Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Русы и славяне - кто кого?

Вот что пишет Константин Багрянородный о русах и их отношениях со славянами. Вернее, для начала – о русах и их отношениях с печенегами:

2. О пачинакитах и росах[1]

[Знай], что пачинакиты стали соседними и сопредельными[2] также росам, и частенько, когда у них нет мира друг с другом, они грабят Росию[3], наносят ей значительный вред и причиняют ущерб.
[Знай], что и росы озабочены тем, чтобы иметь мир с пачинакитами. Ведь они покупают у них коров, коней, овец и от этого живут легче и сытнее, поскольку ни одного из упомянутых выше животных в Росии не водилось. Но и против удаленных от их пределов врагов росы вообще отправляться не могут, если не находятся в мире с пачинакитами, так как пачинакиты имеют возможность - в то время когда росы удалятся от своих [семей], - напав, все у них уничтожить и разорить. Поэтому росы всегда питают особую заботу, чтобы не понести от них вреда, ибо силен этот народ, привлекать их к союзу и получать от них помощь, так чтобы от их вражды избавляться и помощью пользоваться.
[Знай], что и у царственного сего града ромеев, если росы не находятся в мире с пачинакитами, они появиться не могут, ни ради войны, ни ради торговли, ибо, когда росы с ладьями приходят к речным порогам и не могут миновать их иначе, чем вытащив свои ладьи из реки и переправив, неся на плечах, нападают тогда на них люди этого народа пачинакитов и легко - не могут же росы двум трудам противостоять - побеждают и устраивают резню.


Что следует из данного отрывка?
Из данного отрывка следует со всею очевидностью, что о славянах нет ни одного слова. Какой-то территорией, на котороюу нападают печенеги, владеют русы. Именно русы вступают в отношения войны и мира, они ведут переговоры, они заботятся о подвластной территории, они занимаются внешней торговлей. То есть перед нами – нормальное описание нормальной правящяей власти в стране.
Итак, русы – правители.
Как же они правят?
На это отвечает тоже Константин Багрянородный:

9. О росах, отправляющихся с моноксилами из Росии в Константинополь

[Да будет известно], что приходящие из внешней Росии в Константинополь моноксилы являются одни из Немогарда, в котором сидел Сфендослав, сын Ингора, архонта Росии, а другие из крепости Милиниски, из Телиуцы, Чернигоги и из Вусеграда. Итак, все они спускаются рекою Днепр и сходятся в крепости Киоава, называемой Самватас. Славяне же, их пактиоты, а именно: кривитеины, лендзанины и прочие Славинии - рубят в своих горах моноксилы во время зимы и, снарядив их, с наступлением весны, когда растает лед, вводят в находящиеся по соседству водоемы. Так как эти [водоемы] впадают в реку Днепр, то и они из тамошних [мест] входят в эту самую реку и отправляются в Киову. Их вытаскивают для [оснастки] и продают росам. росы же, купив одни эти долбленки и разобрав свои старые моноксилы, переносят с тех на эти весла, уключины и прочее убранство... снаряжают их.

Зимний же и суровый образ жизни тех самых росов таков. Когда наступит ноябрь месяц, тотчас их архонты выходят со всеми росами из Киава и отправляются в полюдия, что именуется «кружением», а именно - в Славинии вервианов, другувитов, кривичей, севериев и прочих славян, которые являются пактиотами росов. Кормясь там в течение всей зимы, они снова, начиная с апреля, когда растает лед на реке Днепр, возвращаются в Киав. Потом так же, как было рассказано, взяв свои моноксилы, они оснащают [их] и отправляются в Романию.


Снова разберём этот текст на информемы.
Первая: моноксилы производятся по всей территории Руси. Подконтрольной русам, понятено.
Вторая: моноксилы изготавливают славяне по заказу русов.
Третья: моноксилы изготавливаются в качестве полуфабриката – основное корабельное оборудование на ни навешивают русы.
Четвёртая: русы живут тем, что зимой отправляются к славянам и кормятся там за их счёт.
Пятая: после полюдья русы отправляются в Византию с товаром.
Как хотите, а получаются русы эти захребетниками какими-то. То есть не сами работают, продукт производят, а, ровно рэкетиры «точки» свои подконтрольные обходят.
Вопрос: а отчего это позволяют те, кто на «точках»?
Ответ напрашивается один: сил меньше, чем у рэкетиров.
А почему? В конце концов, за ними, за вервианами-дрегувитами этими – значительные территории, собственные земли, где любой лесок в состоянии укрыть и прокормить настоящую партизанскую армию. Мы же знаем, мы это видели: даже немцы с их организацией и ресурсами ничего не могли поделать с теми, кто ушёл в леса. И уж если удавалось так воевать с сильной оккупационной армией – неужто невозможно было отбиться от относительно немногочисленного отряда русов?
Но – не удавалось.
Ответ, следующий из предыдущего ответа: значит, у сил славянских не было организации. Всего славян было, может, и много, - но не было Центрального штаба партизанского движения! Не было ЦК ВКП(б), которое взялось бы за координацию сил сопротивления!
Вот, кстати, ответ и славянофилам, которые спят и видят некое «объединение славянских племён», из которого вышла Русь. Какое уж там объединение племён, ежели сама возможность организации полюдья доказывает, что не было объединения даже внутри одного племени! Какой там «русский каганат», если к нему приходит ватага вооружённых мужчин и отнимает меха, женщин и детей!
И это мы ещё не говорим о собственных интересах племён славянских! Мы, конечно, ничего об этом не знаем. Но зато прекрасно знаем, как «объединялись» гуроны и делавары в борьбе с бледнолицыми. Фенимор Купер исчерпывающе об этом написал. Да и из собственно истории мы знаем: чужое племя для родового человека – эта такая чужая чужесть, как нам какой-нибудь Непал. Тутси с хутсями режутся – у кого-нибудь кусок хлеба с колбаскою за завтраком встал поперёк горла?
А в те времена какой-нибудь рядовой радимич о, скажем, дреговичах и не слыхал никогда. А если что и слыхал – так сказки про то, что есть-де люди такие, которые в болоте живут и в жаб оборачиваются. Жабичи, что там говорить!
Итак, сама система полюдья свидетельствует, что никакого союза племён и и даже простого их единства на территории будущей Руси не было. Приходили к каждому поодиночке, отнимали у каждого поодиночке – а владелец соседней палатки терпеливо ждал, когда придёт его очередь хорошо сделать бандитам.
Полюдье было простой формой освоения русами славянских земель. Многими чертами полюдье напоминало «вейцлу» - объезд округи для сбора дани и кормления в скандинавских странах.
Поgробуем реконструировать?

Боги, это надо же! – он, он! Гостомысл! объявлен вне закона! И вся эта чернь, весь этот его народ! – бывший народ, жёлчно поправился посадник – с удовольствием будет его гнать и рвать в угоду своему любимому Рюрику!
И когда только успели полюбить! Кто он такой? Выдающаяся посредственность, не больше! Человек без особых военных талантов. Без понимания целей свершившейся в Ладоге революции. Грязный варяг, подло воспользовавшийся доверием и прихвативший себе те полномочия, которые народом были первоначально даны ему, Гостомыслу!
Что ж, конечно! Нельзя не признать одной его заслуги. Рюрик изобрел систему полюдья, гнуснейшую систему государственной эксплуатации, при которой, тем не менее, все оставались довольны. Счастливы, быдло! Благодарны! Кому! Варягу, козлу, находнику!
А то! – Гостомысл понимал всю гениальность затеи. Живёшь, скажем, ты в роду своем, в веси какой. С соседней весью у тебя, естественно, проблемы. То парни чьи-то девку в лесу изловили – назавтра соседи с дубьем против твоей веси идут. То в драке праздничной кто-то засапожник вытащит. Судиться надо, мстить. То – святое дело! – на охоте угодья не поделят. И хоть по добру всё – всё равно принято невест-женихов в соседях искать, так что давно породнились все! – ан когда русь с полюдьем придет, тут и рад народ к суду княжьему броситься.
А князь что! – даром что по-словенски чуть-чуть лишь и обучился – рад над разделёнными соседями властвовать. Одного так ссудит, другого сяк. Гля! - обе веси его справедливость славят и дани несут.
Защитил ведь князюшко-то! Теперь пошатовские-де за девку ответили! А что Непею холку взмылили – так он сам виноват, какая-де честная драка с ножичком! А того невдомёк, что в том же Пошатове князя за справедливый суд тоже славят – Калитину окорот-де уделал, не так наглеть будут! И дань, следственно, его – справедливая. Кому же еще, как не защитникам нашим дадим добро наше?! Пусть служат, нас защищают, она, поди, и так нелегка, доля-то княжеска, солдатска…
А там уж Еромчино ждет князя, руки потирает: в то лето кальтинские с пошатовскими забаловали, полстада увели. Де, тому пять лет, как еромчинские у них трех телок угнали, вот теперь пусть с приплодом и возвращают. Ан будет вам приплод – сейчас князюшко приедет, ужо задаст вам суд справедливый, а то и повесит кого!..
А и Ладога довольна. То тебе деревенские гордые приезжали, торг устраивали. А теперь русь в полюдье выйдет, к весне вернется, продукта всякого привезёт! И прямой доход с них. Потому как – богачество свое русины где оставят? в Ладоге же! По кабакам, по магазинам, по сфере обслуживания. А что в русь увезут - в Булгар, Итиль, а то и дальше – опять же прибыток, бо вернутся варяги из руси сюда же, и серебром позвенят здесь же.
Опять же и иногородние все прижаты. Это тебе не дурь Вадимова – по горячим точкам лётать, головы воев класть и никакого прибытку городу не несть. Где те кривичи? Всё их полюдье – здесь, в Ладоге. А давно ли ерепенились? Сепаратисты поганые!
Гостомысл сплюнул. И тут же захотел затереть плевок: опять он внутренне с Рюриком согласен! И он бы так же поступал!
Теперь поступал бы, кто-то холодно произнес у него в голове. Что ж ты не поступал так раньше?
А-а, злобно ответил старик собеседнику в голове, - а обычай? А покон предков? Им, чужакам, хорошо, - они варяги. Или иначе: им, варягам, хорошо – они чужаки. Один хрен. А ну-ка я, Гостомысл из рода Соболевых, объявлю, что сейчас полюдье организую? Да меня Выхухолев род с потрохами сожрет! Вернее, меня заставит собственные потроха есть! Я уж про этих первобытных беровских не говорю…
И всем бы польза – ан нет! Хоть ты и из первого рода сам, и жрецом верховным был, и в прошлую кампанию сам с русскими воевал, и за землю родную стоишь, и пытаешься что-то организовать для народа своего… - нет, говорят, не может в наших условиях словенский президент быть! Русский должен быть. Потому как варяг – существо нейтральное, глупое, в наши дела не вовлечённое. А ваш род и так силен, вы из нас, дай вам власть, соки выжимать будете!
И вот вам итог. Посадник – словенский, но все против него. Воевода – русин, он же – фактически премьер-министр. Войска русские стоят, на нашей земле – чужаки. А в глубине души даже тот, кто наружно против них выступает, думает: эти варяги все же лучше, чем то, что было между войнами. Эксцессы, конечно, случаются, - одни зачистки чего стоят! – но с Вадимовым беспределом всё же хуже было.

То есть: не только сила. Сила, конечно, солому ломит… Но… Сила – штука энергетически очень затратная. Раз сила, два сила – а там и ресурс кончился. Без подпитки если. Следовательно, была подпитка?
А как же! Вот оно, слово ключевое:

росы же, купив…

Можно было бы отобрать, а они покупают!
Можно было бы?
Ведь русы – это не чоновцы большевистские, с трёхлинейками да пулемётом. Да и те – без местных активистов-комбедовцев – не больно-то много могли. Сиживал я одно время в брянских архивах. Забавные документы из эпохи нашей гражданской войны рассматривал. Нередкая история: не слушаются крестьяне, не сдают хлеб. Это теперь в страшных книжках пишут, что большевики тут же заложников расстреливали. То есть было и так – но тут, в глухих лесных деревеньках, на обстоятельном уровне не озверевших местных же жителей, что с той, что с другой стороны… Нелегко на бессудный расстрел решиться.
А то утекала деревенька. И взять нечего, и спросить не у кого – нет людей в населённом пункте! А то, было дело, разоружили чоновцев. Напоили, сами ли напились – а нет наутро ни винтовок, ни пулемёта! И дорогу граждане селяне недвусмысленно указывают: прочь подите!
Вернулись уж потом, конечно. С чекистами и красноармейцами. Наказали. С оружием – это уже не шутки.
Только вот ведь у русов чекистов ещё не было. И представителей комбедов в каждом себе. И по лесам за местными аборигенами много ли ты, чужой судовой ратник погоняешься? Народ белку в глаз бьёт – далеко ли ты от лодьи своей отойдёшь, покуда из тебя ежа сделают?

росы же, купив…


Вот именно. Модус операнди диктуется модусом вивенди. Или, как сказали уже ближе к нашему времени, штыками можно взять власть. Но на них трудно сидеть.
Отсюда, следственно, модус операнди прост и незатейлив.
Сначала ты власть захватываешь. Больше крови, меньше – тут уж как обстоятельства сложатся.

Въ лѣт .҂s҃ . т҃ . ч҃а . [6391 (883)] Поча Ѡлегъ воєвати Деревлѧнъı и примучи…

Затем ты объясняешь, как дальше жить будут подвластные. По тем временам, угрюмым, но вольным, - совсем немного и надо –

имаша на них дань . по чернѣ кунѣ .

Ежели у отныне подданных имелись другие обязательства, то разъясняется пункт два:

и побѣди Сѣверѧнъı и възложи на нь дань легъку . и не дастъ имъ Козаромъ дани платити рекъ азъ имъ противенъ . а вамъ не чему

Откуда с неизбежностью следует пункт третий – защита и оборона. Конечно, крепостей и гарнизонов поначалу не ставили – во всяком случае, археология этого не видит. И скорее всего, бедные подданные двух хозяев некоторое время должны были серьёзно страдать, когда за «своим» приходили те же хазары. Но цивилизация человеческая ничего нового не изобрела в этом вопросе и в двадцатом веке, во времена кооператоров и рэкетиров. Конечно, сорвать зло на селянах можно – но от «стрелки» с новоявленным агрессором и хамом это не избавляет. Что во времена Олега означало только войну.
И тут мы подходим к пункту четвёртому. Русь-то – она, конечно, русь. Вашингтон… э-э, Константинополь на уши ставит. Но воевать с хазарами в степях – тут уже конница нужна. А значит, те же северяне, под хазарским контролем к седлу и шашке приученные. Конечно, за годы собственного подданства у хазар многие русы должны были научиться кавалерийской службе. Но вряд ли таких было много – ещё греческий хронист Иоанн Скилица при описании войны со Святославом в Болгарии отмечал, что русы сильны пешим строем, но откровенно слабы в конном.
Но дальше наступает самое главное. Чтобы северяне пошли воевать за тебя, а не за хазарского кагана, ты должен предъявить им не просто силу. Но ещё и выгоду. Их выгоду. И подходим мы, завершив круг, всё к тому же ключевому слову – «купить». Многие вопросы решаются с помощью этого глагола куда лучше, чем с помощью слова «отнять». Потому дань, конечно, данью, это святое, но вот о серьёзных услугах можно поговорить.
Subscribe

  • Его Сиятельство главарь

    Атаман Войска Донского Матвей Иванович Платов остался в истории одним из главных героев Отечественной войны 1812 года, чьи казаки внесли заметный…

  • Все, в продажу пошёл "Тайный дневник фельдмаршала"

    Нравились мне "Русские...". Но там больше ум писал. Но тут... Нет, не сердце. Иногда это было перевоплощение до мистики. Каждый день делая марш,…

  • Победитель победителя

    Исполнилось 200 лет со дня смерти величайшего полководца Михаила Илларионовича Кутузова. Кому-то превосходная степень покажется чересчур смелой? Но…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments

  • Его Сиятельство главарь

    Атаман Войска Донского Матвей Иванович Платов остался в истории одним из главных героев Отечественной войны 1812 года, чьи казаки внесли заметный…

  • Все, в продажу пошёл "Тайный дневник фельдмаршала"

    Нравились мне "Русские...". Но там больше ум писал. Но тут... Нет, не сердце. Иногда это было перевоплощение до мистики. Каждый день делая марш,…

  • Победитель победителя

    Исполнилось 200 лет со дня смерти величайшего полководца Михаила Илларионовича Кутузова. Кому-то превосходная степень покажется чересчур смелой? Но…