энтузиасты, не верить в этом вопросе летописи. Но поскольку это всё-таки «показания» одного и того же свидетеля, то надо уж определиться – либо мы ему верим, либо нет. А то часто получается: «здесь верю, а здесь – не хочу». Либо у нас от полян есть пошла русская земля – либо всё-таки некие русы пришли, захватили их город и избавили их от дани хазарам. То есть, в нынешних понятиях, взяли под собственный суверенный контроль.
Тогда встаёт другой вопрос. Возможно, славяне просто объединились в одно государство? Вот как северо-американские колонии Англии – собрались и проголосовали.
Но что-то среди деятелей той эпохи ничего не слышно об аналоге Джефферсона. А во-вторых, -
- что могло объединить жителей Ладоги и, условно, Кишинёва (а ведь этот "союз" именно такие территории должен был занимать)? Какие у них могли быть общие цели и интересы? Современные молдаване так захотели повоевать с эстонцами, что вошли в состав Ленинградской области? Тверичи так возмутились наглым поведением житомирчан, что всей областью присоединились к Киеву? А Владимирская область всем составом кинулась к батьке воевать за права белорусского молока на рынке Рязани?
Но если даже откинуть подобные сравнения (хотя в те времена жителей Ладоги от жителей тогот же Пересечена где-то в нынешней Южной Украине отделяла вообще целая Вселенная), то при самом серьёзном рассмотрении каково должно было быть политическое содержание этого союза? Ведь он всегда создаётся против кого-то. В некоторых случаях – даже против друг друга. Чтобы союзничеством обеспечить «непревращение» партнёра во врага.
С кем же воевали тогда славянские племена будущей Руси, чтобы хотеть такого союза? Ведь даже варягов ещё не было. Кроме тех случаев, когда славяне сами выжигают венедов, балтов или кривичей, - что-то ни о какой угрозе им, заставляющей объединиться в союз, археология не свидетельствует…
И, простите, коли уж предположить такое объединение - отчего на учредительный съезд не прибыли вятичи, которых пришлось ещё примучивать до Х века? А князь Владимир Мономах и в XII веке ещё считал достойным гордости поступком пешее путешествие сквозь их земли? Или вятичи не хотели добровольного объединения, раскольниками были? Тогда кто их покорил в конечном итоге? Поляне?
Итак, никакого способа создания государства, принятого в те – да и наши – века, поляне не демонстрируют. Ни завоевания, ни привлечения, ни объединения под своею эгидой.
Да и кто они такие были, чтобы на это претендовать?

 (окончание следует)
 


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments