Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Советские военнопленные

Фашистский оккупационный режим

Тег 1. Советские военнопленные

1. Историческая справка

В результате первоначальных германских побед на фронтах, приводивших к окружениям больших масс советских войск, в руки немцев попало большое число пленных – по разным данным, от 4 559,0 тыс. (советские источники) до 5 750,0 тыс. (германские источники).

2. Нет ничего горше плена…

В плен на войне попасть легко. Выпрыгнул из подбитого самолёта во вражеском тылу, расстрелял все патроны на отрезанной от своих позиции, случайно забрёл на позиции противника в условиях динамично меняющейся линии фронта – множество возможных вариантов. А на начальном этапе войны, когда немецкие танковые клинья пластали советские войска на большую глубину, попадание больших масс в плен было неизбежным следствием неудачного хода боевых действий. Выход из окружения в расположение своих был, скорее, исключением, чем правилом, - несмотря на хорошие фильмы по этому поводу. Так, к середине июля 1941 г. из 170 советских дивизий 28 оказались в окружении и не вышли из него. Осенью 1941 г. под Вязьмой в окружение попали 37 дивизий, а выйти смогли только остатки 16. Под Брянском в котёл угодили 27 дивизий, вышло 18 в далеко не полном составе.
В окружении можно героически сражаться – и советские войска героически сражались в окружении, приводя даже врага в изумление. А главное – задерживая, задерживая его наступление, отвлекая силы, выигрывая время для развёртывания второго эшелона войск. Достаточно вспомнить месячную оборону Брестской крепости или тот же вяземский котёл, о котором уже шла речь: там окружённые советские войска сковали до 28 немецких дивизий, которые, благодаря этому героическому сопротивлению, не смогли участвовать в дальнейшем наступлении на Москву, стать, быть может, тем «последним батальоном», который склонил бы весы победы на сторону врага…
Но и при самом героическом сопротивлении у окружённых однажды кончаются патроны. У них кончаются медикаменты. У них кончается продовольствие. Ведь достаточно сделать несложный расчёт: даже по полкило хлеба каждому солдату из, скажем, 5 000 человек, уцелевших из штатного состава дивизии, составляет 2,5 тонны хлеба в день. Где их взять в условиях окружения, когда первым делом враг громит тылы и линии снабжения? И через три-четыре дня без еды, самый хороший солдат будет думать не об обороне, а о том, где эту еду взять…
Это необходимо помнить для того, чтобы верно оценить огромные цифры захваченных немцами пленных, особенно в первые месяцы войны. Не от недостатка мужества или нежелания воевать за советскую власть, как утверждают некоторые, попали в плен в общей сложности миллионы солдат. Просто в тех условиях обстоятельства были выше них…
А цифры потерь советских войск пленными действительно поражают. По приблизительным подсчётам, опирающимся, правда, на немецкие данные, в белостокском котле (июнь-июль 1941 г.) захвачено в плен 328 тыс. советских солдат, под Смоленском (июль-август 1941 г.) - 310 тыс. (именно здесь был пленён сын Сталина Яков Джугашвили), в окружении под Киевом (сентябрь 1941 г.) - 665 тыс., под Вязьмой и Брянском (октябрь 1941 г.) - 663 тыс. Всего же, как считается, в результате крупных окружений в 1941-1942 гг. в плену оказалось 2 285 000 советских солдат и офицеров.
Их ждала горькая судьба. Оказавшись во власти немцев, советские солдаты последовательно перегонялись всё глубже в тыл, из лагеря в лагерь, из полевых в более крупные. И первые, и вторые представляли часто голое поле, огороженное колючей проволокой. Люди сгонялись туда, как скот, и находились неделями и месяцами под открытым небом, без каких-либо укрытий от непогоды. Кормили в лагерях не каждый день. Пленных лишали одежды, медицинской помощи, их морили голодом и расстреливали. Здесь умерли десятки, если не сотни тысяч советских пленных.
Следующий этап массового уничтожения пленных - это переход из лагеря в лагерь пешим порядком или транспортировка их по железной дороге в товарных вагонах с наглухо закрытыми дверями. Как правило, перевозили без пищи и в самых антисанитарных условиях. Так, например, живые и мёртвые были вместе до пункта назначения - стационарного лагеря.
Согласно немецким источникам, по дороге в стационарные лагеря только за ноябрь-декабрь 1941 года голод скосил почти 400 тысяч человек.
Это не говоря уже о расстрелах военнопленных. Произвольных и систематических. Так, во многих лагерях расстреливали, к примеру, всех «азиатов».
Такое обращение с советскими пленными фашистское руководство Германии и многие историки сегодня объясняют тем, что Советский Союз якобы не подписал Женевской конвенции. Это совершенно не соответствует истине: акт о присоединении к ней министр иностранных дел СССР М.Литвинов подписал ещё в 1931 г. (см. раздел «Документы»)
Всего из 5,75 млн. советских военнопленных (по данным чиновника Министерства труда фашистской Германии Э.Мансфельда) к 1 мая 1944 года в лагерях умерло 1 981 млн. человек, 1 030 было «убито при попытке к бегству» или передано гестапо для «ликвидации», 280 тыс. погибло в пересыльных лагерях.
По данным германского историка Кристиана Штрайта, за период с 22 июня 1941 года и до конца войны в немецкий плен попало около 5,7 миллионов красноармейцев. В январе 1945 года в фашистских лагерях находилось всего 930 000 советских военнопленных. Из их общего числа по максимальным оценкам около одного миллиона было отпущено из лагерей, в том числе направлено на различные вспомогательные работы в вермахте. Ещё 500 000 человек, по сводкам верховного командования вермахта, бежали или были освобождены. Остальные же 3 300 000 военнопленных (или 57,5%) погибли в лагерях…

3. Документы

Директива по правилам обхождения с советскими военнопленными от 8 сентября 1941 года
Секретно
Приложение к журналу № 39058/41
от 8.IX.41г.
Распоряжения об обращении с советскими военнопленными во всех лагерях военнопленных
I. Общие вопросы обращения с советскими военнопленными
Большевизм является смертельным врагом национал-соци¬алистской Германии. Впервые перед немецким солдатом стоит противник, обученный не только в военном, но и в политическом смысле, в духе разрушающего большевизма. Борьба с национал-социализмом привита ему в плоть и кровь. Он ведет ее всеми име¬ющимися в его распоряжении средствами: диверсиями, разлагаю¬щей пропагандой, поджогами, убийствами.
Поэтому большевистский солдат потерял всякое право пре¬тендовать на обращение с ним, как с честным солдатом в соот¬ветствии с Женевским соглашением. Поэтому вполне соответс¬твует точке зрения и достоинству германских вооруженных сил, чтобы каждый немецкий солдат проводил бы резкую грань между собою и советскими военнопленными. Обращение должно быть холодным, хотя и корректным. Самым строгим образом следует избегать всякого сочувствия, а тем более поддержки. Чувство гор¬дости и превосходства немецкого солдата, назначенного для ока¬рауливания советских военнопленных, должно во всякое время быть заметным для окружающих.
Поэтомy предлагается безоговорочное и энергичное вмеша¬тельство при малейших признаках неповиновения, а особенно в отношении большевистских подстрекателей. Неповиновение, активное или пассивное сопротивление должны быть немедленно и полностью устранены с помощью оружия (штык, приклад и огнестрельное оружие). Правила об ограничении вооруженными силами оружия применимы лишь частично, т. к. эти правила исхо¬дят из предпосылок общей мирной обстановки. В отношении со¬ветских военнопленных даже из дисциплинарных соображений следует весьма резко прибегать к оружию.
Подлежит наказанию всякий, кто для понуждения к выполне¬нию своего приказа не применяет или недостаточно энергично применяет оружие.
По совершающим побег военнопленным следует стрелять не¬медленно, без предупредительного оклика. Не следует производить предупредительных выстрелов. Существовавшие до сих пор правила, и в особенности HDF 38/11 стр. 13 и т. д., в связи с этим отменяются. С другой стороны, запрещается всякий произвол. С военнопленным, желающим работать и проявляющим послушание, следует обращаться корректно. Вместе с тем никогда не сле¬дует упускать из виду необходимости осторожности и недоверия к военнопленному.
Применение оружия по отношению к советским военнопленным, как правило, считается правомерным.
Следует воспрепятствовать всякому общению военнопленных с гражданским населением. Это относится в особенности к оккупированным областям. И в военных округах в империи следует самым строгим образом отделять от военнопленных командный состав (офицеров и сержантов), что уже проделано в действующей армии. Следует сделать невозможным всякое общение между командным и рядовым составом, даже при помощи знаков.
Командирам следует организовать из подходящих для этой цели советских военнопленных лагерную полицию как в лагерях военнопленных, так и в больших рабочих командах, с задачей поддержания порядка и дисциплины. Для успешного выполнения своих задач лагерная полиция внутри проволочной ограды долж¬на быть вооружена палками, кнутами и т. п.
Применять эти орудия избиения немецким солдатам безого¬ворочно запрещается.
Следует создать в лагере исполнительный орган из самих во¬еннопленных, члены которого снабжаются лучшим питанием, с которыми лучше обращаются и предоставляют лучшее размеще¬ние, чем будет значительно облегчена деятельность немецких ка¬раульных команд.
II. Обращение с лицами отдельных национальностей
В соответствии с ранее изданными приказами в тылу (в гене¬рал-губернаторстве и в 1-м военном округе) точно так же, как в лагерях империи, уже произошло разделение военнопленных по признаку их национальной принадлежности. При этом имеются в виду следующие национальности: немцы (фольксдойче), укра¬инцы, белорусы, поляки, литовцы, латыши, эстонцы, румыны, финны, грузины.
В тех случаях, когда это разделение из особых соображений еще не было произведено, нужно его при первой возможности произвести. Это особенно относится к новым военнопленным, попадающим в военные округа.
Лица следующих национальностей должны быть отпущены на родину; немцы (фольксдойче), украинцы, белорусы, латыши, эстонцы, литовцы, румыны, финны. О порядке роспуска этих военнопленных доследуют особые приказы.
В тех случаях, когда есть основания предполагать, что отде¬льные лица этих национальностей в соответствии с их убеждения¬ми могут оказаться опасными для Германии и для национал-социализма, их следует исключить из ряда отпускаемых военнопленных и с ними следует поступить в соответствии с изложенным в разде¬ле III.
III. Выделение гражданских лиц и политически нежелательных военнопленных, взятых в плен во время похода на Восток
1. Цель.
Вооруженные силы должны при первой возможности освобо¬диться oт всех элементов среди военнопленных, в которых можно усматривать большевистские движущие силы. Особые условия по¬хода на Восток требуют и особых мероприятий, которые должны быть проведены с готовностью принять на себя полную ответс¬твенность без бюрократических и административных влияний.
2. Пути к достижению цели
А. Помимо разделения в лагерях военнопленных по нацио¬нальному признаку (см. раздел II) военнопленные (в том числе и националы), а также находящиеся в лагерях гражданские лица должны быть разделены следующим образом:
а) политически нежелательные,
б) политически безопасные,
в) заслуживающие особого политического доверия (которых можно использовать для восстановления оккупированных областей).
Б. Разделение военнопленных по национальным признакам, отделение командного состава и т. д, производятся силами лагерных органов. Для разделения военнопленных по их политическим убеждениям рейхсфюрер СС предоставляет оперативные коман¬ды полиции безопасности и СД. Они непосредственно подчинены начальнику полиции безопасности и СД, проходят специаль¬ную подготовку для выполнения своих особых задач и проводят свои мероприятия в рамках лагерного внутреннего распорядка в соответствии с инструкциями, получаемыми от начальника поли¬ции безопасности и СД. Коменданты лагерей и в особенности их офицеры контрразведки обязаны теснейшим образом сотрудни¬чать с оперативными командами.
3. Дальнейшее обращение с разделенными в соответствии с п. 2 группами
А. Военнослужащие
О судьбе выделенных в качестве политически нежелательных элементов решение принимает оперативная группа полиции бе¬зопасности и СД. В тех случаях, когда отдельные лица, считавши¬еся подозрительными, в дальнейшем окажутся неподозрительны¬ми, их следует возвращать в лагеря к остальным военнопленным. Следует удовлетворять просьбы оперативных команд о выдаче дальнейших лиц.
Офицеры будут подлежать многократному отбору в качестве политически нежелательных.
К военнослужащим следует относить и тех солдат, которые были взяты а плен в гражданском платье.
Б. Гражданские лица
В тех случаях, когда они не являются подозрительными, следу¬ет стремиться к их скорейшему возвращению в оккупированные области. Срок для этого указывает соответствующий командую¬щий войсками (или начальник тыла армии) по согласованию с со¬ответствующим начальником полиции безопасности и СД. Реша¬ющей для их возвращения является гарантированная работа на родине или в специально создаваемых рабочих организациях. За охрану во время возвращения на родину несет ответственность командующий войсками (или начальник тыла армии). По возмож¬ности лагерь выделяет команды для сопровождения. С полити¬чески нежелательными гражданскими лицами следует поступать в соответствии с п. А.
В. Заслуживающие политического доверия лица
Должны быть привлечены к работе по отбору политически нежелательных элементов и к прочим работам по управлению лагерями (особенно следует обращать внимание на немцев (фольксдойче), но при этом следует считаться с тем, что и сре¬ди этих имеются элементы, которые должны расцениваться как политически нежелательные). Если заслуживающие дове¬рия лица окажутся особенно подходящими для использования на работах по восстановлению оккупированных областей, то возражать против просьбы оперативной команды полиции безопасности и СД об их освобождении из лагеря допусти¬мо только в тех случаях, когда в данном лице заинтересована контрразведка.
IV.Использование советских военнопленных на работе
1. Общие вопросы
Советские военнопленные могут быть поставлены на работу только в составе закрытых колонн, строжайшим образом изоли¬рованно от гражданских лиц и от военнопленных других национальностей (использование колоннами). Речь может идти только о таких предприятиях, где военнопленные могли бы работать под постоянной охраной караульных команд.
Изоляция от гражданских лиц и военнопленных других национальностей должна иметь место не только в общежитиях, но и на местах работы. Следует при этом считаться с тем, что присутс¬твие третьих лиц не должно помешать караульным командам в не-медленном применении оружия.
2. Особые правила для использования рабочей силы на территории империи
Наивысшим основным условием для использования советс¬ких военнопленных на территории империи является обязательная гарантия безопасности жизни и имущества немцев. За поря¬док использования на работе советских военнопленных здесь несут ответственность исключительно военные учреждения, ведающие предоставлением рабочей силы. Поэтому в первую очередь военнопленные должны быть использованы на работах, подведомственных вооруженным силам. Местные органы по ис¬пользованию рабочей силы могут входить с предложениями об использовании военнопленных в гражданском секторе, но реше¬ние о порядке использования излишествующих военнопленных принимают военные органы. На тех гражданских предприятиях, где отсутствуют все необходимые предпосылки для обеспечения постоянной охраны и обязательной изоляции от гражданского населения, использование военнопленных разрешено быть не может. Если одна из предпосылок отпадает позднее, рабочая ко¬манда должна быть немедленно отозвана. В остальном должна са¬мым точным образом выполняться директива № 74 ОКВ (отдел военнопленных) за № 5015/41 от 2 августа 1941 г. Всякие наруше¬ния этой директивы должны пресекаться.
3. Охрана
Для охраны советских военнопленных должны назначаться по возможности хорошо обученные энергичные и предусмотри¬тельные караульные команды, обучение которых должно систе¬матически проводиться через штаб основного лагеря «М».
На каждых 10 военнопленных должен назначаться по мень¬шей мере один караульный. Никогда не следует посылать одного караульного: если в рабочей команде состоит менее 10 человек, то для ее охраны должны назначаться двое караульных.
Желательно, чтобы караульные команды были вооружены также ручными гранатами. Охрана более значительных колонн должна быть вооружена пулеметами или автоматами. Рабочие места должны часто проверяться соответствующими офицерами или опытными унтер-офицерами. Они должны следить за тем, чтобы точно соблюдались изданные приказы. Прилагаемая па¬мятка должна стать предметом частого и систематического обу¬чения.
Общежития советских военнопленных, состоящих в рабочих командах, должны постоянно охраняться и ночью и время от вре¬мени проверяться надзирающими органами.
V.Заключительные замечания
Начальники по делам военнопленных лично ответственны за то, чтобы подчиненные им подразделения в точности соблюдали вышеизложенные Распоряжения. Выполнение этой задачи ни в коем случае не может прерываться или ослабляться под предло¬гом смены учреждений. Поэтому все новоприбывшие учрежде¬ния и подразделения должны быть на ходу обучены содержанию настоящих Распоряжений.
__________________

Директива № 389/42
ОКВ номенкл. № 2473
Управл. общих дел Гл. штаба воор. сил (общий отдел по делам военнопленных) – 1-а
Берлин, Шенберг 24.3.42 Баденштрассе, 51.
Секретно
№ 389/42
Необходимость усиленного использования советских военнопленных в работах требует нового урегулирования вопроса об обращении с ними

В связи с отменой распоряжения об обращении с советскими военнопленными в дальнейшем действует следующее:
а) обращение с военнопленными вообще.
Большевизм – смертельный враг национал-социалистской Германии. Советского солдата следует рассматривать как но¬сителя большевизма. Поэтому в соответствии с политической необходимостью, значимостью и достоинством германской ар¬мии каждый немецкий солдат должен держаться на большом расстоянии от советских военнопленных. Чувство гордости и превосходства германского солдата, который призван патрули¬ровать советских военнопленных, должно быть очевидным в любое время также и для общества. Рекомендуется беспощадное и энергичное вмешательство при непослушании, уклонении от работ и небрежности в работе, а особенно по отношению к подстрекателям-большевикам. Отказ или активное сопротивление следует устранять немедленно с применением оружия (штыком, прикладом, огнестрельным оружием, но не палкой).
Кто при выполнении этого приказа не пользуется оружием или пользуется им недостаточно, тот должен быть наказан.
Использование на работах и производительность труда совет¬ских военнопленных должны находиться под строжайшим конт¬ролем.
Всякое уклонение от работы следует строго наказывать. Низкая или средняя производительность труда, не вызванная слабостью конституции, переутомлением и т. п., должны немед¬ленно повлечь за собой соответствующие карательные меры.
Запрещается привлечение священников, не военнопленных.
Запрещается распространение религиозной литературы.
В лагерях военнопленных в отношении изоляции советских военнопленных и гражданских лиц, за исключением разделения по национальным признакам, действуют по п. IV нижеприведен¬ные правила.
Изолировать надлежит:
а) политически неблагонадежных,
б) офицеров,
в) политически неопасных,
г) политически особо благонадежных, которые могут быть ис¬пользованы на восстановлении оккупированных областей.
В то время, как и поскольку возможно, согласно п. 9, первое разделение проводится самими органами лагеря, рейхсфюрер СС предоставляет в распоряжение оперативные команды полиции и службы безопасности для изоляции советских военнопленных в зависимости от их политических установок.
Они непосредственно подчиняются начальнику полиции бе¬зопасности СД, также специально обучаются согласно своим осо¬бым задачам.
Они проводят свой мероприятия до использования советских военнопленных на работах в рамках лагерного порядка по уста¬новкам, полученным от начальника полиции безопасности и СД.
Оперативные команды нуждаются и теснейшим образом свя¬заны в своей совместной работе с комендантами, в особенности с офицерами контрразведки.
Если советские военнопленные используются на работах для скорейшего их выполнения в виде исключения без предваритель¬ной проверки, то оперативные команды полиции безопасности и СД применяют изоляцию на месте расположения рабочих команд.
Руководитель рабочей команды, а в иных случаях и предприниматель, привлекаются также для проведения изоляции. Ходатайство о выдаче советских военнопленных возбуждает опера¬тивная команда в стационарном лагере.
Офицеры подлежат изоляции не всегда, но часто, как полити¬чески нежелательные.
Если советский военнопленный совершает в лагере убийство другого военнопленного, наносит смертельный удар или совер¬шает какое-либо другое преступление, не предусмотренное гер¬манским уголовным кодексом, которое, однако, требует более строгого наказания (например, людоедство, отсутствие работос¬пособности, как следствие членовредительства), то преступника отдают в распоряжение тайной государственной полиции (геста¬по).
При других наказуемых действиях советских военнопленных, например, при бегстве, комендант лагеря должен передать преступника тайной государственной полиции, если он не уверен в воспитательных мерах или законном наказании после переговоров судом соответствующего военного округа с целью сохранения дисциплины в лагере.
При выдаче военнопленных тайной государственной полиции, их следует отчислить из числа военнопленных и доложить о выдаче в справочный стол вооруженных сил, поскольку последу¬ет соответствующая регистрация.
б) Мероприятия в случаях бегства и при наказуемых действиях
По убегающим советским военнопленным следует стрелять немедленно без предварительного предупреждения. Об этом сле¬дует вывесить объявление и поставив их в известность при пере¬кличке. Предупредительных выстрелов не давать. Если патруль убивает советского военнопленного, то для соблюдения дисцип¬лины и предотвращения неоправданной стрельбы в каждом отдельном случае следует коротко доложить командиру военнопленных об обстоятельствах дела и указать: а) что явилось поводом, б) оказалось ли необходимым вмешательство, в) будет ли представлен письменный отчет о происшедшем.
Гражданские лица, а также военнопленные других наций награждаются за привод бежавших советских военнопленных.
Начальник Верховного Командования Вооруженных Сил.
По поручению подписал Рейнеке (подпись).
___________________
Из книги проф. К.Г.Пфеффера «Немцы и другие народы во Второй мировой войне»
http://militera.lib.ru/h/ergos/23.html
Судьба военнопленных
Столкновение государств и народов воспринималось каждым отдельным немцем, как встреча с представителем ненемецкой национальности. Первыми встречались солдаты. Здесь вступали в силу параграфы и положения Женевской и Гаагской конвенций о порядке сдачи в плен и обращения с военнопленными. В боль¬шинстве случаев военнопленным, попавшим в руки немцев, при¬ходилось переносить общие для всей Германии трудности снаб¬жения, совершать утомительные марши, подвергаться опасности быть уничтоженным авиацией западных держав и жить в этой обстановке под контролем и надзором со стороны государств-пос¬редников и Международного комитета Красного Креста вплоть до самого конца войны. Это относится прежде всего к офицерам, в том числе и к офицерам польской армии, попавшим в плен в 1939 году. Нарушить Женевскую конвенцию Германии не уда¬лось, несмотря на то, что подобная мысль высказывалась доволь¬но часто. Правда, некоторым военнопленным пришлось испы¬тать большие жестокости и лишения, но, как правило, несмотря на отдельные выходки со стороны слишком распущенных людей, обращение с военнопленными было весьма корректным. Рядо¬вые и унтер-офицеры, которые направлялись из лагерей на ра¬боту к крестьянам или ремесленникам, чувствовали себя в общем настолько хорошо, насколько это было возможно в условиях нена¬дежности их положения. В отдельных случаях они, конечно, ста¬новились объектом грубости со стороны хозяев, но коллективная ненависть не встречала их нигде.

Отношение к советским военнопленным было несколько другим. Это отчасти объясняется тем, что Советский Союз не под¬писал Женевской конвенции, что вызывало справедливое возму¬щение у немецких солдат и гражданского населения. Но большей частью суровое обращение с ними обусловливалось объективны¬ми трудностями. Массы военнопленных умирали потому, что их размещение, продовольственное снабжение и транспортировка были исключительно плохими. Тяжелые условия работы и сквер¬ное питание в лагерях были лишь отражением той участи, которая могла ожидать нас самих в Советском Союзе, если бы мы находи¬лись там в качестве военнопленных. Безразличное отношение не¬мцев к советским военнопленным объясняется еще и тем, что они совсем не знали русских как людей и почти не встречались с ними до войны. Кроме того, уже во время войны к нам часто проникали известия о том, как обращались с немецкими военнопленными в Советском Союзе, и это, конечно, отнюдь не способствовало росту симпатии к советским военнопленным. Большую роль сыграла и немецкая пропаганда, объявившая всякого русского и в особенности нерусского советского солдата человеком «низше¬го» происхождения. Тяжелая обстановка на фронтах также по¬действовала на обращение с военнопленными. Правда, следует отметить, что немцы сразу же изменяли свое отношение к воен¬нопленным, когда видели их работающими на общее благо, как например при очистке и восстановлении кварталов и районов, разрушенных авиацией противника.
____________________
Из ноты о присоединении СССР к Женевской конвенции
Декларация.
Нижеподписавшийся народный комиссар по иностранным делам Союза Советских Социалистических Республик настоящим объявляет, что Союз Советских Социалистических Республик присоединяется к конвенции об улучшении участи военноплен¬ных, раненых и больных в действующих армиях, заключенной в Женеве 27 июля 1929 г.
В удостоверение чего народный комиссар по иностранным делам Союза Советских Социалистических Республик должным образом уполномоченный для этой цели подписал настоящую де¬кларацию о присоединении.
Согласно постановлению Центрального исполнительного ко¬митета Союза Советских Социалистических Республик от 12 мая 1930 года настоящее присоединение является окончательным и не нуждается в дальнейшей ратификации.
Учинено в Москве 25 августа 1931 г.
(подпись) Литвинов
Точные координаты места хранения настоящего документа – ЦГАОР СССР фонд 9501, опись 5, ед.хран. 7 лист дела 22.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments