Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

На два остатних дня, пока буду провожать золотую осень. Развязка-2

Виктор уже извёлся, сидя за столом и глядя на вход в ресторан. Ни психотерапевта, ни жены не было. Уже полчаса после назначенного времени встречи.
Антону он дозвонился. Тот сослался на срочный вызов и извинился: не придёт.
Телефон Насти не отвечал.
Вообще говоря, опоздания не были для неё характерны. Не то чтобы она была пунктуальна по-немецки… Но для российских менталитетов – вполне достаточно. И уж если опаздывала, то всегда отзванивалась и извинялась. Потому Виктор чем дальше, тем больше не находил себе места. К принесённому официантом шампанскому он даже не притронулся.
Официант тоже вёл себя не совсем обычно. Пару раз Виктор ловил на себе его взгляды. Вопрошающие какие-то, что ли… Хотя понятно: столик заказан на три персоны. А пришёл один. И тот явно нервничает.
Серебряков позвонил домой. Горничная твёрдо уверила, что хозяйка выехала. Да, на машине. Да, сказала, что в Москву. Нет, куда и к кому – не поделилась.
В квартире на Чистых прудах тоже никто не отвечал. Слабая надежда, что, может, жена завернула туда взять какие-то из своих вещей, не оправдалась.
Голос Антона, когда ещё через двадцать минут Виктор снова позвонил ему, звучал уже озадаченно. Нет, он тоже не знает, где его жена. Нет, она ему ничего не говорила. Да, он знает – она предупреждала, - что поедет на общую встречу. Ни про какие другие планы не говорила. Может, что с телефоном? А по городу – пробки…
Выждав ещё двадцать пять минут, Виктор встал из-за стола. Подозвал официанта, расплатился.
Уже на выходе, в дверях, тот нагнал его. Извинившись, передал листок. На нём была изображена картинка с изображением целующейся пары на фоне моря и пальм, а также значилась надпись: «А сейчас скажите друг другу: «Теперь я знаю точно: я люблю тебя!»
На скулах Серебрякова заиграли желваки. Очередная штучка этого психолога!
Официант, как бы извиняясь, развёл руками.
* * *
- Подъезжай к трём к нашему месту, разговор есть.
Тон Ларисы был на редкость императивен. Наталья удивилась. Прежде чем так приказывать, не хило было бы сперва спросить, нет ли у неё важных дел на данное время. А они были.
Ей надо встретиться с Татьяной, своей адвокатессой. Когда-то они неплохо отсудили дачный участок в посёлке композиторов около Снегирей. С тех пор поддерживали контакт. Взаимная польза: Татьяна была решительна и, что называется, вхожа. Потому чаще всего дела выигрывала. Чаще всего – по примирению сторон. С компенсацией.
Теперь Наталья намеревалась обсудить с нею, как бы компенсировать уже практически неизбежное расставание с Серебряковым. Значительным приростом материальных и денежных ценностей.
Шансы на успех были. Наталья немало узнала за это время о делах, деньгах и самом Серебрякове. Не станет он сутяжничать.
Эх, с ним бы не судиться, а жить… Да клуша эта всё портит, жена его. Невооружённым глазом видно было, как ещё до той ссоры он всё больше думает о ней. А не о Наталье.
- Случилось что? А то у меня встреча намечена, - промямлила она.
- Пока нет, - по-прежнему приказным тоном уронила Лариска. – Но должно. И нам надо это обсудить. Переложи свою встречу.
На месте встречи подруга сразу пригласила Наталью в свою машину и приказала водителю двигаться в сторону Новой Риги. Вопросы о причине таких действий проигнорировала. Что-то секретное?
Ехали не то чтобы молча. Болтали о разных пустяках. Неважных.
Выехав за город, миновав Красногорск и лукойловскую заправку, остановились на обочине. Здесь Лариса отправила водителя «пособирать грибы, а то у нас тут будут девичьи секреты».
- Дело важное, - пояснила она, когда женщины остались одни. – А тут надёжно: видеокамер нет, для прослушки надо останавливаться. А остановившихся мы сразу засечём.
После паузы добавила:
- Если кто остановится, немедленно говорим о том, что тебе нужно для публикации текста о Владимирском…
Хм… Это уже стало положительно интриговать, мелькнуло у Натальи.
Дело, как следовало из тихого, но почти горячечного по экспрессивности рассказа подруги, состояло в следующем.
С недавних пор у ларискиного «папика» явно начались неприятности. Некоторое время он отказывался давать по ним пояснения жене, но после одного удачного ночного нажима раскололся.
По его словам, служба безопасности – да и он сам – стали отмечать какое-то непривычно плотное внимание к бизнесу Владимирского. Вроде бы ничего особенного, никакой системы. Но у некоторых подконтрольных компаний обнаружились проблемы. То кто-то связался с поставщиком, а на том, как оказалось, какой-то фальшак висел. И теперь УБЭП страшно приспичило проверить не только поставщика, но заодно и подконтрольную банкиру структуру. И вцепились плотно, никакими взятками не оторвёшь. То в каком-то отделении недостаточно хорошо клиента проверили, а тот обналичку гнал, а об этом не доложили. Теперь трясут отделение. То кто-то с кем-то не расплатился, дело дошло до суда – а в качестве соответчика опять структура СМС фигурирует.
И всё, вроде бы, в берегах, за рамки обычного мусора при ведении крупного бизнеса не выходит, но… Но почему-то на сей раз за каждым проколом следуют проверки за проверками. И ссылаются при этом проверяющие на ужесточившиеся требования. Борьба с коррупцией. А налоговики вообще взбесились. На пару подконтрольных Владимирскому компаний с государственным участием вообще Счётная палата наехала. А проверять правильность лицензий на программное обеспечение вдруг вместо милиции из управления «К» приезжают. А тем такая мелочь уж вовсе не с руки – у них вон по мобильникам знатный выхлоп идёт…
И опять же: в каждом случае ничего настораживающего. Суверенная демократия. «Питерзские» гайки закручивают, всё понятно. Не видно системы, не возникает ощущения государственного «наезда». И в то же время – возникает. Но самое главное – информация поступившая. Слил один друг дома, человек, в комплекс на Ильинке и Старой площади вхожий, разговорчик, что уловил краем уха. Будто непростой это интерес к делам Владимирского. Будто бы прошёл сигнал по нему на самый верх. Нехорошенький такой сигнал. Причём из Германии. Чуть ли не от бывшей жены.
Подробности информатору доступны не были. А попытки самого Владимирского обратиться по своим каналам к тем самым «верхам» успеха не имели. Откуда пошёл накат, никто не знал. Или не говорил.
- Зато я знаю, - хрипло, сдавленно произнесла Лариска. – Это Серебряков. Муж этой сучки…
Наталья сделала большие глаза. Причём совершенно искренне.
- Брось, - после секундного размышления сказала она. – Не те у него масштабы. Он мужик основательный, не отнять… - против воли горло перехватило. – Но я-то его знаю. Мелковат он, чтобы Счётную палату поднять. Тем более – ФСБ. Какие-то приятели у него есть, но… Генпрокуратуру разве. Там у него дружок. Или с прокуратуры тоже наехали?
Лариса подумала.
- Нет, с прокуратуры ничего. Может, пока…
- А что Германия? – поинтересовалась Наталья. – Что, может, старуха телегу какую накатала? Может, сына требует?
- Да неизвестно, понимаешь, - пожала плечами подруга. – Владимирский послал туда уже людей. Но мало времени прошло. Ничего ещё не успели нарыть. Немцы молчат. Старуха тоже в отказе, ничего, говорит, не знаю. Ну, и мой говорит: правда, скорее всего. Не может она о его бизнесе ничего знать. И время прошло, да и не… В общем, не пускал он её к делам-то, на фиг нужно было!
Известна лишь официальная информация. В дом, где эта жила, какие-то курды забрались… то ли ещё кто, из этих, чёрных. Ограбили бабульку, что-то там вынесли. А на выходе их полиция и приняла. Там у них быстро, у немцев. В общем, бытовуха, мелкий криминал. Мой по этому поводу даже не заморачивается. Слетаю, говорит, на днях, разберусь. Дом-то ему принадлежит, ему с полицией там формальности улаживать. Или, говорит, адвоката там найму, если некогда будет. В общем, говорит, если что и пришло от немцев, то только сигнал, что бывшую жену известного банкира обнесли. По Берёзе могли что-то поднять – так у него с тем давно все дела кончились…
Лариса втянула в себя воздух сквозь стиснутые зубы.
- Не в этом дело. Я задницей чую – серебряковские это дела. А то и жёнушки его. Вишь, тоже в «фарфоровые королевы» выбивается, - лицо подруги исказил самый настоящий пароксизм ненависти.
В принципе, тут её Наталья понимала. И не понимала. Лариска, конечно, не из тех барышень, что жертвенно переносят обиды. Бойцового характера женщина - её подруга, не отнять. И не унять. Если возьмётся кого-то грызть.
А с другой стороны, чего бы уж и не уняться? Подумаешь, повздорили две тётки возле магазина. Так трепетно лелеять до сих пор ту обиду? Нет, не понимала Наталья. Если уж на то пошло, у неё гораздо больше причин для ненависти. У неё уже, можно сказать, схапанного мужика увели. Причём важного мужика, на которого она уже не интрижку любовную ради подруги строила, а настоящие планы на жизнь. Раздумывала уже, как бы эту самую подружку убедить, чтобы воздействовала на своего «папика». Чтобы тот остановил этот маховик наездов на бизнес Серебрякова. Ей, может, в ближайшее время самой от этого бизнеса кормиться…
А теперь что? Поссорились. И не просто – выставил он её. Обидно. И на душе что-то свербит. Теперь, когда он сам не звонит и на её звонки не отвечает, как-то неожиданно пусто стало. Не то чтобы этот мужчина так уж задел какие-то совсем тайные струны её души… чтобы она втюрилась, как девчонка… Но чего ещё желать в этом мире? – ладный, богатый, перспективный. Любовник отменный. И надолго хватит – не старикашка лысый. По идее, на него многие должны бросаться, как на этого, на Бохорова. Хоть Серебряков, в отличие от того, не тусуется напропалую.
В общем, вполне себе представляла Наташка дальнейшую семейную свою жизнь с этим мужчиною. А вот поди ж ты! Сорвался. И ладно б молодая стерва какая отбила. Нашлись бы методы и с тою разобраться, и этого вернуть. А то на пустом месте! Или заподозрил он чего? Что она информацию о нём сливает? Да вроде не должен был. Не прокалывалась она, в документах не рылась, ничего такого особого не делала. С Лариской встречались редко, осторожно, только в салоне.
А может, права Ларка? – к жене он воротиться решил? Погулял, дескать, и аюшки! У подружки нюх в этих вопросах, тут ей можно доверять. Да и ссора тогда с ничего началась. Подумаешь, посмеялась над какой-то там безделушкой бывшей – ну, почти бывшей – жены…
Тогда вдвойне обидно. Получается, что не умеешь ты, Наташка, мужиками управлять! Грош тебе цена, Наташка!
Поэтому, в общем, готова она была поддержать новую каверзу в войне Лариски против Серебряковой. А похоже, именно ради этого та и позвала в эту конспиративную поездку. А ежели Серебрякова каким-то образом уберётся с её пути – ей, Наталье, лучше будет. К ней вернётся Виктор, никуда не денется. Когда у таких бизнесменов, как Серебряков, проблемы, они склонны бывают, помучившись, на всё плюнуть и жизнь сызнова начать. С новой женщиной, в частности. А тут она, Наталья. Надо лишь как-нибудь подкатиться к нему. Раскаянно и покаянно.
- В общем, так, подруга, - прямо и строго глядя прямо в глаза, сказала Лариса. – Есть у меня план. Как нейтрализовать эту сучку. И вообще, и по твоим делам тоже. И тут нам с тобою обеим надо поработать…
План Наталью ошеломил. Своей примитивной и оттого вдвойне действенной жестокостью. И восхитил. Жестокою же завершённостью. Этакое классическое злодейство в духе старых мастеров. Мастериц. О которых она готовила и редактировала материалы в журнал. Медичи, Бланки Кастильские и тому подобное.
Подстава. Сначала – обыкновенная подстава на дороге.
Есть у меня бандюки знакомые, организуют, - заверила Лариса. Подставлять умеют – пальчики оближешь! Под милицию работают. Там же на месте дамочку упакуют. Либо заманят в свою машину, либо втолкнут туда.
А там – дело техники. Введут препарат, подавляющий волю, - есть такой, обещали уже поставить. И на квартирку. Есть одна на примете, на Новопесчаной улице. Договорились там ребята о съёме. От чужого имени, понятно.
И уж здесь опустим стерву по полной, - хищно осклабилась Лариса. По приказу будет перед бандюками голой танцевать. А потом им отдаваться. Обслуживать. А мы это дело на камеру заснимем. Угадай, кому избранные кадры отправим?
И всё будет в ажуре, подруга! Дамочка на психику слабая – установили наши безопасники, что ходит к психиатру. Стресс снимает. От того, что муж её бросил. А после того, как он её окончательно бросит, поглядев на её оргии, она и вовсе с катушек съедет. Или повесится.
И муж её в наши руки попадёт. Безо всякого шантажа – что мы, уголовники, что ли? Просто с такими кадриками жены в интернете о каком самостоятельном бизнесе можно мечтать? От такого партнёра любой бегом побежит!
Тут уж и ты, подруга, не теряйся. Хватай его, пока он в ауте будет. Устроим твою судьбу, не волнуйся…
Некоторое время Наталья сидела, забыв закрыть рот. Да-а… Это было круто. Действительно, Цезарь Борджиа и Лаврентий Берия в одном флаконе!
- А я-то там для чего? – наконец, спросила она. – Моя какая роль?
- Да роль простая, - со вкусом ответила гордая своим планом Лариса. – По сути, бандюков контролировать. Я отсюда, ты – на квартире. Я координирую сам захват. Отсюда. Как только они докладывают, что всё в ажуре, я докладываю тебе. Ты же дожидаешься их на месте. Как приезжают, звонишь мне, что всё в порядке. Ну, и смотришь там, чтобы ничего они с ней не сделали до моего приезда. И по месту решаешь вопросы, если вдруг. А я сразу выдвигаюсь в сторону Сокола.
Оно же и алиби хорошее, ежели что не так у них на дороге будет. Мы с тобой просто решили вечер провести, тортик с коньячком покушать. Вот ты меня и ждёшь…

Ежели что, критику и замечания кидайте в ближайшие полчаса. Зане потом к пенатам удалюсь.
Subscribe

  • Русские среди славян

    3.3. Но и их – встраивали! Уже известный нам Торольв из "Саги об Эгиле" – не совсем "транзитник". Он – сборщик дани от имени своего конунга. Но…

  • Русские среди славян

    3.2. Как налаживаются контакты… Конечно, команда среднего норманнского корабля была в состоянии захватить любую местную деревеньку, а то и городище.…

  • Русские среди славян

    А с будущей челядью как быть? Нет, безусловно, за девками с парнями, положим, поохотиться можно. И даже с успехом. Если неожиданно и изгоном.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments