Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Category:

О русских и американских... шерифах. Часть 1

28. Часовщик: re:
У меня к вам вопрос. Не могли бы вы сформулировать свое видение истоков и перспектив нынешнего российского антиамериканизма?
15 Февраля 2001 (18:20:40)

28. Пересвет: Ответствую.
Вопрос ваш - крайне многомерный, так что, боюсь, не все сразу ухвачу. Но, надеюсь, в ходе дальнейшего разговора все белые и серые пятна сами уберутся.
Начну с парадоксального: а никакого в России антиамериканизма и нет! Если не считать выразителем общественного мнения детвору из корчмы, то мы увидим потрясающую картину: в России господствует полный про-американизм!
Доказываю.
Большинство из мыслящего элемента взоры свои, горящие надеждой на серьезный заработок, устремляют именно на Штаты. На Европу даже - далеко не в такой степени. Не знаю, почему - то ли все там заорганизовано, то ли работы поменьше, то ли Голливуд действует... Но Европа - место для отдыха, хотя, конечно, и на любую работу, и замуж кидаются с радостью.
Второе. Даже хорошо устроенное в России меньшинство мыслящего элемента смотрит на Америку со сложным чувством чуждости и зависти, но не враждебности. Америка - это посадка спутника на астероид, когда мы топим последний дряхлый реликт собственно космической мечты. Америка - это порядок и закон, когда здесь идея линчевания всех поголовно ментов уже явственно носится в воздухе. Америка - это нормальный бизнес, когда здесь ты колупаешься в непередаваемой дури безнадежного выбивания мелкого долга в 5 тысяч долларов с новосибирского приятеля за немецкий клапан, поставленный ему ради спасения его совершенно тебя не касавшейся сделки...
То есть Америка остается той страной, где все, кажется, делается по уму, а не как у нас, где сложнее всего пролечить зубы, потому как делают это через задницу и отбойным молотком. Как всякое "рио-де-жанейро", эта картина имеет большой шанс расколоться на кусочки при виде настоящих ребят с Южного Бронкса или тихо растаять при виде реальных жителей маленьких городков, прославленных еще Сэмюэлем Клеменсом и мало изменившихся за это время, -
- но эта картина существует. Более того, она имеет способность возрождаться из пепла, как тот ближневосточный дятел: у самого как-то автоматически сравнение вырвалось, когда с новопостроенного Третьего кольца слетел в помойку вечно забитого и дергающегося в светофорных припадках Садового кольца - "Вот, блин, как из Штатов в Шереметьево прилетел..."
Теперь о менее мыслящей части российского человечества. Та, что тусуется в "трубе" на Пушке, если и вякнет что-то про свои антиамериканские убеждения, то это будет ложью добросовестной или ложью злонамеренной. Ибо эта часть передвигается по жизни уже давно если не американизированным, то унифицированно западным подростково-молодежным аллюром.
Женская часть выпадает из рассмотрения в силу ее специфических полово-психо-интеллектуальных качеств, которым на про- или антиамериканизм либо наплевать, либо они нездоровы по-женски.
Подавляющая часть дальнейшего населения либо занята обыденной жизнью и работой, либо ведет борьбу за бытовое существование, либо в пьяном виде валяется под собственным поваленным забором и ругательски ругает демократов, что они ему страну развалили. Дальше на этой оси откладываются бомжи, бродячие животные и насекомые, но они в дискуссии по антиамериканизму не участвуют в силу схожей специфичности условий бытовования.
Кто же остается? Достаточно непредставительная, хотя и громкая часть мыслящей части же российского населения. Идеологи империализма, евразийства, коммунизма, нацизма, фашизма и проч. Они лично нередко милые и хорошие люди, и Америка многим из них представляется не более, чем оселком для оттачивания собственных идеологических и политических построений. Вот здесь-то истинный антиамериканизм и заседает.
Но...
Но вот тут-то мы выходим на сложную стезю, где надо по возможности внятно проанализировать несомненное наличие антиамериканских настроений среди тех самых кругов, которые мы только что очистили от подозрения в их антиамериканизме.
Иными словами, вопрос можно было бы сформулировать так: отчего люди, ничего не имеющие против такой страны, как США, и даже мечтающие туда съездить, а то и поработать-поучиться, действительно испытывают сегодня к Штатам чувства, сродные гадливости?
Попробую попробовать попытаться попробовать поотвечать на этот вопрос.
1. Чувство оскорбленного достоинства (из которого многие выпадают затем в имперскость). Когда Штаты маячили в отдалении, за надежным забором из СС-18 и Т-72, к ним можно было испытывать самые разные чувства, но уважение к ним существовало и не отменялось никакими дебильными выходками Рейгана. Когда забора не стало, а потом не стало даже и кулака, чтобы поднести его к американскому носу, вдруг оказалось: Америка действительно может вести себя в мире как техасский шериф - с ногами на столе, с хватанием за грудки, с апломбом "быка", впервые приведшего свою шлюху в Эрмитаж. Это унижает ныне не только русских, это так же унижало французов и немцев после войны, это унижает и многих других, отчего бытовой антиамериканизм так цепок по всему миру.
Но нынешнюю Россию это задевает в особенности, поскольку она еще очень остро помнит, как противостояла "ковбою" по всему миру, и тот ее действительно боялся. Сегодня в силу естественной аберрации исторического зрения из него выпадают действительно жалкие и глупые, бессмысленные и жестокие акции российского руководства что внутри, что за рубежом. А остаются свидетельства мощи и побед.
Да, услужливо подсказывает такой исторический пропагандист внутри человека, мы лишь из-за тупости и трусости австрийцев и презиравшего русских царя жестоко проиграли Аустерлицкую битву! Да, проиграли! Но как божественно храбро, как героически летели в свою последнюю жертвенную атаку русские кавалергарды, как они летели и падали, эти русские мальчики, спасая и честь страны и - все же! - часть армии!
То же можно сказать и о Берлинской стене. Уже перестает быть важным, что ее построили в качестве обычного зонного "периметра", чтобы из социализма не разбежались последние немцы. Зато мы сказали, что так нужно - и так стало! Более того - это мы, мы были, из-за кого западные немцы закапывали под своими дорогами атомные мины и планировали закупорить Рейн, дабы остановить наши грозные танки!
И забывается та простая мысль, что держать полумиллионную армию в ГДР было не только расточительно, но и глупо, что Европа в качестве цели захвата в войне с Америкой не давала ни одного стратегического преимущества, а лишь впитывала в себя наши ударные корпуса, как Москва когда-то впитала армию Наполеона. И дошли бы мы до Ла-Манша через три дня, как планировалось - какой-такой неприемлемый ущерб этим мы могли бы нанести заокеанской державе? Зато растратили бы армию в боях да в оккупационных гарнизонах, получили бы сотни миллионов требующего кормежки и лечения населения, а также партизан и диверсантов, и колупались бы с ними, жалко стоя на берегу Канала в жалком фарсе на стоявших когда-то здесь же Наполеона и Гитлера...
Но это я отвлекся. Но просто для себя я вдруг нашел еще один повод для антиамериканизма умных: нынешней политикой Штаты как раз не дают развернуться, а то и прямо пресекают процесс осмысления всей той имперской дури - от крашения травы к приезду генерала до вторжения в Афганистан и разработок планов удара на Ла-Манш. Потому как и тебе скажут, и ты сам себе скажешь: а то, что сегодня с нами делают - лучше? Мы ошибались, но были субъектами мировой политики и мировой истории. А теперь мы - объекты. К тому же – эксплуатации.
Итак, номер раз: оскорбленное и повседневно оскорбляемое достоинство еще недавно великой нации.
Побежденная, но возвышенная Германия даже при тех унижениях, которые ей пришлось вынести после войны, не может сегодня не отдавать дань уважения Америке. Я это много раз видел среди самых обычных людей, так что убежден в искренности этих чувств - при всей той нелюбви к "ковбою", о которой я говорил выше.
Побежденная, к тому же далеко не нокаутом, а собственным выкинувшим полотенце тренером, и не возвышенная, а униженная Россия здесь больше походит на другую побежденную (и тоже - не нокаутом) Германию - Германижю после Первой мировой войны.
Германия тогда нашла отдушину в виде ненависти к Франции. Россия - к США.
Когда взопрели родимые озимые демократии, и гордые баррикадники улюлюкали вослед убегающей, преданной Горбачевым хунте, мир казался сложным, но умытым. Страна сбросила с себя иго коммунистических пердунов, с середины семидесятых последовательно заводивших ее из тупика в тупик. Мы вернулись в мир, в Европу, в 1913 год, когда между Россией и остальными цивилизованными странами не стояло еще большевизма. Казалось, и мир должен был нас принять с той же радостью! Ребята, мы вас так ждали! Вот ваше царское золото, что мы все это время хранили для вас - вон какие процентики наросли! Вот вам наша помощь, чтобы вы скорее преодолели тяжкое наследие и поскорее стали для нас своими! Вот вам мы, доверяйте нам, мы больше не враги, а союзники!
Лирика? Конечно! Но если этой самой лирики убрать лишь чуть-чуть, на волосок в носу придирчивого эстета, то ведь останется ВСЕ ТО ЖЕ!
Планы прослушки посольства - пожалуйста. Дмитрия Цимеса из ЦРУ допускать к процессу принятия решений - сделано. Помощник президента по международным делами, идеи которому составляют на Потомаке - нет проблем. Дочь главы парламента, жена министра рожают в США будущих американцев - сколько хочешь.
Но были и более принципиальные вещи. Сданная "без выплат и контрибуций" ГДР как начало и вообще ключевой элемент ухода России из Европы. Эвакуированный Афганистан, эвакуированная Африка, Азия, почти эвакуированная Куба. Эвакуированная Прибалтика. Уступленный неизвестно кому Советский Союз. Перестройка экономики по лекалам МВФ. Приватизация, в ходе которой конкурентам - и экономическим, и политическим) запросто отдавались акции секретнейших заводов и производств.
Да, я сейчас немного упрощаю и даже опошляю реальную сложность, неоднозначность всех этих процессов, но ведь мы говорим об отражении истории в сознании, не так ли? А в сознании эта символика закрепляется - мы им ножки нараспашку, а они...
А что они? Обидка-то детская, от таких случаев девчонки друг друга еще лет в тринадцать отшептывают... Не надо было самим клювом щелкать...
Верно! Вот так оно и говорится! Но в подсознании-то засела психологическая травма! Чем нам ответили американцы как лидеры "свободного мира"?
А тем, что никаких таких реальных объятий в ответ не раскрыли. Приняли к сведению низвержение соперника, прикопали маленько гуманитаркой, чтобы не сильно вонял и пошли осваиваться в его дворе. Заглянули в гостиную - Джим, иди посмейся, как эти дикари тут все изгваздали! Полюбопытствовали на спальню - фу, грязно как, и где биде? Кухня - блин, и они тут помещались? А где же они жрали? А тут что? У, какая вонь! Джим, и этих людей мы полвека боялись!
А эти люди, забыв опустить готовую к рукопожатью руку и забыв на лице прежнюю дружескую улыбку, только зыркают глазами во все большем недоумении... переходящем в изумление... раздражение... начинающийся гнев...
Можно, конечно, сейчас снова проговорить темы более вещественные - массированный пересмотр Америкой роли и места НАТО вместо ожидавшегося и казавшегося логичным роспуска, или непрощение советских долгов (хотя бы тою же ФРГ, которая задаром получила ГДР), или тот же невозврат царского золота… Требовался-то хоть жест! Но кому это надо, когда есть человек, который протянул руку для пожатия, а ему в нее калоши сунули, чтобы просушил, да пятачок за труды добавили...
3. Чувство опасности
Страна вдруг с холодком поняла, что на самом деле стала практически беззащитной. А по планете бродит пьяный от своей неукороченности провинциальный техасский шериф, который, конечно, за справедливость, и за право, но такие - как ОН их понимает. Из совсем недавнего - тут у нас народ впечатлился словами Пауэлла - что-то там вроде: мы будем приходить и наводить порядок, потому что наша система работает, а все остальные не работают. Прямо по Клеменсу: "Мы - англосаксы, и если нам что-нибудь нужно, мы идем и берем!"
Вдруг выяснилось, что американский империализм не изменился ни на йоту с тех пор, когда захватывал Филиппины или громил Гватемалу! И когда на планете не осталось и следа от того, что по ошибке называют "советским империализмом", оказалось, что у этого парня тормозов по-прежнему мало, а возможностей куда как много!
А потому русский ныне с надеждой озирается вокруг, не имея уже иллюзий по поводу себя самого, но… Но лепя их, эти иллюзии, по всем азимутам!
О, китайцы поднимаются. Вот ужо они с юсами столкнутся! Они - не мы, они за нас ужо отомстят! (Сам отдал долю в "Огоньке" года три назад, правда, исходя из профессиональных анализов и призывая в этом объективно запланированном конфликте держаться в стороне-тылу).
А вон немцы зашевелились, от "МиГов" наших не отказываются - понесла кривая заголовки типа "Русско-германский союз уже на мази"! Да, а вон франки амикам за спиной рожу показали. Даешь Антанту! Как? Эта проститутка Блэр готов выступить в поддержку НПРО? Вот же сука, а еще с Путиным дружит, в театр наш ходил, гаденыш!..
Это не истерия. Это несколько детское неумение управлять эмоциями. У меня вообще ощущение, что мы действительно пережили вторую катастрофу нации. В 1917 году дети по разуму из деревень и казарм погнали из страны взрослых и ответственных, а сами пошли гулять и беситься. Но тогда пришел умный и строгий, вольницу пресек - он все равно оказался перед процессом малоуправляемого выхода широких, но детски неграмотных масс на широту исторической сцены.
Однако постепенно эти дети начали умнеть и взрослеть, из них вычленились умные, которые догадались, в какую сторону надо вертеть штурвал этого авианосного детсада, чтобы он плыл, куда надо. Плыл-то он плыл, да вот детки успели на нем состариться.
А потом случились всякие достойные исторического исследования события, и командование на корабле вновь поменялось. И вновь его заняли дети, неумелые, бесшабашные и безжалостные. Они вертят штурвалом куда попало, им хочется завернуть то к Лимпопо, то к Айболиту, они с визгом отрывают навигационные приборы и строят из них игрушечные крепости с настоящими живыми солдатами.
И это еще страшнее, чем в 17-м. Потому что ужас-то ситуации весь в том, что тогда вырвалась на волю толпа детей, у которых было будущее, если им не дать изрезать друг друга. А сегодня весь корабль заполнен старичками! Они и в свое-то время до управления не допускались, и потому сегодня ничего не умеют на корабле делать. А теперь их к тому же корежит старческое равнодушие. Кажется, вся Россия сегодня говорит излюбленную, миллионноразно слышанную фразу: "Нам-то что, мы свою жизнь прожили..."
А в рубке все резвятся дети...
То есть:
Насколько я могу судить, действительно нет антиамериканизма по отношению к Америке как стране. Напротив, существует ощущение чего-то не достигнутого своего.
Можно сравнить с одним американским аспирантом, с которым мы учились в одном университете в Германии. Мы стали достаточно близкими друзьями, сойдясь на почве понимания специфического характера русских анекдотов про американских ковбоев.
Но я могу себе представить, что именно он сейчас дорос до неких вершин в Рэнде или администрации, и помогает там разрабатывать план очередной "дуги нестабильности".
Нет претензий к стране. И, по большому счету, к людям, если не считать ублюдочных воплей о юсовской неполноценности со стороны тех, кто не знает ни настоящих Штатов, ни настоящей "юсовости" (если она вообще бывает).
Но вот чувства из второй части моих горячечных видений диктуются уже политикой американского государства. Почему такая непредставимая разница между разрабатывающей науку, политику и вообще решения элитой и остальными 95 процентами - многое слышал-думал, но кристальной убедительной ясности для самого себя так и не обрел. Разве что это уже не Америка, а тот самый надмировой зиновьевский слой.
17 Февраля 2001 (00:28:44)

30. Часовщик: Ну вот, написал кое-что.
Да, вот это трактат.
Действительно, накопилось у вас. Огромное впечатление вы на меня произвели - в основном за счет мощных эмоций при полном понимании и подробном описании этих эмоций. Не часто такое встретишь.
Итак:
Начнем с парадокса об отсутствии антиамериканизма у российских антиамериканцев. Блестящая мысль. В сущности, здесь и кроются основные причины интересующего нас явления. Кто, собственно говоря, эти самые антиамериканцы? Тусовщиков из "трубы" и иже с ними, вплоть до насекомых, я склонен игнорировать – у них это все вторичное, внушенное теми, от кого они получают информацию об окружающем мире.
Поставщики информации, те, кто ее отбирает, обрабатывает и предлагает потребителям - именно те люди, которые представляют наибольший интерес при рассмотрении нашего вопроса, и тут я особенно благодарен вам за ваше мнение, поскольку вы знаете всю кухню изнутри. Насколько я представляю себе картину, это в подавляющем большинстве люди уже состоявшиеся, не моложе тридцати-тридцати пяти лет, что очень важно. Это те, кто успел закончить школу, а то и отучиться в институте еще при «историческом материализме». Они выросли на сложном комплексе идей. С одной стороны - на представлении о величии своей страны, внедряемом официально и атрибутированном в соответствии с официальной, вполне имперской точкой зрения на то, каким должно быть это величие. С другой стороны - на смутной мечте об Америке, как о некоем царствии божием на земле. Плевать тогда было этим людям на забор из СС-18; основной деталью мифа об Америке были тогда, обобщенно говоря, джинсы. Этакая гремучая мировоззренческая смесь. И вот на долю этого поколения выпадает такое нечастое зрелище, как гибель империи.
Кстати, не думаю, Пересвет, что вы правы, говоря о «собственном тренере, выкинувшем полотенце». Оставьте это Максиму Калашникову с его рассуждениями о фантастически могучем СССР, набитом под завязку тайным оружием, который был уничтожен только иждивением предательского руководства, хотя уже вот-вот должен был всех победить. Экономические причины краха империи достаточно очевидны.
Да, так вот, империя распалась на части прямо у них под ногами. Осталась одна Россия, автоматически потерявшая свой имперский статус. Соотношение сил резко поменялось, и очень интересные изменения начали происходить в психологии. Величие ушло. Оно ушло само, сквозь пальцы, ушло в историю, но сил это признать почти ни у кого не было. Надо было как-то компенсировать, и возникла легенда о том, что величие было продано. У этой легенды есть множество вариаций – кто именно и за сколько его продавал. Сходятся все варианты в двух пунктах – заплатили за утрату величия американцы, и заплатили безобразно мало.
Вы, Пересвет, тоже рассуждаете в рамках этой легенды: вы сетуете, что ГДР отдали без контрибуций, что России почему-то не простили долги, не отдали царское золото и т.д. и т.п. Но помилуйте, где же видано, чтобы проигравшие получали контрибуции от победителей? Все, что досталось России – это кредиты, выданные, чтобы она не развалилась слишком быстро. Запад неоднократно декларировал, что наиболее опасен для него хаос в России, и это, между прочим, чистая правда.
Это что касается первой стороны: представление о величии ушло в судорожные поиски виноватых. Кто его продал? За сколько? Почему продешевил? И, наконец, как в том анекдоте – где моя доля?
Вторая сторона тоже претерпела интересные, но вполне естественные трансформации. Результат, если коротко – обманутые ожидания, то, что вы назвали чувством обманутой невесты. Люди, привыкшие думать об Америке, как о земном рае, само собой, полагали, что и населена она ангелами и святыми, которые встретят раскаявшихся грешников с распростертыми объятиями. Вместо рая же при ближайшем рассмотрении обнаружилась обычная страна, населенная обычными людьми, а самое главное – возглавляемая обычными правительствами, у которых есть свои понятия о национальных интересах. Причем у разных правительств – разные. И российская общественная мысль в очередной раз не вынесла столкновения с реальностью, которая совершенно не укладывалась в выстроенные этой самой мыслью рамки. И как любая обманутая невеста, российская элита с легкостью перешла от любви к ненависти, по обыкновению миновав все промежуточные, более разумные состояния.
Вот что мы получаем: современный российский антиамериканизм есть бывший латентный советский американизм.
А Америка в этом не виновата. Америка не менялась, она никуда не двигалась, она осталась там, где была, на своем месте одного из мировых шерифов. Второй шериф, обладавший примерно тем же набором привычек, включая манеру периодически класть ноги на стол, потерял авторитет и лишился шерифской звезды. Привычки, однако, остались при нем, но что самое удивительное, он искренне не понимает, почему он теперь, задравши ноги на стол, получает в морду. Почему ему не заплатили за то, что он стрелять разучился. И почему, черт возьми, оставшийся шериф так плохо себя ведет? Что это он себе позволяет?
Тут мы приходим к вопросу о месте, которое готовит американская элита России в новом мире. Начнем с того, что постановка вопроса неверна. Во-первых, американская элита не так монолитна, как, скажем, сионские мудрецы, недрогнувшей рукой который век проводящие в жизнь свои зловещие планы. Эта элита, как и любая другая, состоит из кланов и групп, борющихся между собой, и у каждой из этих групп есть свое видение дальнейшего развития событий. Во-вторых, планы на этот счет есть не только у американской элиты – никуда пока не делись и другие игроки, вносящие коррективы в исторический процесс, Америка пока что не всемогуща. И в-третьих, наконец, есть еще и сама Россия, которой, как ни крути, принадлежит решающая роль в определении ее будущего места.
Если вернуться к аналогии с шерифами, то можно представить себе следующее: экс-шериф, тихо спивающийся у себя на веранде и ждущий, пока ему принесут шерифскую звезду в память его прошлых заслуг, выглядит довольно глупо. Надо шевелиться, и перед бедолагой лежит несколько вариантов дальнейших действий. Ситуация в общине изменилась, шериф один, и его действия поддерживаются теми горожанами, чье мнение стоит принимать в расчет. Есть еще довольно много всякой шушеры, которая норовит то соседа ограбить, то жену побить, и эта шушера манерами шерифа, понятно, недовольна.
Какие же варианты есть у нашего бывшего блюстителя порядка, в обнимку с бутылкой тоскующего по былому могуществу?
Можно бутылку бросить, почистить револьвер и принять участие в наведении порядка, со временем стать уважаемым человеком – уважаемым всеми, кроме шушеры. Путь неплохой, но плохо сочетается с воспоминаниями о прежних возможностях. Хочется-то сразу в лидеры, а на этой стороне место лидера уже занято, придется некоторое время походить в помощниках, и неизвестно, удастся ли снова выстроить карьеру.
Можно, наоборот, начать подзуживать и организовывать шушеру в надежде свалить действующего шерифа. В силу ничтожности шушеры по эту сторону легко стать лидером, но что это будет за лидерство? Шериф силен и может испортить жизнь, добропорядочные граждане презирают, возглавляемая шушера, чувствуя слабость, норовит укусить сзади за пятку... Сплошное безобразие.
А можно, наконец, бутылку не бросать, ничего не делать, и продолжать жаловаться с веранды на то, как никто не любит и не уважает, какая сволочь оставшийся шериф, и как было бы хорошо, если бы кто-нибудь из шушеры его пристрелил.
Какой вариант вам нравится больше? Какое место для России, как явления цивилизационного, культурного и государственного вы предпочитаете?
Вроде выговорился. Спасибо вам за ваш трактат, Пересвет. Честно говоря, я первый раз увидел признание в наличии такого компонента, как зависть, в рассматриваемом сложном комплексе. Обычно этот пункт яростно отрицается. Кроме того, в трактате Пересвета я увидел многократно повторенные упоминания детства, что заставляет меня добавить к списку Lex’a еще один пункт – неизбывный инфантилизм русского восприятия окружающей действительности. Это повод для отдельного разговора, сейчас у меня нет возможности больше писать – надо еще дров наколоть и воды принести.

30. Пересвет: Перед баинькой заглянул - порадовался
С удовольствием прочел, кое-что нуждается в комментировании, но в целом почти все очень верно ухвачено. А главное - за нарисованным очагом вроде бы нащупывается дверка...
Первое и общее - про выбор загнобленного шерифа здорово! Сразу скажу: так оно на самом деле и выглядит. Я бы только продолжил набор альтернатив: можно послушно быть в помощниках у нового шерифа, а дома любовно вытачивать гранатомет, чтобы разнести к чертям его околоток. Беда, правда, в том, что после даже самой справедливой ликвидации шерифа непременно придется столкнуться с разгулом преступности. Удастся ли с ней справиться - вопрос открытый.
В общем, правы вы. Но тем не менее проблема сохраняется: а какой закон будет защищать новый шериф? Возможно, это будет закон, скажем, об "уплотнении" - скажут, что у экс-шерифа дом великоват и подселят к нему парочку негров-наркоманов. В общем, при всей верности картинки - да и желательности присоединения (или, точнее, возвращения) России к элите мировых лидеров остается главный вопрос - о гарантиях.
Сразу возникла ассоциация с Прибалтикой. Ведь топтали их, как кур, все, кому не лень. Нормально, защищенно, ГАРАНТИРОВАННО они жили лишь в составе России. Я не беру в рассмотрение сталинских эксцессов, которые жестоко прошлись по прибалтам (хотя все время внутренне сопротивляюсь, когда рутинной, в общем-то операции по зачистке тыла перед войной - 14 июня 1941 года - придают вселенское значение; американцы точно так же зачистили японцев после Пёрл-Харбора) - иначе тема станет необъятной. Но по факту получилось, что даже маленькие прибалтийские нации презрели 200 лет мирной защищенной жизни, едва забрезжил лучик независимости. Они вполне осознанно обрекли себя на противостояние с Россией после 1918 года, зная, что та непременно начнет их кусать, как только окрепнет (и даже не из-за "русскости", а потому, что и всякой "Марсоландии" потребуются балтийские порты), и никакие американские гарантии не помогут.
Что в этом примере? Да то, что к новому толстому шерифу часто выгодно присоединяться, но... Но шериф может иметь милую привычку нажираться чеснока и рыгать - и уже это становится непереносимым игом. Вы абсолютно правы - и блестяще правы - в своей мысли, что второй шериф тоже баловался помещением ног на стол. Однако сегодня и перед ним, и перед другими встает вопрос - братцы, пусть мы маленькие и слабые, но все же уверены ли мы, что этот шериф не будет рыгать чесноком? Нет, говорят все, не уверены.
И тут входит шериф и, рыгая чесноком, говорит:
- Так, парни, мне надоела обстановка в ваших домах, я буду требовать смены мебели...
Итак, проблема - в гарантиях со стороны победившего шерифа, что он не начнет гнобить проигравшего. Таких гарантий нет, и по факту новая администрация, напротив, делает все возможные заявления, которые обозначили бы ее решимость никаких гарантий не давать, а поступать по собственному разумению.
Поэтому здоровый антиамериканизм выращивают сами американцы. Если они летят бомбить прекрасный (действительно красивый) город Багдад - это могло бы сойти за справедливое продолжение справедливого наказания за несправедливую агрессию против Кувейта. Но шериф раскрывает пасть и говорит: "Да нет, парни, ничего существенного против этого плохого парня у нас нет. Просто нам показалось, что они оборзели, нагло наводя свои радары на наши самолеты, летающие над их страной". Это - недостаток ума. Или избыток наглой безнаказанности.
О чем в этот момент думают те самые 35-летние (на самом деле еще не они, рулят сегодня 45-летние)? Да о том, что завтра-послезавтра вот так же скажут (прозвонит колокол) и о тебе. И эти люди начинают размышлять, как бы избежать такого итога (понятно, я рисую идеализированную схему, ибо среди этих людей полно тех, кто ни о чем не размышляет, кроме денег в своем кармане и готовых, например, реально получить от американцев деньги ради каких угодно заданий; тем не менее есть такие, кто все же рассуждает стратегически с точки зрения пользы для страны, и я их знаю).
А избежать такого итога в современном реальном мире можно только двумя путями. Громадным усилением себя, чтобы шерифу не захотелось пробовать подселять к тебе негров. И - стравливанием шерифа с китайцами, при молчаливом признании, что сами уже не потянем, а те так или иначе столкнутся с США годах в тридцатых максимум.
Рассматривая первый путь, мы приходим к необходимости мобилизовать финансовые и материальные ресурсы страны на достижение (сиречь, возвращение) паритета. Таковая цель была сопряжена с громадными жертвами даже во времена Союза, а сегодня эти жертвы должны быть неизмеримо выше. Более того - неизмеримее неизмеримого, поскольку, скажем, гонка за атомной бомбой проходила в условиях почти равного технологического и научного состояния, а нынешняя гонка начнется в условиях тотального отставания по химии - то есть элементной базе современной техники; по арифметике - поскольку хороших программистов покупают еще в институтах (и на примере "Параграфа" мы можем увидеть, как эффективно ликвидируются даже те проблемы, которые возникли из-за ошибочно малого внимания к русским мозгам); по физике - поскольку последний якорь приложения "высокой" науки к практике вскоре будет утоплен вместе со всей поддерживающей отраслью науко-технолого-промышленности. Возможно, вообще последней из реальных (за исключением военных разработок, которые, впрочем, также неизбежно зашатаются). По биологии - сиречь, генетике - мы никогда звезд с неба не хватали, но и здесь отставание почти летальное.
Что делать? Нагонять хоть как-то. Каким образом? Жертвуя необходимым. Как развести на жертвы? Внешней угрозой. Кто она? Да вот он, рыгающий чесноком шериф с парой грязных негров в тылу!
Повторюсь: схема идеализированная. Имея вполне надежную информацию из тех кругов, знаю, что никто не собирается брать деньги там, где они действительно есть - у нуворишей, обогатившихся за счет перекачки госбюджета в частные карманы. На них, нуворишах, нынешний режим стоит, и, думаю, будут стоять и следующие, поскольку другой финансовой опоры с элементами инфильтрации во все щели государственного управления у них все равно не будет.
Следовательно, деньги надо в очередной раз выкачать из народа. Вот и появляется у него внешний враг.
Который, между прочим, с радостью и принимает на себя эту роль.

Tags: Политическая философия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments