Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Category:

Затерянные в истории. Война с людьми. Диспут о жизни

«Господи, больно-то как!» - было последней Сашкиной мыслью…
Нет, не последней. Последней было: «Сон! Это сон! Скорее отсюда!»
И он проснулся.
Н-да-а…
Это было стрессово.
Столь ярких и детальных снов ему, пожалуй, видеть не приходилось. Разве что однажды в детском саду, когда он в одежде мушкетёра бился на шпагах за девочку Олю Звереву, и его там ранили в мизинец. Вот сколько лет прошло, а глупый тот сон очень чётко, до деталей, сохранился в памяти.
А тут? То ли вариант иной душа сама себе проиграла, чтобы в тонусе быть… То ли страх тогдашний, в воинском чуме, себя в такие реальные картины воплотил. То ли телепатия здешняя альтернативку показала – как оно должно бы быть, коли б властный дедок-шаман не настоял на своём.
Ладно, замнём. Главное, что ноги-руки на месте, никто из них холодца не варит, а Сашка жив и здоров и лежит в чуме у здешнего колдуна, взявшего над ним шефство.
Вождь Яли, надо сказать, долго спорил тогда с дедом. Содержание их речей Саша понимал с пятого на десятое, но смысл, в общем, улавливался.
Позиция местного фюрера была вполне под стать фюреру далёкого будущего: если мне что-то нужно, я иду и беру. Хотя так, кажется, говорили американцы. Что-то такое Сашка слышал от Антона со ссылкой на Марк-Твена. Хотя в «Приключениях Том-Сойера» вроде ничего подобного не было… Неважно. Всё равно – Гитлер этот Яли здешний.
Вождю хотелось двух вещей. И желательно сразу. Отъесть что-нибудь от мальчика с неба, дабы перенять от того всякие необыкновенные свойства. И нож, который так славно режет всех.
Но симпатичный дедуган настоял на своём. Видишь, указал он на мумию, главный вождь против твоих планов. Он сам теперь на небе, видит он: много пользы племени принесёт этот мальчик. Да и духи – тоже против. Хочешь, чтобы они охоту отняли? Или злые аннува напали? Ты же сам говорил: искали они парня. Значит, нужен он им. А зачем? Чтобы против нас использовать! Логика! А теперь мы используем его против них.
Ну, это уж хренушки, облегчённо подумал Сашка между тем, как другой частью сознания напряжённо ловил смыслы диалога между вождями «индейского» племени. Кстати, заодно и выяснилось, что значило одно слово, коего он прежде никак не мог идентифицировать. Названием оно было. Наименованием вот этого конкретного племени. «Уган» оно называлось. А «уламр» по-ихнему – «люди». Иерархия выстраивалась такая: уган – человек. Уган-ар – люди. Но только этого племени. Люди других племён – не совсем люди, ибо чужие. Но люди в том смысле, что свои, похожие, в отличие от аннува. Потому – улам-ар. «А» совсем короткая, потому слышится «уганр», «уламр». В общем, остальные – люди, так сказать, условные. До первой встречи. Которая может быть не радостной, и тогда уламр-чужаки могут стать врагами. И их будут как-то ещё называть, какового понятия Саша пока из разговора не вычленил. Зато «аннува» звучало часто. Причём без окончания множественного числа. Как некое природное явление. И означало что-то вроде «нелюдь». Не людей вовсе. Но и не зверей. Охота на зверей обозначалась одним словом, а столкновения с аннува – а диспутанты постоянно поминали засаду, устроенную на охотничью партию – другим.
Но вопросы языкознания были пока не важны. Важнее было, что старикан додавливал вождя Яли. Конечно, тому не хотелось уступать, а хотелось вовсе другого: воспользоваться чудесными возможностями, что имел мальчик. Но пойти против заслуженного Тутанхамона… Хотя они оба были заслуженными – и мумия, и дедок, как толкователь её воли. Яли кто? Всего лишь вождь. Подумаешь! – напирал дедок. Сегодня тебя уважают, а завтра тебя медведь задерёт, и всё – другого уважать будем…
Ох, как сверкнул глазами Яли-фюрер! Но адекватных возражений не нашёл. Видно, реальной была такая перспектива, не впервые мишки племя уганов осиротевшими на голову вождя оставляли.
А старый вождь, продолжал шаман, - вот он! Всегда с нами. Опять же – и пал героически. В борьбе с враждебными уламрами. До сих пор песни поют о том, как он с бойцами за девками в соседнее племя ходил, как убил там почти всех, но кто-то злодейским образом воткнул ему копьё в брюхо…
Пергаментный бабник залихвастски улыбался, когда дедок показывал на него пальцем…
Сашка, правда, пергамента никогда не видел. Но выражение про мумий, которые будто пергаментом обтянуты, запомнил из какой-то книжки. Иссохший герой весьма походил на мумию, выставленную в Пушкинском музее, а та… во! – не в книжке, а там говорили, что её кожа превратилась словно бы в пергамент.
В общем, неважно. Что это ему вообще какие-то мысли посторонние в голову лезут? Тут ведь речь о его жизни и смерти идёт, а он о мумиях размышляет! Видимо, потому, что он всё решил для себя, подумал мальчик. Поскольку от него уже ничего не зависело, кроме одного: подороже продать свою жизнь в случае победы фюрера Яли в данной дискуссии. То есть душа уже вышла за границы страхов и сомнений и даже с каким-то любопытством наблюдала за окружающей действительностью, смирившись с любой судьбой, уготовленной для тела. Наплевала на него. Даже о том, как героически будет выглядеть его смерть, Сашка уже не думал…
И деду не верил. Ибо не понимал, зачем тот спасает его жизнь. Ясно же было, что жизнь мальчишки для колдуна – тьфу! И растереть… Что-то ему нужно было. Ни на секунду Сашка не сомневался, что никакая мумия тут ничего не решает. Во-первых, потому, что покойники никогда ничего не решают. А во-вторых… Да нет никакого во-вторых. Ибо покойники никогда ничего не решают, даже если украшены цветными аппликациями и сидят в чуме воинов, привязанный к колышку. Решал всё сам старик. И зачем-то нужен был ему пришлый мальчишка...
Как бы то ни было, дожал дед вождя. Другие воины помогли. Как понял Саша, это были представители здешней элиты. Вожди каких-то кланов, которые входили в племя Яли. А деление на кланы здесь значило много. Очень много. Например, на охоту, где Сашка пленили, вождь Яли пошёл только с охотниками из своей личной банды. Несмотря на то, что он – верховный вождь уганов, в его личном распоряжении были только его собственные родичи. Остальными он мог командовать только через этих вот вождей второго уровня.
А они сказали: «Прав шаман. А ты, вождь Яли, не прав!»
И вот в итоге Сашка оказался в чуме шамана. Накормленный, напоенный какой-то гадостью и почти свободный.
И просмотревший страшный сон... словно душа его сделал облегчённый выдох после всего пережитого…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments