Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Category:

Бизнес 90-го года

Тогда зарабатывали все. Кто чем мог. Они с Серёгой Можаровым долго бились хоть над чем-нибудь, пока, наконец, не удалось выйти на некую партию компьютеров. Партия была знатная, на несколько сот тысяч долларов. В смысле, тогда она казалась знатной, хотя рядом люди уже ворочали миллионами. Но это была фактически их первая сделка. И если б удалось прицепиться к этому каналу, то дальше деньги сами плыли бы в руки.
Виктор сделал самое сложное: он нашёл клиента. Крупного покупателя, готового выложить ту сумму, которую они с Серёжкой потребовали. Делец. Армянин, солидный и явно золотоносный. Какой-то бывший цеховик. Теперь – явный «крёстный отец». Неведомо почему он соблазнился их, вчерашних студентов, предложением. Видно, тоже увлекся перспективой быстрого куша: у него где-то был свой покупатель, которому компьютеры переваливались с ещё большей выгодой. Должны были переваливаться.
Армянин совершенно не боялся их с Серёжкой, рассказывая такие вещи: они не казались ему конкурентами, способными перехватить его клиента. Да, собственно, они и не собирались – на армянине они и сами могли бы начать жить безбедно. И ни к чему было гоняться за миражами, когда золотой клиент сидел перед ними же.
Но все эти схемы были хороши лишь при одном условии – при наличии компьютеров.
А за это наличие отвечал уже Серёга. У него был контакт с поставщиками.
На сей раз сложилось всё. Покупатель был в руках. Серёга, наконец, ухватился за кончик одной из обычно так быстро растворявшихся среди более оборотистых покупателей компьютерных партий.
Денег у них, конечно не было. Деньги были у армянина. Но можно мгновенно заключить договор, для чего у Серёги была печать и все полномочия. Тут же надо оформлять накладные и везти армянина. И расслабляться…
Серёга с утра звонил радостный: «Зови своего клиента, компьютеры есть на складе!»
«Точно есть?» - настаивал Виктор.
«Точно, точно! - радовался Серёга. – Сейчас едем к хозяину, подписываем договор!»
Потом звонил из офиса «хозяина», требовал армянина с его деньгами – дескать, как только будут деньги, все едут на склад, получают товар и аюшки!
Но армянин был умный. Он долго допытывался, точно ли компьютеры есть, и точно ли они есть в наличии. Видел ли их Виктор?
Виктор спрашивал Серёгу: видел ли их Серёга?
Видел, видел, орал Серёга довольно.
Видел, врал армянину Виктор. Ведь Серёга не мог врать. Они оба знали, чем ответят, если что.
Армянин был умным. Он приехал к ним в офис лично, чтобы держать пульс сделки.
Серёга во всем уверил и его.
Армянин осведомился: точно ли они понимают ответственность, которая наступит после того, как уже его клиент обналичит довольно большие деньги за довольно большой, в силу скорости вопроса, процент?
Серёга был уверен во всем.
Виктор и много лет спустя ругал себя, что доверился ему.
Потому что всё сорвалось. И было так и непонятно в конце концов, что произошло на самом деле. То ли продавец получил более выгодное предложение, пока шли переговоры с ними. То ли с самого начала Серёга вышел на мошенников, у которых ничего не было, а показали ему «замануху». То ли он тоже доверился кому-то на слово, а сам в наличии товара не убедился. То есть соврал всем.
Во всяком случае, они несколько часов сидели с армянином вдвоем в кабинете, ждали сигнала от Серёги, болтали о бизнесе, о жизни, о везении, о предназначении, о судьбе, опять о жизни и опять о судьбе…
Возможно, эти несколько часов и много слов в конечном итоге и спасли им жизни. Ибо когда в офисе появился сокрушённый Серёга, и без слов стало понятно, что у него всё сорвалось, армянин не повесил на них свои убытки. И не отдал их своему покупателю, чтобы уже тот стребовал с них свои убытки.
«Ну и что, что у вас автоматы, - сказал армянин по телефону своим контрагентам. – У нас тоже свои автоматы есть. Что, будем валить друг друга? Из-за такой мелочи?»
И ребят не отдам, сказал он ещё.
Бог пожалел их. Смехотворная сделка закончилась лишь небольшой лекцией на тему, что доверять нельзя никому, ибо бизнес как раз на доверии держится. Как на валюте. А потому и «фальшака» много. Как в валюте.
Правда, данные на Серёгина поставщика он с них стребовал. И что-то там дальше было с этим поставщиком. Неприятное. Ибо это крайне болезненная процедура, когда тебе ломают коленные суставы…
Они потом ещё несколько раз встречались с армянином на квартире того в Матвеевском. Чем-то Виктор был ему интересен. Что-то их связывало. Незримое. Эти самые миры их, видно, оказались чем-то близки. Не тождественны, чтобы стать знакомыми и, следовательно, не интересными. А именно близки.
И армянин что-то брал из мира Виктора, хотя тот так и не понял, что именно искал там тёртый и мощный этот дядька.
Нет, никаких совместных дел он никогда больше не предлагал. Может быть, зря: Виктор рос, ломал неподатливый гранит бизнеса, уже не доверяя ничему, кроме собственных мозгов и – немаловажно! – собственных глаз и ушей. Но и он со своей стороны ничего не предлагал армянину. Поскольку чувствовал, видел и понимал: не будет тот с ним больше работать. А вот общаться, пить замечательный коньяк, открывать миры друг друга – это пожалуйста, это с удовольствием.
Пока однажды армянин не исчез…
Просто исчез. Без слов. И сообщений прессы. Например, об очередном заказном убийстве…
Subscribe

  • Песенка в переводе с древнесеверного

    На тинге кольчуг жатва Хели Снопы собирает для чаек моря травы. Долети ты, чёрный вестник, До родимой стороны, Передай моей невесте - Не приду уже…

  • Папка

    А вот сам Гуди Косматый молчал, глубоко задумавшись. И чувствовалось в этой задумчивости большое сомнение. Если вообще не противоречие… - Что не…

  • Папка

    - А на что нам то место? – вроде бы нейтрально спросил старый Гуди. Вроде бы? Или нейтрально? Если первое, то политически крайне могучий соратник…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments