Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Затерянные в истории. Война с людьми. Преследование

Но, в общем, что делать дальше, Саша не знал. Что эти ребята выражают ему свою покорность – пожалуй, понятно. Но, во-первых, за что? Только что руки вязали, а вот уже на коленках ползают. За то, что вождя ударил?
А во-вторых, что теперь делать? Будь эти парни хоть сто раз покорны – что можно приказать им сделать, коли языка не знаешь? Да и что приказывать? Отпустить его домой, к неандертальцам? Судя по тому, что он видел, отношения между этими и теми такие, что дружеский контакт исключается. Значит, этих надо отправить домой, а самому здесь сидеть, ждать, когда свои из кустов вылезут. Если они там ещё сидят. А то вот убили этих троих и закономерно дали дёру, не дожидаясь карательной экспедиции. Забавненько будет остаться в этом мире совершенно одному и быть съеденным первым же крупным хищником…
Нет, он, конечно, мог бы выйти обратно к пещере, где они оказались в самом начале. Настолько-то уж он на местности ориентироваться мог, хоть и далековато ушли они с охотниками. Но это означало бы привести за собою «индейцев», а что те начнут делать, узнав, где живут неандертальцы, предсказать было нельзя. Рога вон убили просто так. Опять же, на месте «своих» он не допустил бы самого себя к пещере. Подстрелил бы, чтобы не выдал.
Ничего он не решил в итоге. Папа ему говорил как-то: если не знаешь, что решить, а прямой угрозы нет, ничего не делай. Набирай информацию, наблюдай и будь готов к действию. И Сашка пока решил наблюдать.
Он, впрочем, величественно кивнул вождю – а то пауза затягивалась, и так или иначе нужно было что-то делать. Тот просветлел. Что-то сказал своим, те задвигались посвободнее, стали вставать на ноги. Но без копий. Это тоже, видно, что-то значило, потому что вождь с явно вопросительной интонацией обратился к Саше, указывая на своё орудие, лежащее у ног мальчика.
Тот ещё раз кивнул. «Индейцы» подобрали копья и вернулись к своим прежним занятиям. Одна группа занялась телами убитых. Их довольно споро раздели, лишили всех ожерелий и браслетов, перьев на головах – в общем, всех знаков заслуг и статуса. Всё это аккуратно было помещено в кожаную котомку, которую достал один из подручных вождя. Трупы же сложили рядком на опушке, побросали на них по горсти земли и так и оставили. На съедение зверям.
Сашку это покоробило, но он эмоций выражать не стал. Со своим уставом в чужой монастырь не ходят.. Возможно, такая здесь похоронная церемония. Рассказывал же вон как-то Антон, что на Востоке народ своих умерших на башни клал, чтобы птицы хищные тела расклевали. Да и лопат у местных не было, чтобы могилу выкопать.
Параллельно занимала его мысль о своих. Здесь ли они? Наблюдают ли потаённо? Могут ли выручить его, Сашку? Станут ли выручать?
Похоже, та же мысль сидела в голове и у вождя. Видно было, что он обеспокоен. Постоянно оглядывается, ищет в окружающей «зелёнке» признаки опасности. Несколько раз обращался даже к мальчику, указывая на лес и что-то с жаром втолковывая. Может, хотел, чтобы Сашка рассказал ему, где прячутся его друзья? Держи карман шире! Даже если бы и знал – не сказал.
Он даже мысль о луке оставил. Пришло в голову, что хорошо бы забрать заготовку. Всё ж столько времени искал, только обрабатывать начал… Но остановил себя. Не хватало местным «индейцам» только секретом такого оружия овладеть. Тогда они от хороших неандертальцев рожки да ножки оставят. Вот тем рассказать-показать. Научить... Может, и не вымрут тогда…
Словом, ещё раз вспомнил завет отца Сашка. Не вмешивайся, наблюдай, сказал он себе. Запоминай дорогу. Как-нибудь удастся вырваться – и домой, к ребятам!
Но до этого было ещё далеко. «Индейцы», с\удя по всему, обиду прощать не желали. Уже не разбиваясь на группы, держась вместе, хотя каждый действовал самостоятельно, они начали отслеживать следы неандертальцев.
Странно, показалось Сашке, логичнее было бы сразу по следам рвануть, пока свежие, пока противник далеко уйти не смог. А они тут ритуалами занялись, похоронами. Хотя, догадался он, целью могло быть не догнать данную конкретную группу охотников, а дойти по их следам до места, так сказать, дислокации. До их жилья, дома. И там уже устроить тарарам. В таком случае тактика правильная: противник, думая, что враг занимается своими делами, поспешает домой, не заботясь о том, чтобы путать следы.
В верности своей догадки мальчишка убедился уже через несколько минут. В одном месте поляны возникло оживление. Несколько охотников подозвали вождя. На правах то ли нового бога, то ли куратора – кем они его признали? – Сашка пошёл за ним. Да, судя по мимике и интонациям воины обнаружили след неандертальца. Клок характерных рыжих волос зацепился за острый сучок. Теперь ясно было, откуда стартовать поискам.
Впрочем, образованному на боевиках и фильмах про индейцев мальчику показалось, что больно уж нарочито болтался тут этот клок. Словно подкидывали им ложный след. Но свои соображения он оставил при себе. В этой войне он на вполне определённой стороне. И даже если неандертальцы оказались хитрее, чем он думал ранее, не его дело указывать на это «индейцам». Он – разведчик в тылу врага. Штирлиц.
Вот надо только язык подучить. Да как-то дорогу домой запомнить…
Tags: Война с людьми
Subscribe

  • Вот и "Славяне до русских" вышли

    "Славяне до русских" в продаже! С каким удовольствием над ней работал! Много нового удалось открыть, сформулировать, передать…

  • Славяне до русских

    В дальнейшем, однако, — в VI — VII веках — по непонятной причине в пражско-корчакской культуре распространяется курганный обряд…

  • Славяне до русских

    Глава 22. Первая достоверно славянская культура Что представляют собою основные славяноморфные культуры? Все они — –…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments