Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Развязка-7

Один из Лёнькиных новых прихожан был биохимик. Самый настоящий: учился на втором курсе биофака МГУ. То есть переходил на второй курс. С сентября. Что-то умеючи рассказывал про психическую активность как производную функцию от альфа и гамма ритмов мозга. Леонид особо не вникал, но информацию к сведению принял. И вот теперь пригодилась. Вернее, раньше пригодилась, когда этого недавнего члена их секты озадачили поиском препарата, эту самую психику тормозящего. И подавляющего.
Тот нашёл. Что-то с незапоминаемым названием. Леонид и не запоминал. На то есть исполнители. А он – лидер.
Пусть даже это наркотик. Лариску не жалко.
Леонид позвонил Питу. Тот доложил, что все нужные в сборе. Есть две новенькие девки, которых сегодня намечено посвятить в адептессы.
Это удачно! В большой компании, да с девушками, снулый вид Лариски едва ли привлечёт внимание.
В общем, так и вышло. Утерявшую связь с действительностью мачеху с шутками втащили в подъезд, подняли на седьмой этаж, втолкнули в квартиру.
Последняя, на взгляд Леонида, выглядела, как надо. Гостиная была убрана чёрным – это его адепты как-то скинулись и купили ткани. Стояли готовые свечи. На полу, прямо по ковролину, чёрными же лентами была выложена пентаграмма. Перевёрнутая. По углам тоже были расположены свечи. Выглядело всё мрачно и торжественно.
Народ покуда тусовался на кухне, потягивая пивко. Леонид рыкнул, чтобы убрали. Не дело, дескать, перед церковной службою. Рыкнул больше для порядка. Чтобы показать новичкам, кто тут главный. Но когда паства, оправдываясь, быстро попрятала пиво в холодильник, Лёня испытал мгновенное и сладкое чувство полноты власти над людьми.
Теперь надо подготовить Лариску. О, Сатана, неужели настал тот сладкий час мести? За все унижения, за её высокомерие, за занятое место возле отца. За это томительное, мучительное желание её. Бабы, как нарочно, мало стеснявшейся своего пасынка в доме, словно умышленно разжигающей его страсть. Сколько раз представлял он именно её, лёжа в ванной и…
И вот теперь он с нею за всё расплатится!
Мачеха лежала на кушетке в маленькой комнате. Сергей, тот самый биохимик, уже достал и разложил на столе свои прибамбасы – ампулы и шприцы.
- Слушай… - начал он озабоченно.
- …те! – поправил его Леонид. – Не забывайся, неофит! Здесь мы уже в храме…
- Слушайте…
- …Мессир! – вновь исправил Леонид.
- Прошу прощения, мессир, - биохимик даже поклонился. Это было приятно. – Я не знаю, как на неё подействует препарат в таком состоянии. В смысле наложения одного на другое. Может, подождать, как очухается?
Леонид подумал.
- А твоя доза как быстро… вштырит?
- Ну-у… Минута, две…
- Хорошо, - распорядился Лёня. – Пит! Есть у тебя нормальный ремень кожаный? Руки ей за спиной свяжи пока… и ноги. А как прочухается и в себя начнёт приходить, вколи ей дурь свою, - повернулся он к Сергею. – А мы тем временем начнём мессу.
- Да, мессир, - почти хором ответили оба его адепта.
Чёрт возьми! Здорово!
* * *
- О, давай, Бочка, врубай музыку погромче, - приказал Корень. – Чичас нам девушка спляшет. А я что-то передумал танцевать…
Он сел на своё место. Постояв ещё несколько секунд, Наталья, глотая слёзы, начала ритмично качаться под какую-то бездарную попсу.
Бандиты оживились:
- Давай-давай, резче! Получше пляши.
Наталья задвигалась быстрее.
- Ну что, ещё одну шпилим? – деловито предложил Бочка. На бочку не очень похожий – напротив, самый худой из всех. – На что?
- Ну, - глянул главный на Наталью. – На неё же. Выиграю, так и быть – хорош. Девушка место знает теперь. Пусть поест с нами.
- А проиграешь?
- Ставь свои…
Бочка смерил Наталью неопределённым взглядом.
Та замерла.
- Ты танцуй, танцуй, - ласково поощрил её бандит.
И обернулся к главному:
- А я тогда ставлю, что она во время танца разденется. Стриптиз, во!
Наталья обмерла. Потом, не раздумывая, рванулась в прихожую. Но далеко убежать не успела. Послышался грохот откинутой табуретки, и сильная рука схватила её за волосы.
- К-куд-да-а? – протянул грозно четвёртый бандит, что до сих пор сидел молча. Зато сидел ближе всех к двери. – Пока не отыграют тебя – нишкни!
Наталью едва не волоком вернули на кухню. Тащили прямо за волосы, из-за чего она вынуждена была вцепиться руками в руки бандита.
- Привяжи её к ножке стола, - посоветовал главарь. – Вот и не убежит. Затомится, блин, дёргаться.
Все четверо сыто захохотали.
- Блин, - констатировал Бочка через минуту последовательного выдвигания ящиков и открывания дверей в шкафчиках кухни. – Ни верёвки, ни хрена! И как так люди живут, не поймёшь. Уроды просто, а не люди.
- Да хаза съёмная, вот тут и нет ни хрена, - догадался Корень. – Во, придумал, пацаны! Слышь, Валёк, ты их это, на одни наручники посади. Через трубу перекинь, и одну за левую, другую за правую. Пущай друг на друга потаращатся…
Наталья сглотнула. Потом с трудом проговорила:
- Вы охренели, мужики? Я ж на вашей стороне. В смысле – заказчица…
- Заказчица у нас другая, - отрезал главный. – Кто ты такая – ничего говорено не было. Сказал, что встретишь нас. А кто ты и что ты тут делать будешь – слова не было. Верно, мужики?
«Мужики» согласно проворчали.
- А тут ты вовсе куда-то намылилась. Может, сдать нас захотела. Захотела, да? – лицо бандита вдруг резко приблизилось к глазам Натальи. Рот ощерился. – Сдать, а?
Наталью пробила дрожь.
- Нет, я… Не хотела… Я… Нет!
Вожак довольно осклабился:
- Ну, вот и ладушки. Посидишь, успокоишься. Подумаешь, как тебе лучше. А мы пока разок ещё перекинемся. И молись, чтобы я выиграл. А то пацаны у меня нетерпеливые. Развлечься хотят. Им вон ту обещали. А хозяйка твоя не идёт никак. Так что они могут и с прислугой время скоротать…
Прислуга?..
Вот теперь Наталья окончательно ощутила себя летящей в пропасть. Лариска, гадина, видно, никак не оговорила её статус с этими отморозками. И те её то ли действительно за прислугу приняли, то ли им вообще всё равно. В смысле – «развлекутся», а там – кто с них ответа потребует? Лариска? После всего, что тут произойдёт? Да никогда! Наоборот, после всего, что она запланировала, её пути с этими навсегда сойдутся. Вспомнилось, как Серебряков ей говорил, почему никогда не связывается с бандитами для разрешения споров в бизнесе: «Потом не развяжешься». Лариска, дура, этого, видать, не поняла. А расплачиваться ей, Наталье!
Так что она уже не сопротивлялась, когда её подвели к Серебряковой, освободили той левое запястье, а высвободившееся стальное полукружье замкнули на её руке.
- Посиди, - повторил главный бандит. – Недолго. Хотя… - задумчиво и картинно выпятил он нижнюю губу. – Тебе лучше, если я проиграю. А то придётся тебе тут сидеть. Вдруг ещё раз слинять захочешь…
Их оставили одних с Серебряковой.
Наталье не хотелось смотреть на неё. Не о чем разговаривать – хотя бы и взглядом. Вокруг была пустота и страх. Лариска, гадина, где она? Давно уж должна приехать. Выручить. Освободить от этих… ублюдков. А если нет? Что-то её задержало. Сорвалось? Может, вскрылось что-то? Может, уже милиция сюда едет? Хороша будет картина: похищенная жертва, четыре бандита и она, заместитель главного редактора известного журнала, танцующая голою перед ними… Срок! Тюрьма! А позору!..
И ведь не остановятся те отморозки на стриптизе. К бабке не ходи – трахнут её тут. Попишут, как они сказали. Или это у них так убийство обозначается?
Наталья не знала. Знала одно: бандюганы смоются, а всю кашу придётся расхлёбывать ей. Униженной, опозоренной. Изнасилованной. А главное – всё равно: соучастнице.
Вот теперь она взглянула на Серебрякову. Заполошенно, с острым ужасом в сердце. Надо же так влипнуть!
Та отвернулась.
Краем глаза Наталья заметила что-то… Важное. Боже, сумка! Её сумочка! А в ней телефон! Бандиты не дотумкали, не убрали подальше. Надо дотянуться, достать мобилу, позвонить! Кому? В милицию? Нет, исключено. О! Серебрякову! Он, поди, и не знает ещё ничего. А тут… Только адрес сказать!
Но сама Наталья до сумки дотянуться не могла. Разве что её визави в другом наручнике. Если ногой. С дивана смахнуть сумку, а там…
Серебрякова лишь презрительно усмехнулась в ответ – насколько это можно было видеть под скотчем. Не собиралась она помогать своей похитительнице. И похитительнице мужа.
- Дура, - прошипела Наталья ужасным голосом. – Тогда каюк тебе, поняла? Им не деньги нужны мужа твоего. Им тебя оттрахать заказали! Поняла? Опустить! И в интернет выложить! Чтоб вам обоим с мужем криздец пришёл! Поняла? Давай скорее, дотянись ногой. Пока эти не вернулись. Один шанс у тебя – чтобы я до Виктора дозвонилась!
Глаза Серебряковой потемнели. Она поняла. Ещё раз внимательно взглянула Наталье прямо в глаза.
Ничего хорошего не обещал этот взгляд. Но действовать соузница начала.
Вытянулась в сторону кушетки. Нет, рукой, как попыталась было, не достать. Ногой! Ногой… Есть! Ценой задранной до неприличия юбки. Но тут уж не до политесу.
Тихо, но быстро придвинула сумку к Наталье. Та одной рукой – долго, господи, мучительно долго! – нащупала, наконец! – достала телефон. Нажала «восьмёрку» - тут он был, Серебряков, в «горячих кнопках»…
Ответили мгновенно – и одного гудка не прозвучало.
- Виктор, - проговорила шёпотом Наталья, - это я. Твою жену похитили. Мы с нею вместе. Записывай адрес…
Subscribe

  • Русские среди славян

    3.3. Но и их – встраивали! Уже известный нам Торольв из "Саги об Эгиле" – не совсем "транзитник". Он – сборщик дани от имени своего конунга. Но…

  • Русские среди славян

    3.2. Как налаживаются контакты… Конечно, команда среднего норманнского корабля была в состоянии захватить любую местную деревеньку, а то и городище.…

  • Русские среди славян

    А с будущей челядью как быть? Нет, безусловно, за девками с парнями, положим, поохотиться можно. И даже с успехом. Если неожиданно и изгоном.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments