Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Затерянные в истории. Война с людьми. "Вождь краснокожих"

Только что никакого страха не было. И тут он вернулся. Да так яро, что Сашка лишь с громадным трудом справился с позывом к рвоте. И хорошо, что он и без того лежал на земле. Иначе точно ноги подломились бы под ним.
Это был Рог. Теперь уже навсегда - был...
Что он делал здесь? Он же пошёл с охотниками? Решил вернуться? За ним, за Сашкой? Или позвать к ним?
Глаза выхватили из пейзажа тушку зайца, что валялась недалеко от обезглавленного тела неандертальца. Чёрт! Он, наверное, нёс Сашке добычу! Ну да, время-то за полдень! Видать, добыл по пути зайчика, решил поделиться обедом с другом.
А его убили!
Подло убили, твари! И за что? Рог ведь был такой хороший! Фактически первый принял и признал их, троих затерявшихся во времени, за друзей. Едой делился. Почти что научились они понимать друг друга. Да и тут, опять же – не забыл, шёл к нему, к своему другу, хотел разделить с ним немудрящий первобытный обед…
А его убили! И теперь над головой его глумятся!
Сашка закрыл глаза.
Как тогда, у динозавров, страх в душе его начала замещаться ненавистью. Эх, развязали бы руки! Да нож вернули. Да лук бы доделать. Уж он бы перестрелял всю эту сволочь!
То, что это люди, принадлежавшие, несомненно, к одному с ним виду, он уже не думал. Хороша же эта «одна кровь»! Вот с Рогом он – одной крови! С неандертальцами этими страшненькими, но, как оказалось, добрыми и справедливыми! Как они помогли им сразу, беглецам от динозавров! Сначала боялись, да. Но! Но вот как раз на убийство не скоры оказались. Да просто сами они боялись этих неизвестно откуда взявшихся детей! А ведь не убили же! Наоборот, как только разобрались в ситуации, помогли. Антоху вон выхаживать начали. Едой делились.
Да что он всё о еде! – разгневался сам на себя Сашка. Да, есть хочется. Но до того ли сейчас? Вон этот урод голову Рога себе к поясу привязывает. Рога, который совсем недавно улыбался, разговаривал, смеялся. А теперь лежит вон мёртвый… И лицо это – словно и не его. Словно краски с него сошли. И нет уже искры в полуприкрытых веками глазах…
Между тем, убийца Рога подошёл к лежащему на земле мальчику. Того подняли на ноги.
Сашка, наконец, смог разглядеть человека, который только что убил его друга и повесил голову его себе на пояс. До того, его загораживали толпившиеся вокруг соплеменники, а теперь он вышел на передний план.
Вот кто был настоящим «вождём краснокожих», понял мальчик. Хотя не краснокожие были они, что взяли его в плен. Больше – светло-коричневые. Мулатистые. Как в американских фильмах. И не так одновременно. Там видно, что «цветные» актёры – смесь разных рас. Разные их черты взявшие. У одного – больше от белых, у другой – от негров. А кто-то – белый, но, например, с курчавыми волосами африканца. И так далее.
Здесь же Сашка видел другой тип. Явно не смесь. Это представители одной расы. Как те же папуасы, про которых тогда рассказывал Антонов папка.
Вождь всё же выделялся на их фоне. Во-первых, относительной светлокожестью. Менее негроидными чертами лица. Во-вторых, большим количеством перьев на голове. Тоже очень похоже на настоящих индейцев. В-третьих…
То, что было в-третьих, снова заставляло подниматься в животе холодной взвеси страха. Уж больно свиреп на лицо был этот человек. Именно свиреп – такое не слишком распространённое определение пришло Сашке на ум. Видно было по всему, что не только привык вождь жестокие попытки совершать, но и любил это дело. Резкая морщина между бровями, привычно сощуренные глаза, жёсткие складки около рта красноречиво рассказывали о тех выражениях лица, которые были для этого мужика наиболее привычны. А расписавшие физиономию шрамы дополняли впечатление, словно их наносил талантливый художник, специально о том впечатлении заботившийся.
Ну, и набор человеческих пальцев, что как бусы висел на верёвочке на груди, умрачнял общую картину до крайности.
Вождь, в свою очередь, внимательно рассматривал мальчика. Взгляд его холодных, до пронзительности внимательных глаз обшарил фигуру, оценил незнакомую здесь одежду – собственно, остатки порванных в нескольких местах штанов, задержался на мышцах плеч и пресса (какие уж там мышцы, тут Сашка завидовал пловцу Антону, хотя и не давал этого заметить никому). Скользнул по порезу на груди. Затем этот взгляд вперился в глаза Сашке.
Мальчик почему-то понял, что отводить их нельзя. Отведёт – умрёт. Почему, как понял – неизвестно. Шестым чувством. И как ни забирался страх всё выше – сначала до вздоха, затем до подмышек, потом до горла – он твёрдо смотрел в глаза вождю, словно меряясь с ним силою. Словно не взглядами они сошлись, а в армрестлинге, руки друг другу к столу прижать пытались…
Tags: Война с людьми
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments