Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

ПОЛЬСКИЙ ТРАНЗИТ

Они оттолкнулись от обочины широкой «минки» мягко, словно мячики. Оттолкнулись и наискось пошли за нами. Чуть спереди отъехала вторая машина, тоже с литовскими номерами. "Коробочка" была классической...
* * *
...Последнего германского пограничника я провожал взглядом, как родного. За ним уже ждали поляки. «Пашпорты проше», — сказал один. «Машину ко стоянке», — рявкнул другой.
Прощай, цивилизация. Здравствуй, Польша...
* * *
Какой главный совет дал бы я новичку, спрашивает меня приятель, собравшийся взять машину в Германии. Я отвечаю просто: не езди через Польшу.
***
Как уважаемая законом и государством личность ты перестаешь существовать немедленно после того, как тебе вернет паспорт немецкий пограничник. Ты оказываешься в Польше и сразу становишься одновременно и этаким жирненьким бройлером, с которого грех не отщипывать по кусочку, - и совершенно презренным существом, которого положено подозревать, провоцировать и по возможности карать.
* * *
Если твой автомобиль выглядит дорого и достойно - а ты на «крутого» не натягиваешь, - будь готов к тому, что через несколько километров от обочины стартует за тобой машина-две. И либо они дождутся, пока ты остановишься на заправке или перед кафе - либо остановят тебя сами. А там - в зависимости: либо тебя заставят платить «за транзит», либо... Впрочем, до трупов в лесу дело доходит редко.
Особенно это касается «франкфуртского», как его традиционно называют, перехода - точнее, перехода между Франкфуртом-на-Одере и польским Свечко. В меньшей степени - по крайней мере, могу судить по собственному опыту, - эта смычка между бандитами и таможенниками характерна для других пограничных пунктов. Но есть она и там.
***
Обычно так. Машину ставишь в сторону. Таможенник скрывается в будке. Что он там делает, неведомо, но, судя по уголовной хронике, нередко в это время страж государственных интересов созванивается с бандитами и докладывает о потенциальной жертве.
Затем он выходит и невзначай спрашивает:
— До Вроцлава едете?
— Нет,— убедительно отвечает Серега, — зачем нам Вроцлав. Мы напрямик, через Познань, прямо на Варшаву.
* * *
Поэтому своему приятелю, намеренному все же ехать, я даю второй совет: из Германии в Польшу переправляться через Коттбус, откуда после обычных польских пограничных придирок ты "садишься" на хорошую для Польши 36-ю дорогу и едешь на Вроцлав.
***
Естественно, мы поехали на Вроцлав. У этой дороги одно преимущество: она быстрая. Здесь старый, еще при Гитлере выстроенный автобан, который вел к немецкому прежде городу Бреслау, ставшему польским Вроцлавом. Автобан, конечно, рядом с современным германским и рядом не лежал, но немцы строили на века, и нынешним полякам удается поддерживать его в сносном состоянии. Поэтому здесь можно "притопить" и довольно легко держаться между 130 и 150 километрами в час. Тем более, что дорожной полиции здесь относительно немного. Наконец, это не основная транзитная трасса через Варшаву, которая обсижена любителями добычи — от полицейских, шакалящих с радарами по кустам, до бандитов, приноровившихся уже и рейсовые автобусы обчищать.
Здесь же нам встречаются пока лишь группки проституток. Мы их проскакиваем, пока одна из девиц не распахивает ветровку, демонстрируя нам поразительные богатства души и тела. Слабый на это дело Серега, который однажды в одном из стриптизов Франкфурта впал в кому от фантастических грудей бразильской танцовщицы и даже уговорил поехать с нами в Париж (слава Богу, ее не отпустили хозяева заведения), немедленно требует остановиться. Я отказываюсь. Мне нет дела до Серегиной нравственности, хотя это и извращение – исколесить всю Европу, чтобы под конец подцепить грязную придорожную молдаванку. Но я гоню не первую машину и знаю, что девочки эти - узелки одной бандитско-полицейской сетки, которая сплетена в Польше против нас, водителей-транзитников.
* * *
Хороша дорога на Вроцлав и тем, что все же не жестко «схвачена» пока польскими и русскими бандитами. 30-я стала полным мраком. Там все повязано настолько, что уже шоферы транзитных автобусов Москва - Германия останавливаются в «нужных» местах, где и происходит облегчение кошельков их пассажиров. Что же до «дежурства» бандитов на заправках - это стало столь же обыденным явлением, как дождь осенью или мухи летом. Здесь же – относительно спокойно. Хотя именно – относительно…
* * *
...У нас хорошая машина. Новая «Тойота», которую мы хорошо проверили, отколесив 5 тысяч верст по дорогам Европы и заодно поставив по личному рекорду скорости в 210 км/час. Не Шумахеры, конечно, но приятно.
И сейчас, когда «коробочка» быстро становится тесной, я делаю то, чего от нас не ожидают преследователи: со 110 прыгаю на 140 и неумолимо нацеливаюсь на левое переднее крыло первой их машины. Это старый, но верный способ: противник либо не выдерживает психологически, либо ты, пожертвовав правой накладкой бампера, закручиваешь его вокруг оси. Главное — не переборщить, чтобы не вмазаться слишком глубоко, иначе и сам закрутишься вместе с ним...
...Психология сработала: передний «дух» резко шарахнул по тормозам и увернулся от столкновения. Был вынужден затормозить и второй. Я же тем временем вырвался на простор, гоня стрелку спидометра к 160. Но я запомнил, как он тормозил...
***
Так что еще один мой совет тебе, мой упрямый приятель: езжай ты по 36-й дороге на Вроцлав, оттуда по 67-й на Кепно - Велун - Петрков Триб, затем по 44-й на Радом. А дальше - выбирай сам: либо дальше на Люблин - Кок - Медзижец Подляски - Тересполь, либо...
***
Я лично, поскольку имел случай убедиться в полицейской и бандитской любви к городу Люблину, ездил по второму маршруту: Радом - Козенице - Деблин - Кок, и дальше опять на все эти многочисленные Подляски. Дорога, конечно, гнутая, но зато довольно пустая и изрядно живописная. К тому же здесь много лесов, поэтому скорость можно развить приличную, не боясь полиции. А сами полицейские, поскольку не обвыкли обирать проезжих транзитников, к русским водителям относятся вполне лояльно, при случае, объяснят дорогу.
Но сегодня те добрые патриархальные времена канули в прошлое, и на польских дорогах - особенно здесь, на 30-й, куда ты все равно вынужден свернуть перед границей - пиратствуют настоящие корсары радара и полосатой палки. И деньги уже - гораздо не те... Так что если видишь в совершенно невинном месте знак ограничения скорости - с уверенностью ожидай, что за ним ждут тебя униформированные работники большой дороги. Или вот, скажем, небольшой поворотик у овражка, который прячет от тебя продолжение твоего путевого будущего - знай, что в этом будущем тебя ожидает теплая встреча со стражами твоей скорости.
***
Вот и еще совет: никогда не нарушай правил и соблюдай все знаки, пока едешь по 30-й дороге. Можешь, при желании, чуть притопить на подъезде к Тересполю: здесь это неважно - дорожная полиция уже передала тебя в руки другой дорожной «службы».
* * *
Мы проскочили Польшу идеально. За все время заинтересовался нами лишь один любопытный «мерс», но, разглядев в салоне троих крепких мужиков, ребятки, видно, решили не связываться. Да еще в одном месте - правда, слишком поздно - заметили троих полицейских, о чем-то между собою беседующих. Но мы так внезапно выскочили из пелены дождя и промелькнули перед ними на 130, вновь скрывшись в дождь, что они в ступоре лишь проследили за нами взглядами, не успев сделать ни одного жеста.
Но Бреста ты не проскочишь. А там тебя уже ждут.
* * *
Сразу за поворотом к пограничному пункту в глубокой тени деревьев темнеют три машины, Издали они похожи на булыжники - округлые, неподвижные, черные. Как только ты встаешь в конец очереди, нарисовываются их «экипажи». Подходят. Никаких наездов! Совершенно деловито предлагают переместить тебя в начало очереди. Всего за 200 марок. Если ты отказываешься, деловой паренек тебе расскажет, что ночью сюда приходят настоящие бандиты, и тогда придется платить больше, иначе разобьют машину.
* * *
И здесь новый совет: выдержи характер. Придут другие, которые предложат тебе все то же самое, но за 100 марок. Но если, правда, тебе сразу сказали про сотню - соглашайся.
Во-первых, тебя действительно переместят - примерно на три четверти очереди. Во-вторых, к тебе действительно ночью не подойдут "настоящие" бандиты. В-третьих, когда пройдешь до конца по всем кругам приграничного ада, поймешь, что 100 марок за сэкономленные сутки нервов и крови - совсем небольшая цена.
Проблема в том, что в начале очереди могут нарисоваться еще одни «контролеры».
* * *
...Они подходят уверенно, по-хозяйски. Один из них, самый живенький, стучит костяшкой указательного пальца. Обращается по-своему вежливо, на приличном русском с примесью польской фонетики:
— Мужик, знаешь, что ты в транзитной зоне?
Я пожимаю плечами.
— А у нас за транзит платят, знаешь?
Серега, владелец машины, выходит разбираться. Мы вдвоем встаем у него по сторонам — на случай, если схватка неизбежна.
* * *
...Почему-то вспоминается, как я в 1992 году, перегоняя свою первую «Ауди», мирно устроился спать в машине. Прямо за контрольно-пропускным пунктом, на польской стороне, после того, как выехал из Германии. И как я потом, на следующую ночь, проскочив всю Польшу, относительно быстро и без всяких приключений миновал уже другую границу, другое КПП и другую таможню - на белорусской стороне.
Но вспоминать об этом теперь бессмысленно - вот они, качаются перед тобой наглые хари, потребовавшие с тебя дани «за транзит». Ждут ответа. И не крепкие вроде - так, мелкота, втроем мы справились бы с ними влет. Один лишь среди подошедших бык здоровый - так на него монтировка нашлась бы. А там, глядишь, другие люди подоспели бы, полиция прискакала... Что мы, несколько сотен водителей, да с пассажирами, да на границе - не «слепили» бы нескольких фраеров, прикидывающихся крутыми?
* * *
Но лучше, если драки не будет. Водители на помощь к тебе не придут — каждому проще выкупить свой покой. Полиция? Тебе же хуже: до блеска вылизавшие все натовские задницы польские власти все равно не встанут на сторону «москаля». А после недельной отсидки перед тобой извинятся и отпустят на ту же границу. Полюбоваться на место, откуда навсегда исчезла твоя машина....
Впрочем, обычно до серьезных случаев не доходит: бандиты сами прекрасно знают, что кормятся здесь до тех пор, пока очередь существует. Если разнесется слух об убийствах в погранзоне, то и водители будут искать других переходов (занятых, естественно, другими бандитами, которые вовсе не склонны будут делиться с дураками, перевернувшими свою «кормушку»), и государство вынуждено будет поприжать здешнюю «лафу». Так что до определенного предела пререкаться вполне можно.
Однако и бандиты прекрасно сознают, что твоя цель - доставить свою машину до дома в целости и сохранности. И если «убить» ее - то урок для тебя будет вполне зримый.
Вот и идет торговля на грани взаимного фола.
Серега наш рожден был, что называется, хватом: за десять минут угроз и компромиссов цена «транзита» для «Тойоты-Короллы» 1993 года снизилась с 500 марок до 200.
- Ну не могу я меньше взять за такую машину, - как бы уже и оправдываясь, говорит мелкий предводитель бандитов. - Я же тоже плачу. Меня ведь не поймут!..
***
Еще совет: торгуйся, приятель! Но осторожно.
***
...Когда мы въехали на КПП, прошли поляков и встали в четырехрядную очередь к белорусским таможенникам, я вспомнил прошлогоднюю поездку. Тогда нас тоже замучили ожиданием - уже там, где и бандиты ничего поделать не могли - между польской и белорусской границей. Отсюда уже никуда не выедешь, и остается только ждать, пока на тебя обратить внимание медлительный, словно сомнамбула, таможенник. И когда я подошел узнать - естественно, "наивно", - как долго ждать, один из достойных стражей нашей общей с Белоруссией экономики столь же «наивно» ответил:
- А мне родина уже заплатила за осмотр этих машин.
И добавил многозначительно:
- Но не за скорость осмотра...
О дальнейшем умолчим...
* * *
Таможня дает добро - добрым людям. То есть, оговорился: щедрым. Разумная такса - 100 марок, за эти деньги тебя выпустят без очереди и даже без осмотра. Такса-максимум, понятное дело, не ограничена - но если сделку проводить через начальство, то, как рассказал общительный страж КПП, отдать нужно до пятисот.
И ты говоришь себе: ладно, черт с ними со всеми. И гадостно тебе так, что самого себя хочется пинком под зад выбросить из своей жизни...
* * *
Но зато мы отыграемся на этих, в Белоруссии. Здесь, в отличие от Польши, другой дороги к границе не изберешь — как сел на «минку», так и дави до родных гаишников. И по всей трассе тебя уже ждут местные «крутые»...
Но этих мы «слепили».
На 160 они понемногу начинают настигать нас. Это пока не страшно. На 160 только дурак осмелится кого-либо зажимать — на такой скорости любое неверное движение может стоить жизни.
Мы даем им себя нагнать. Правый поравнялся с нами, задний подобрался почти под бампер. Сигналят. Я чуть придавливаю еще, дожидаюсь, пока задний снова начнет подпирать меня, и на мгновение прикасаюсь к педали тормоза. Нет, не для того, чтобы остановиться — просто хорошо настроенная «лягушка» тут же зажигает красные фонари, этот урод сзади рефлекторно бьет по тормозам, и его начинает заносить. Мне некогда за ним наблюдать, только успеваю заметить, как он дергается, пытаясь удержать машину.
Еще мне надо бы рыскнуть чуть вправо, чтобы сбить с дороги второго. Маневр рискованный. Его стоит проводить тогда, когда у тебя наступает убыстрение сознания — опытные водители, особенно автогонщики, знают, что такое бывает в критических ситуациях, и ты соображаешь и реагируешь настолько быстро, что все вокруг кажется тебе замедленным.
Однако сейчас это ко мне не приходит. Все и само собой происходит так быстро, что руки без всякого участия сознания дергают баранку туда-обратно. Машина сваливается вправо и начинает ерзать по дороге — но держится, держится, держится, милая! Тот, что летел справа от меня — ему бы прямо держать, и он бы меня «сделал»! — тоже отваливает вправо. Затем удаляющийся визг тормозов, хлопающий звук удара об ограждение трассы, и его автомобиль замирает у обочины, подняв к небу мятую лысину капота. Второго выносит на разделительную полосу, и он нелепо прыгает по газону, с корнем выковыривая свою подвеску. Надеюсь, и зубы...
* * *
Мы доехали нормально. Боялись, что те «духи» окажутся наглыми настолько, что обратятся в свою «державну автоинспекцию», и Серега уже строил планы обращения к своей краматорской «братве», с которой он связан по бизнесу. Но то ли ДАИ была «не своя», то ли ребятишки были изрядно замазаны прежними подвигами и не хотели лишний раз светиться в протоколах, но даишники нас остановили лишь один раз (естественно, под совершенно бессмысленным знаком «40», висящим на совершенно прямом участке), слупили 60 тысяч российских, и мы свободно въехали на родину.
Прощайте, ребята. Я рад, что так получилось. Мне жаль ваши хорошие машины. Но мне не жаль вас.
Работать надо честно.

Александр ПЕРЕСВЕТ
1997
Tags: Пешком по жизни
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment