Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Затерянные в истории. Война с людьми. Ведьма

На следующий день Гуся напросился на охоту. То есть что значит «напросился»? Увидел, как несколько мужчин куда-то собираются, осматривая свои копья и дротики, решительно встал и показал жестами, что идёт с ними. Вождь Кыр посмотрел на него с сомнением, что-то сказал Рогу, который топтался тут же рядом. Оба похрюкали. Это, видимо, обозначало у них смех. Обидчивый в подобных ситуациях Гуся насупился и выставил вперёд нижнюю челюсть. Но больше ничего сказано не было. Вождь мотнул головой, и охотники направились к выходу из пещеры.
Алинка хотела было пойти с ними, но вспомнила об Антоне, который по-прежнему недвижимо лежал на ложе из шкур в глубине пещеры. С утра уже та самая вчерашняя ворожея осмотрела его. Алина ждала со страхом, что та скажет. Она знала, что в старину много людей погибало не столько от тяжести ран, сколько от общей антисанитарии и отсутствия антибиотиков. Ибо самая пустячная царапина могла привести к заражению крови.
Но женщина не сказала ничего, а раны Антохины выглядели уже не столько жутко, как вчера. Их снова смазали, и на том мальчика оставили в покое.
Женщина лишь показала, закрыв и открыв глаза, что ожидает скорого прихода раненого в себя. И Алина решила ждать этого момента. Тем более, что надо будет Антошку накормить – он-то, в отличие от них, не ел ещё со времён динозавров. Сто миллионов лет, невольно улыбнулась про себя девочка…
Когда Сашка с мужчинами ушёл, Алина присела рядом с Антоном.
Взяла его руку в свои. Показалось, что та уже не такая горячая, как давеча. Да и дышит Антошка ровнее, не так уже часто, как раньше. Похоже, помогает зелье, что готовят тут местные знахарки.
Интересно как, подумалось девочке, а здесь их уже называют ведьмами? Ведь ведьма поначалу вовсе не «злое» слово было. От «ведать». «Знать», то есть. Те, кто знал травы, знал, как приготовить из них лекарство, знал, как вообще вылечить человека, становились среди своих соплеменников ведьмами. Ведающими. Вот только интересно, когда так развернулось к ним отношение?
Алина вздохнула. Она не знала. Помнила лишь, что уже в русских сказках ведьмы по лесам прятались, по избушкам на курьих ножках.
Здесь же та женщина, что помогла Антошке, явно пользовалась авторитетом. Она что-то втолковывала другим женщинам, руководя их работой над шкурами. Что именно делали женщины, Алина не очень понимала. То ли одежду шили – но иголок видно не было. То ли гладили большими камнями. То ли очищали от чего-то.
Сложный процесс. Надо будет разобраться, пока там Гуся гуляет.
Во всяком случае, видела Алина одно: непохожи были эти пещерные люди на тех, что изображали на картинках и в кино в их время. Там первобытные были завёрнуты в лохматые шкуры, ноги-руки голые, грязные все, некрасивые.
Здесь же было всё иначе. Во-первых, одежда. Вовсе не набедренные повязки из шкур. А довольно-таки неплохо выделанная кожа. Меховые вещи тоже присутствовали, но и они не представляли собою грязные шкуры. Нет, всё было если не сшито, то как-то перевязано по швам. Точно! На индейские одежды похожи, что в кино показывают, эти, куртки и штаны с бахромою. Только там всё сшитое костюмерами было, конечно. А здесь функционально: обработанные «выкройки» как бы стягивались некими шнурами, а концы узлов и болтались свободно, образуя ту самую бахрому. Не будь эти люди так похожи на неандертальцев из учебника, можно было бы подумать, что ребят к каким-нибудь апачам занесло. И их вождю Виннету.
Впрочем, это обстоятельство можно счесть… э-э, хорошим. Наверное. Если неандертальцы похожи на индейцев, значит, они не такие полуобезьяны, как о них принято думать. Значит, с ними можно договориться, если разобраться в их языке и обычаях…
И всё же киношными красавцами-индейцами этих людей, конечно, не назовёшь. Типичные неандертальцы, как в учебнике по истории древнего мира изображали. Лица грубые, носы здоровые, широки, подбородки скошены, лбы кажутся сделанными из бетона. Как отмостка у дома на даче. Точнее, это из-за бровей так кажется. Прямо валики из кости над глазами, да ещё густым жёстким волосом покрытые. Мохнатая такая «отмостка»…
Особенно женщины в этом смысле казались уродливыми. Они ведь какими должны быть? Стройными, лёгкими, с большими глазами, с чистым лицом. С бровками тоненькими и ресницами густыми и длинными. Аля понимала кое-что в женской красоте, сама любила рисовать. С детства принцессы у неё замечательно получались. Правда, признаться честно, очень на Барби – на «барбей», как говорил папа, - похожие. Но всё равно ж красивые – этого никто из девочек в классе не отрицал. Даже Ленка Мысина, задавака из-за того, что у неё папа какой-то бизнесмен…
А вот здешние женщины красотою не блистали. О стройности и говорить нечего – этакие тушки с мощными плечами и толстыми пальцами. Глазки сидят глубоко, о длинных ресницах и речи нет. Хотя они, может, и большие – но не разберёшь из-за того, что всё глубоко под лбом запрятано. Волосы длинные, но неухоженными их не назовёшь. У большинства они в некие косички заплетены. Тугие, как у негритянок. Понятно, почему. Папа рассказывал как-то после одной из своих поездок, что в Африке народ не просто так две причёски в основном носит – очень короткую стрижку или туго заплетённые косички. Там люди так от насекомых спасаются – легче всяких вшей и блох вычёсывать.
Невольно Алина сама залезла себе под волосы. Как бы кто здесь в них не забрался. Кусаться вроде не кусаются, но голова как-то подозрительно чешется…
И грязными этих людей назвать было нельзя. Раскрашены они были от души – в смысле, мужчины. Точнее, мальчишки, которые на данный момент оставались на месте. Да двое воинов, что тоже не пошли с охотниками, а остались сидеть чуть ниже на склоне – совершенно неподвижные, словно памятники. Женщины же были украшены некими пупырышками – словно под кожу им в определённом порядке засунули мелкие шарики. Даже у маленьких девочек такие рисунки были. Будто из бородавок, вот! Только не такие противные. А просто как бугорки. У некоторых даже на щеках и на лбу.
Правда, пахло от всех. Ногами и подмышками. Но во-первых, Алина уже притерпелась. А во-вторых, знала – папа говорил, - что в той же Африке запах человека специальную роль играет. У пигмеев, как рассказывал дядя Олег, папин друг, это чуть ли не целый язык. На охоту одними травами «надушиваются», дома другими, а третьими для… Тут они ухмылялись и переглядывались многозначительно, папа с дядей Олегом. Ха, считают её маленькой! Будто она не понимала, о чём они умалчивают. Впрочем, Алина тогда вида не показывала – мужчинам незачем знать лишнее про женский ум.
Да и что говорить про здешние запахи, коли вон мама даже дома изредка подкалывала папу, чтобы тот прекратил метить «свою территорию» брошенными в угол носками. А убирал их куда-нибудь. А папа искренне отвечал, что ничего, дескать, они ещё не вонючие, всего день походил…
Алина даже хихикнула, вспомнив, как фыркала мама, изображая возмущение такой негигиеничностью. Эх, где это сейчас…
Словно в ответ на её размышления к ней подошла давешняя «ведьма». Что-то сказала, твёрдо, но дружелюбно.
Алина покачала головой: не понимаю.
Женщина повторила медленнее, одновременно поводила вокруг себя руками, а затем изобразила, будто трёт себя. Словно моется. И показала наружу, на выход.
Девочка поняла, что её зовут в чём-то поучаствовать. Может, действительно помыться. И в самом деле – сколько уж они не мылись. Вообще в воде не были. За исключением того пляжика со страшилищами…
Её передёрнуло.
Она посмотрела на Антона. Тот лежал спокойно и, казалось, уже просто спал.
Женщина успокоительно улыбнулась и помахала горизонтально ладонью правой руки. Жест был на удивление человеческим: «Ничего, дескать, всё под контролем!»
Алина поднялась и пошла за ней к выходу из пещеры. По пути к ним присоединились ещё четыре или пять женщин и девочек. А также трое мальчишек. И, уже снаружи, один из тех воинов, что так замечательно неподвижно сидели, держа на коленях свои копья.
Выйдя из-под каменистого свода, девочка зажмурилась от яркого света. Солнца вокруг было много. Казалось, больше, чем в их мире. А вот что трава как-то ярче, цветы, небо чище – это точно. Как и в мире у динозавров. Видно, действительно запылила сильно планету их, людей, цивилизация…
И ещё одно приметно. На что она почти не обратила внимание, когда они обедали. Слишком голодна была. Вовсе не в пещере жили эти люди. Тут, снаружи, на склоне, стояли шесть… вигвамов, наверное. Только не таких конусовидных, как у индейцев, а, скорее, как у монголов. Юрты. Только маленькие. И из шкур.
А пещера тогда зачем? Понятно, что жить в ней хуже, чем в юрте. Темно, сыро, холодно. С другой стороны, огонь там горит. Люди, опять же, там пребывают. Зачем, если есть юрты? Между которыми, кстати, тоже костёр горит, и две женщины что-то на нём готовят…
Надо будет спросить попозже, решило что-то любознательное в мозгу Алины.
Между тем, сзади подошла «ведьма». Или лучше – ведунья? В руке она несла обмазанную глиной… корзину не корзину… плетёнку. В форме кастрюли. Из плетёнки вился дымок.
Женщина тронула Алину за плечо и кивнула, показывая вниз. Потом взяла за руку и повела. Девочка было дёрнулась – непонятно, что ей предлагают делать, - но от ведуньи исходило спокойствие и в то же время решительность. Хватка была сильной – и захочешь, не вырвешься. В общем, лучше не связываться. Не съедят же они её, в конце концов!
Tags: Война с людьми
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments