Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

ПАРТИЗАНСКАЯ ВОЙНА

1. Историческая справка
Советские партизаны – это вооружённый народ, боровшийся с немецко-фашистскими захватчиками на оккупированной врагом территории. Они были объединены в автономные отряды и бригады, действовавшие в тылах врага и наносившие ему ущерб посредством диверсий, уничтожения живой силы, разведки и спецопераций.
Партизан насчитывалось до 1,3 млн. Они уничтожили около 1,5 млн. солдат и офицеров противника, коллаборационистов-предателей и полицейских, 20 тыс. поездов с военными грузами, 65 тыс. автомашин, 2300 танков и бронемашин, 1100 самолетов

2. Фронт в тылу врага
Партизаны – это прежде всего добровольцы. Это не солдаты, принимавшие присягу и обязанные подчиняться приказам, являющиеся частью регулярной армии. Это те, в ком больше всего воплотился народный характер Великой Отечественной войны – люди, не обязанные брать в руки оружие, но взявшие его добровольно, не обязанные отдавать жизни в борьбе с врагом, но почитавшие это своим долгом, люди, обрёкшие себя на постоянный фронт без тыла ради изгнания врага со своей земли. Наконец, это люди, воюющие в условиях, когда без поддержки населения не то что ни одна вооружённая акция – сама жизнь была бы невозможна.
Таким образом партизаны в Великой Отечественной войне – это сам народ. Вооружённый, разгневанный и очень опасный. Для врага.
Для своих, впрочем, тоже. Если те брались прислуживать врагу.
Первые партизанские отряды начали складываться с началом войны, прямо 22 июня 1941 г. Из составляли выжившие в бою пограничники, окруженцы, бежавшие из бесконечных, казалось, колонн пленные солдаты и офицеры.
К сожалению, незадолго до войны по странному распоряжению были расформированы создававшиеся как раз на случай нападения партизанские отряды и ликвидированы заложенные загодя базы. Поэтому после вторжения фашистов боевую инфраструктуру в тылу врага пришлось практически воссоздавать заново. Значительную роль в этом сыграли отряды специального назначения НКВД. Как писал легендарный советский разведчик и контрразведчик Павел Судоплатов, «Мы сразу же создали войсковое соединение Особой группы - отдельную мотострелковую бригаду особого назначения (ОМСБОН НКВД СССР)… Бригада формировалась в первые дни войны на стадионе "Динамо". Под своим началом мы имели более двадцати пяти тысяч солдат и командиров, из них две тысячи иностранцев - немцев, австрийцев, испанцев, американцев, китайцев, вьетнамцев, поляков, чехов, болгар и румын. В нашем распоряжении находились лучшие советские спортсмены, в том числе чемпионы по боксу и легкой атлетике - они стали основой диверсионных формирований, посылавшихся на фронт и забрасывавшихся в тыл врага». Вокруг таких групп формировались и отряды из местного населения.
Впрочем, часто для этого не нужны были подобного рода профессиональные бойцы. Жестокая оккупационная политика фашистской Германии сама по себе была такой, что в леса уходили и стар, и млад. Уходили и начинали мстить…
Однако постепенно разнообразные партизанские силы были приведены к подчинению Центральному штабу партизанского движения, через который стратегическое руководство ими осуществляла Ставка Верховного Главнокомандования. Этому штабу были подчинены нижестоящие штабы, созданные по территориальному принципу. Отряды, не вошедшие в эту структуру, если имели такую возможность, считались не советскими – со всеми вытекающими последствиями. Те же, кто вступал в «официальные» формирования, принимали партизанскую присягу; в отрядах устанавливалась строгая воинская дисциплина.
Создание такой структуры было, впрочем, выгодно и самим партизанам. За счёт улучшенной связи с «Большой землёй» они лучше снабжались вооружением, боеприпасами, медикаментами, лучшая координация сил и действий помогали добиваться успехов при меньших потерях. Так, есть данные, что в 1941 – 1942 годах на оккупированных территориях гибло едва ли не 80 – 90 процентов партизанских и диверсионных групп. По воспоминаниям участников тех событий, в тот период, когда население ещё не убедилось в звериной сущности фашизма и партизан поддерживало вяло, а помощь из удерживавшегося из последних сил центра была слаба, партизанское движение было близко к разгрому.
Однако к 1943 году партизанское движение превратилось в грозную силу. Во многих местах возникли целые зоны и даже районы, куда не отваживался ступить сапог оккупанта. Например, в Брянской области уже летом 1942 года партизаны контролировали территории площадью свыше 14000 квадратных километров. Партизаны стали настоящей армией в тылу врага, которая взрывала поезда и мосты, уничтожала целые воинские части и гарнизоны, дезорганизовывала снабжение немецких войск и наносила им удары с тыла во время советских наступлений. Они отвлекали на себя значительные силы: против партизан, по данным немецких историков, воевали до 25 дивизий вермахта, 327 тыс. эсэсовцев, солдат и офицеров СД и полиции, 500 тыс. вспомогательных войск.

3. История из жизни
Военная мудрость

Перечитывая Зощенко, наткнулся я в малоизвестных ныне "Рассказах о партизанах" на историю про «Неуловимый отряд товарища Германа», который в дремучих псковских лесах был очень силен, и чуть ли не открывал в селах и деревнях напротив немецких комендатур сельсоветы и исполкомы, да так твёрдо отстаивал Советскую власть, что каратели и прочая нечисть предпочитали перемещаться по «своей стороне», не пытаясь переходить дорогу.
Очень смешно.
Все мы знаем Зощенко, как выдающегося мастера гротеска, гиперболы и сарказма. Но вот выдумщиком и фантазёром я его совсем не считаю, тем более, что тема в те годы (а рассказ 1947 года) была более чем серьёзная.
Ни с того, ни с сего решил я предпринять небольшое изыскание. В мемуарах известных деятелей партизанского движения я ничего внятного на сей счёт не обнаружил, что только раззадорило.
И вот что удалось установить.
Заранее предупреждаю, что истории хотя и выглядят совершенно фантастичными, однако всё изложенное базируется на исторических фактах. Убеждать кого-либо и приводить объёмистый список первоисточников я не собираюсь, любой Фома Неверующий легко может предпринять собственное путешествие в историю.
Итак.
Начнем с того, что никакого таинственного «товарища Германа» не было. А был вполне реальный кадровый офицер, капитан Красной Армии Герман Александр Викторович. Родился в 1915 г. в Ленинграде. Русский. Член КПСС с 1942 г. Перед войной несколько лет жил и учился в Москве. Выпускник Орловского танкового училища, окончил Военную академию им. М.В. Фрунзе. С июля 1941 г.— на Северо-Западном фронте, офицер разведотдела, отвечал за связь и координацию партизанских отрядов. В сентябре 1941 года был направлен в немецкий тыл, основная задача - разведка, уничтожение немцев и диверсии на коммуникациях. Первоначальная численность отряда составляла около 100-150 бойцов.
Отряд не только успешно воевал, но и совершенно нетрадиционно для партизан обустроился - в глубине лесов, вдали от наезженных дорог возникла стационарная база, со временем превратившаяся в настоящий укрепрайон - с капитальными строениями, казармами, кухнями, банями, лазаретом, штабом, складами и т.п.
К лету 1942 года успехи отряда, командирский талант и хозяйственные способности Германа привели к тому, что на его базе была сформирована кадровая партизанская бригада, численность её возросла до 2500 человек, зона боевых действий распространилась на большую часть территории Порховского, Пожеревицкого, Славковичского, Новоржевского, Островского и других районов Псковской области.
Но - остановимся. О деятельности А.В. Германа, о его военных новациях и не-стандартных решениях можно рассказывать сколь угодно долго, приводить сотни примеров, и всё будет мало и не даст полного впечатления об этом талантливом человеке.
А теперь - несколько фактов.
Впервые в партизанской практике Германом рядом с базой был создан стационарный аэродром, прорублена просека в лесу, оборудована полоса и инфраструктура для приема тяжелых транспортных самолетов, выставлены посты оповещения и зенитные расчёты. Проблема снабжения и связи с «большой землей» была решена. Несколько попыток поднять истребительную авиацию на перехват партизанских самолетов закончились атаками (захватить аэродром, конечно, было нереальной задачей) на нефтяную базу в городе Порхов и авиасклады в поселке Пушкинские Горы, в результате были уничтожены все расходные запасы горючего, боеприпасов и прочего. Полк оказался небоеспособным и не смог выполнять боевые задачи на фронте. За партизан могли и поругать, а вот за такие последствия можно реально «загреметь». Командир полка люфтваффе это отчётливо понимал. И самолеты в «лес» летали регулярно.
Впрочем, Герману этого показалось мало. В ходе одной из вылазок была обнаружена проходившая недалеко от базы «торфяная» узкоколейная железная дорога с брошенным на ней впопыхах при отступлении подвижным составом - паровозами, вагонами и платформами. Дорога вела к линии фронта, причём по самым глухим топям и болотам (собственно, там торф и добывается). Была одна незадача - участок узкоколейки проходил по окраине узловой станции Подсевы, служившей перевалочным пунктом немецкой армии и имевшей сильный гарнизон. При необходимости перевозок каждый раз наносились сокрушительные удары по станции и «под шумок» партизанские составы успешно проходили нехорошее место. В конце концов (жить-то хочется) командование гарнизона просто прекратило обращать внимание на снующие туда-сюда через окраину станции маленькие паровозики и вагончики, тем более, что они проблем особых не создавали, вели себя прилично и предпочитали перемещаться по ночам. Всё это время осуществлялись партизанские перевозки с линии фронта (!) в тыл противника (!) по железной дороге (!). Такого никогда не было ни до, ни после.
После плановой замены прежнего состава гарнизона на станцию прибыл новый комендант, из штабных, майор Паульвиц. Несмотря на «тонкие» намеки сменщика, ситуация с постоянно следующими через его станцию составами противника его настолько поразила, что тем же вечером путь был перерезан и очередной транспорт попал в засаду. Наутро станция была стремительным ударом захвачена и удерживалась несколько дней, гарнизон уничтожен, грузы взорваны или взяты трофеями. Попутно были «капитально» взорваны пять мостов, в том числе - стратегический, через реку Кебь. Дорога «встала» ровно на 12 дней. Кто именно застрелил Паульвица точно неизвестно, по крайней мере, в рапортах бригады этот подвиг ни за кем из партизан не значится.
По воспоминаниям железнодорожников колючую проволоку с путей немцы вскоре оттянули ДО узкой колеи и в упор её больше не замечали.
Любителей «бефель унд орднунг» начало беспокоить такое безобразие. Из абвернебенштелле Смоленска прибыла спецгруппа под началом авторитетного специалиста по борьбе с партизанами (имя не сохранилось, да и неважно). На совести этого «умельца» было около десятка уничтоженных партизанских отрядов на Смоленщине. Используя свои агентурные каналы, Герман выявил секрет его успеха: при захвате или уничтожении партизан с них снимали одежду и обувь, давали понюхать обычным полицейским ищейкам - после чего отряд карателей выдвигался по следам точно на партизанскую базу, минуя все топи, засады и мины. Использование известных методов - посыпание следов махоркой, поливание мочой не помогало, потому как сей факт только подтверждал правильность маршрута. Группы стали уходить одной дорогой, а возвращаться - другой. Сразу после прохода «туда» дорожка тщательно минировалась. Как и после прохода «обратно». С самим «умельцем» (после гибели нескольких карательных отрядов он быстро сообразил, в чём дело, и сам не «вёлся» на этот трюк) разобрались ещё более изящно: заминировав на глазах у пленённого «языка» по стандартной схеме «обратную дорожку», дальше повели его по секретной притопленной гати. Точно неизвестно как, но он всё-таки сбежал и вернулся к своим по этой гати. Живой. Значит, гать чистая. Абверовец, довольно потирая руки, затребовал большой отряд, и нагло улыбаясь, повел его в обход мин именно этим путем. Сам не вернулся и две роты СС «демобилизовал». Гать всё-таки взорвалась, без особого шума. С обеих концов одновременно. Стрелять не пришлось, болото справилось стопроцентно. Командование встревожилось - как мог бесследно пропасть ВЕСЬ отряд СС, да ещё без всяких признаков боя? Но больше базу найти не пытались до осени 1943 года.
С местным населением отношения у бригады Германа складывались более чем дружественные. Благодаря действующим на базе аэропорту и ж/д вокзалу(!) было налажено сносное снабжение, так что партизанских продотрядов селяне не видели, да и немцы предпочитали в селах близ отряда по известным причинам харчами не разживаться и население лишний раз своим присутствием не беспокоить.
Постепенно Герман начал менять тактику на подконтрольной территории - от чисто военной к военно-политической. Был организован военный трибунал, который проводил открытые выездные заседания в селах и деревнях (институт полицаев и прочих старост и пособников мгновенно исчез как биологический вид, а попавшиеся немцы переводились в статус военнопленных, и по железной дороге отправлялись в лагеря на Большую Землю... да-да... мимо той самой станции Подсевы).
Открыт лазарет, в который могли обратиться окрестные жители и получить посильную медицинскую помощь. В тяжелых случаях врачи выезжали на дом (!). Советская «скорая помощь» в немецком тылу. Да-а..
С целью решения текущих вопросов сформированы временные сельсоветы и исполкомы, которые выезжали на места, занимались пропагандистской работой и вели прием населения. Конечно, здания напротив немецких комендатур они не занимали, как иронизирует Зощенко, приезжали ненадолго и в заранее подобранное место, но, тем не менее...
Тут и случилось непоправимое. Нет-нет, никакой исполком захвачен не был, и среди больных немецких лазутчиков не случилось.
На очередной прием подпольного исполкома заявилась депутация станционного гарнизона, этаких поумневших наследников Паульвица, с нижайшей просьбой - их должны заменить, очень хочется обратно, в Фатерлянд, к семьям. А поскольку пути и мосты в округе все взорваны, а дороги заминированы и вообще - по ним всё равно не проехать, то... нельзя ли им получить пропуск? Или по партизанской железке выбраться (одна ведь только и исправна), но в обратном направлении. А они, вообще, ничего. Со всем пониманием. Составы исправно пропускают и даже за путями следят, чтоб не повредил кто.
Через несколько дней и вовсе заявился офицер из местной фельдкомендатуры с жалобой на отряд фуражиров из какой-то соседней части, которые рыскают по деревням и заготавливают для себя продовольствие и овес, чему селяне совсем не рады. А поскольку он лично и его воины своей шкурой за это бесчинство отвечать не собираются, то, нельзя ли... этот отряд... ну... в общем, выгнать восвояси?
Неизвестно, чем для просителей закончились эти ирреальные иски (о последствиях в первоисточниках не сказано, хотя сами эти факты отмечены), но каким-то образом они стали известны высокому командованию, в том числе и в Берлине.
Сказать, что командование было взбешено - это ничего не сказать. Целый ворох местных начальников и офицеров был арестован, осужден, разжалован или отправлен на фронт. Невзирая на напряженную обстановку, с фронта была ЦЕЛИКОМ снята боеспособная дивизия вместе с танками, артиллерией и авиацией и две части СС общей численностью около 4500 человек.
Бригада была окружена, завязались упорные бои, выводом командовал лично Герман спланировал очередную блестящую комбинацию, и, хотя и с потерями, бригада успешно прорвалась к регулярным войскам, уничтожив более половины атакующих войск. В ходе боя командир 3 партизанской бригады полковник Александр Викторович Герман был трижды ранен, последнее ранение в голову оказалось смертельным. Он погиб 6 сентября 1943 года близ деревни Житницы. Посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.
Читая сухую официальную сводку (...бригадой под командованием Германа с июня 1942 года по сентябрь 1943 года уничтожено 9652 гитлеровца, совершено 44 крушения железнодорожных эшелонов с живой силой и техникой врага, взорван 31 железнодорожный мост, разгромлено 17 гарнизонов противника, до 70 волостных управлений etc...), я не понимаю, почему мы почти ничего не знаем об этом человеке, как могло имя одного из самых талантливых и успешных военачальников, обладавшего нетривиальным стратегическим мышлением, растаять в тумане седой старины?
Детальное описание боевых действий бригады Александра Германа и вовсе ставит в тупик - мог ли человек т а к действовать, добиваться т а к и х поразительных результатов в разгроме противника в тяжелейших условиях, действуя в тылу противника, когда регулярная армия стремительно отступала, когда исход войны ещё был совершенно неизвестен...
Прочитайте этот документ, отдайте должное: http://www.ainros.ru/materPP/404PobPrib.htm
Трагическая у меня получилась история. Но. Ведь смешная. Он умел так делать.
Дмитрий Черкасов


4. Комментарий специалиста

ПАРТИЗАНЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ

«Совместными действиями Красной Армии и партизанского движения враг будет уничтожен».
Из приказа Народного комиссара обороны СССР от 5 сентября 1942 г

Партизанское движение в тылу немецко-фашистских захватчиков явилось составной частью Великой Отечественной войны. В этой войне главной силой, разгромившей фашистскую Германию и войска её сателлитов, были Вооруженные Силы СССР. Партизанское движение играло вспомогательную роль в выполнении задач, поставленных армии государством. Советских воинов и партизан объединила любовь к Родине, ненависть к её врагам, единая идеология, единые цели и задачи в войне. Своим защитникам всячески содействовало население страны, находящееся по обе стороны линии фронта.
Вместе с тем партизанское движение имело свои особенности. Партизанами становились не по приказу, как это делается с новым пополнением в армии, а совершенно добровольно, руководствуясь при этом лишь идейными соображениями и чувством ответственности за судьбу Родины. В основном это были жители оккупированной территории: мужчины, старики, женщины и даже дети, люди разных возрастов и вероисповеданий. К ним присоединялись военнослужащие, проникшие в тыл врага по приказу командования для оказания помощи местным партизанам и выполнения спецзаданий, а также оказавшиеся там в силу неблагоприятно сложившейся военной обстановки (окруженцы, бежавшие из плена, раненые и др.).
В отличие от действий регулярных войск жизнь и боевая деятельность партизан проходила на контролируемой врагом территории. Внезапность нападения можно было ожидать с любого направления и в любое время. Партизанские формирования не имели единой организации. Они резко разнялись между собой по своей численности, оснащению оружием, структуре, всецело зависящих от конкретных условий, в которых действовали.
У партизан не было, как в армии, строго организованного тыла. Основным источником материально-технического снабжения партизан были трофеи, которые нередко добывались ценой больших потерь, а также добровольные пожертвования населения. Партизанам приходилось часто голодать, беречь каждый патрон, каждый ствол.
Приемы борьбы партизан также отличались от тактики регулярных войск. Партизаны по отношению к противнику являлись более слабой стороной в вооружении и других средствах борьбы. Поэтому они стремились не ввязываться в затяжные бои с противником, действовать ночью, при плохой видимости. Сила партизанских отрядов состояла в скрытном сосредоточении и внезапном ударе по заранее разведанным целям, своевременном выходе из боя, стремительном отходе, в умении при необходимости «раствориться» в среде поддерживающего их населения с тем, чтобы собраться в новом месте для совместных действий. Все это делало партизан малоуязвимыми в бою. Дерзость, храбрость, решительность, даже беспощадность являлись основными характерными чертами боевых действий партизан.
Партизанские формирования представляли собой настоящие боевые коллективы. Каждый вступающий в них боец давал клятву на верность Родине, обещал сражаться с врагом до полного его уничтожения, соблюдать высокую дисциплину, подчиняться командирам и начальникам. Если кто-либо из партизан нарушал эту клятву, то он подвергался суровому наказанию, вплоть до расстрела.
Во главе всех партизанских формирований стояли командиры и комиссары. Это были проверенные и наиболее подготовленные в военном и политическом отношениях люди. Их деятельность находилась под контролем подпольных партийных комитетов и зафронтовых штабов партизанского движения, перед которыми они регулярно отчитывались. Определенную роль в изучении кадров, боевого и морального состояния партизан отводилось спецслужбам НКВД-НКГБ, у которых в районах действия отрядов и внутри них имелась агентурная сеть. Донесения от резидентов поступали в ЦК ВКП(б), Ставку ВГК. Они отличались принципиальностью и объективностью.
Партизаны имели свой Центральный штаб партизанского движения при Ставке Верховного Главнокомандования, республиканские и областные партизанские штабы, их представительства и оперативные группы во фронтах и армиях и могли в случае необходимости сосредотачивать партизанские силы на направлении главного удара, как это было, например, в знаменитых партизанских операциях «Рельсовая война», «Концерт» и других (до 100 тыс. и более партизан одновременно). Они взаимодействовали с Красной Армией при форсировании водных преград, взятии городов, снабжали советские войска ценной информацией о противнике, которая успешно использовалась военным командованием для принятии обоснованных решений на бой или операцию.
Вопросы, связанны с развитием партизанского движения обсуждались на заседаниях ЦК ВКП(б), Советского правительства и Государственного Комитета Обороны. По ним принимались специальные решения. Задачи партизанам доводились приказами Народного комиссара обороны СССР, приказами и директивами Центрального штаба партизанского движения.
Партизаны были приравнены к военнослужащим. Им выплачивались государственные пенсии и пособия, присваивались воинские звания, вплоть до генеральских. Генералами стали такие выдающиеся партизанские руководители как П.К. Пономаренко, Т.А. Строкач, С.А. Ковпак, А.Ф. Федоров, М.И. Дука и др.
Советский тыл оказывал партизанам огромную помощь. Для них было сконструировано специальное оружие для бесшумной стрельбы, зажигательные снаряды, портативные мины замедленного и мгновенного действия большой мощности, коротковолновые радиостанции, удобные для эксплуатации в тылу врага. Весь этот бесценный груз доставлялся партизанам по воздуху самолетами и планерами, а также наземным путём через разрывы в линии фронта. Только авиация в годы войны совершила в интересах партизанского движения 109 тыс. самолето-вылетов, при этом 13 тыс. из них выполнены с посадкой на партизанские аэродромы и площадки. С партизанами была установлена надежная радиосвязь, которой пользовались к концу 1943 г. 93% партизанских формирований (в июне 1942 г. только 30%).
В спецшколах, развернутых в советском тылу и в районах базирования крупных партизанских формирований, готовились кадры партизанского движения. Было обучено более 22 тыс. организаторов партизанской борьбы, командиров и начальников штабов партизанских формирований, руководителей разведки и контрразведки, инструкторов подрывного дела, радистов и др.
В партизанских формирований сражалось более 10 тыс. офицеров Красной Армии. Они передавали партизанам военно-технические знания и боевой опыт. Многие офицеры проходили службу в зафронтовых штабах партизанского движения, занимали должности командиров, начальников штабов и разведки партизанских формирований. Это положительно влияло на боеспособность партизанских частей и соединений.
Всего за годы войны непосредственно в вооруженной борьбе участвовало свыше 1,3 млн. партизан, входивших в состава 6 200 партизанских формирований, в том числе на оккупированной территории Российской Федерации – около 1 тыс. партизанских формирований в которых насчитывалось более 250 тыс. бойцов. Основными районами широко развитого партизанского движения являлись Московская, Ленинградская, Калининская, Смоленская, Брянская, Псковская, Орловская, Курская области России, Белоруссия, восточные и северо-западные районы Украины.
В борьбе с оккупантами советские партизаны опирались на помощь и поддержку подпольщиков, действовавших в городах (более 250 тыс.), и местных жителей. Советские патриоты, пренебрегая смертельной опасностью, снабжали партизан продовольствием, одеждой и обувью, медикаментами и перевязочными материалами, укрывали раненых и ухаживали за ними, добывали разведывательные данные о противнике, обеспечивали партизан связными и проводниками. В районах постоянного базирования партизанских формирований, а также в партизанских краях и зонах, которые охватывали огромные территории, проживающее там население (по некоторым данным более 4 млн. человек) представляло, по сути дела, одно целое с партизанами, единый боевой лагерь, усилия которого всецело направлялось на разгром врага. Часто на таких территориях создавались из местных жителей отряды самообороны, готовились резервы, которые по приобретению военных знаний и освоения оружия вливались в боевые партизанские подразделения. Партизанское движение по своему характеру и движущим силам было всенародным, так как патриоты сражались за независимость Родины. Эта борьба определялась справедливыми, освободительными целями Великой Отечественной войны, развивалась в тесной связи со всем её ходом.
Партизаны и подпольщики создали настоящий фронт в тылу вермахта. Они тесно взаимодействовали с действующей армией во всех крупных наступательных операциях: Московской, Сталинградской и Курской битвах, в битвах за Днепр и Кавказ, при освобождении Ленинграда и Новгорода, Правобережной Украины и Крыма, Белоруссии, Карелии и Прибалтики.
Когда территория СССР была очищена от врага, часть партизанских сил по приказу Верховного Главнокомандования перешла государственную границу, соединилась с бойцами движения Сопротивления и оказала им существенную помощь в борьбе за освобождение народов Центральной и Юго-Восточной Европы от немецкой оккупации. Советские партизаны приняли активное участие в Словацком национальном восстании и боролись совместно с чехами и словаками против общего врага до конца войны.
Более 40 тыс. советских граждан сражались против фашистских оккупантов в отрядах и организациях патриотических сил зарубежных стран. Их борьба за рубежом Родины способствовала общему делу достижения победы.
Партизаны отвлекли на себя значительные силы немецких войск. Нацистский карательный аппарат, насчитывающий накануне нападения на СССР 100 тыс. человек, в ходе войны по данным немецких историков вырос до 25 дивизий вермахта, 327 тыс. эсэсовцев, солдат и офицеров СД и полиции, 500 тыс. вспомогательных войск. Но врагу так и не удалось подавить сопротивление восставшего народа.
Нигде и никогда захватчики не несли таких потерь от партизанских действий, как это случилось с армией фашистской Германии и её союзников на советской территории. Подсчитано, что уничтоженных партизанами сил и средств хватило бы для комплектования крупной стратегической группировки (около 1,5 млн. солдат и офицеров противника, «власовцев» и полицейских, 20 тыс. поездов с военными грузами, 65 тыс. автомашин, 2300 танков и бронемашин, 1100 самолетов).
Усилиями Красной Армии и партизанского движения враг был разгромлен. Победа оказалась за нами. За проявленный героизм и отвагу в этой борьбе свыше 300 тыс. партизан, подпольщиков и участников движения Сопротивления были награждены орденами и медалями. Более 250 из них удостоены звания Героя Советского Союза.
Борьба советского народа в тылу врага – это героический подвиг, одна из блестящих страниц Великой Отечественной войны. Она обогатила теорию и практику партизанских действий. Этот опыт имеет большое практическое значение в деле подготовки населения к отражению агрессии, откуда бы она ни исходила.

Анатолий Князьков,
старший научный сотрудник Института военной истории МО РФ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments