Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Лёгкие проблемы бизнеса

Первый тревожный сигнал пришёл из Челябинска. Магазин, через который Лодкин сбывал фарфор, без объяснения причин разорвал с ним договор. Тамошние владельцы были даже готовы выплатить неустойку за преждевременное расторжение соглашения. Но настойчиво стояли на своём: «Этот товар нам невыгоден, забирайте».
В чём была подлинная суть демарша, Сергей выяснить так и не сумел. Буквально чуть ли не вчера всё было ещё нормально. Они созванивались с директором, тот доложил, что новую партию товара получил благополучно, уже выставил на прилавок, выразил, дипломатически говоря, готовность развивать дальнейшее сотрудничество… И практически вдруг, сразу, через ночь, переменил позицию на сто восемьдесят градусов!
Сергею пришлось самому лететь в Челябинск, забирать товар, искать новую точку.
Директор магазина во время разговора то прятал глаза, то вдруг вел себя нагло-вдохновенно, заявляя, что всегда лишь мучился с этим фарфором, что продажи идут так себе, что на этом месте он развернёт другой товар, который начнёт приносить барыши куда большие и немедленно. Очевидно было, что за мужиком кто-то стоял, но было непонятно, кто.
Это выяснилось скоро. Когда однажды к Лодкину в офис вошли двое парней в хороших костюмах, очень интеллигентно попросились к директору, и в кабинете выложили без обиняков:
«Ты работаешь с Серебряковым. Бизнес у тебя, правда, маленький, кисленький. Но мы решили тебе помочь в развитии. У тебя ведь ООО? Позвони вот по этому телефону. Там тебе помогут перерегистрироваться в ЗАО. Чтобы мы могли вложиться в акции твоего магазина».
И внимательно и цепко смотрели ему в глаза, пока Сергей судорожно искал подходящий ответ на это предложение.
Видимо, удовлетворившись произведённым впечатлением, более старший из посетителей продолжил:
«Уставной капитал мы тебе рекомендуем установить в размере ста тысяч. Долларов. Маловато, конечно, но больше ты пока не потянешь. Наша доля – 51 процент. Мы её вносим немедленно, чтобы тебя ничего не задерживало с регистрацией. Вот…»
И на стол перед Лодкиным лёг… червонец. Десять рублей.
Сергей страшно растерялся. Призыв поделиться был знаком. Это было даже нормально. Те, кто работал с продажами в девяностых годах, подобным – «простым» наездам уже не удивлялся. Тем более, что обычно было к кому обратиться за помощью, а процесс взаимодействия, в том числе и финансового, с «крышами» был отработан до тонкостей.
Сергей ожидал даже требования включить их человека в число работников фирмы, чтобы тот получал зарплату, значительно превышавшую все остальные, вместе взятые. Но такого вот откровенного и наглого отбора своего бизнеса он не ожидал никак.
«Мало», - сумел он лишь сказать пересохшими губами.
Посетители радостно согласились:
«Конечно! Мы тоже так думаем».
«Мы даже и на заседании правления это говорили», - нагло-сочувственно добавил младший.
«Но нас не послушали, - продолжил старший. – Поэтому придётся тебе добавить недостающую сумму. Сам понимаешь, закон надо соблюдать. Так что вот тебе реквизиты, на которые ты перечислишь недостающую до пятидесяти одного процента сумму, а уж потом мы её зачислим на счет АО».
Иными словами, у него отбирали бизнес и ещё предлагали заплатить за это!
…Сергей не взял у них десятку. И не стал ничего делать. Вообще ничего. Только рассчитался с людьми и закрыл магазин.
И очень скоро остро пожалел об этом. Нет, утюгов на живот ему никто не ставил. Не те времена. Ему даже не угрожали. Просто позвонили и выразили сожаление, что он не пошёл на сотрудничество.
До Серебрякова он дозвониться не смог. Отправил сообщение по мэйлу, но когда тот его прочтёт…
А уже на следующий день к нему в магазин ворвались собровцы. Устроили обыск – вернее сказать, разгром. А его, вызванного на место, хозяина, заковали в наручники и долго, со смаком колотили в автобусе. А потом некий оперативник – Сергей так и не сумел прочесть его «корочку» залитыми кровью глазами – в гражданском внимательно смотрел на него. И спрашивал, не захочет ли гражданин Лодкин дать добросердечное признание в отмывании криминальных капиталов. И как он смотрит на перспективу найти у него наркотики, чтобы уж сразу закрыть его в СИЗО, где гражданина Лодкина можно будет допросить, не сходя с места.
Сергей понял всё сразу.
Он сказал: «Три». Чем вызвал оптимистичный смех молодого оперативника.
«За три, - ласково ответил тот, - мы к тебе сейчас домой поедем. Проверим, не прячешь ли ты «дурь» в вещах своей дочки».
Сошлись на восемнадцати.
Он и тогда ещё не сдался. Но после визита в травмпункт, где снял побои, ему позвонил участковый. Сергей был с ним в добром знакомстве с тех пор, как когда-то регистрировал охотничье ружьё. Пару-тройку раз распивали коньячок, когда участковый заходил проверить условия хранения оружия, болтали кратенько о том, о сём, когда встречались во дворе…
Теперь милиционер был официален.
«Сергей Борисович, - сказал он. – Вы хороший человек, я вас давно знаю. Но мне вот поступила бумага из травмпункта, которой я обязан дать ход. И меня попросили помочь вам, из-за чего справка пришла ко мне, а не в отделение милиции по месту избиения. Оттуда её уже будет не вытащить…»
С участковым сошлись на двухстах долларах и закрытии дела вследствие бытового характера травм, полученных во время ремонта дачи…
Вечером он дозвонился до Серебрякова. Тот слушал очень внимательно. Затем сказал:
- Так. Ты не беспокойся пока. То есть беспокойся, конечно, но ты не первый. Между нами, конечно… И я не знаю пока, кто за этим стоит. Ты только держись. Я его найду…
Но держаться было невозможно. Потому что затем была налоговая. Причём абсолютно в своём законном праве. Ведь Сергей действительно занимался изредка обналичкой. Как все. Да и в деятельности магазина, с его наличным оборотом, полной чистоты перед законом никогда не добьёшься…
Налоговая удовлетворилась пятнадцатью.
А потом был УБЭП, теперь уже с вопросами по таможне…
Кто-то очень внимательный и информированный явно стоял за сценой и дёргал за ниточки. Нет, этот некто не использовал государственные службы с частными целями!
Он их просто информировал. А уж правоохранители действовали в собственных интересах. Время такое. Много правоохранителей. И много у них интересов…
А в городе на Лодкина смотрели уже, как на зачумленного. Он стал парией в среде бизнесменов. На него едва ли не показывали пальцами, рассказывая, как подозревал Сергей, друг другу его случай в качестве примера того, с кем и почему не стоит связываться. Да к тому же вычистили эти все деятели его так, что ни о каком бизнесе речи уже быть не могло. И он уже готов был отдать свой магазин этим наглым «интеллигентам». Вот только они больше не появлялись.
И никто в городе их больше не видел.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 31 comments