Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Взятие Берлина

1. Историческая справка
Берлинская стратегическая наступательная операция (16.04.1945 – 08.05.1945) стала завершающей битвой в Великой Отечественной войне. Она же стала одной из наиболее кровопролитных: среднесуточные потери достигали в ней 15 325 человек. Безвозвратные же потери составили 78 291 человек – не так и много в сравнении с численностью участвовавших в боях войск (4,1% из 1 млн. 906 тыс.). Но бесконечно много, если вспомнить, что все эти люди погибли на самом пороге мира, на самом пороге будущей счастливой, как они верили, жизни…

2. Гитлер, наконец, капут!
Иногда говорят: да не надо было брать этот Берлин! Окружить, блокировать, спокойно дожидаться, когда сам сдастся. Или вымрет. Столько своих солдат бы сберегли!
Да, отвечают им другие, чаще из круга военных историков или профессиональных политологов, возможно, сберегли бы. А потом потеряли бы ещё больше. Ибо неподавленное гнездо сопротивления такого масштаба как Берлин с его группировкой означало массу неприятных сюрпризов чисто военного плана. И с гарантией – массу неприятных сюрпризов политических. Ибо с каждым днём нашим тогдашним союзникам становилось всё больше жаль наших тогдашних врагов. Настолько жаль, что в плену у англичан они сохраняли свою военную структуру, управление и даже законы, позволявшие решением военного суда расстреливать своих дезертиров – уже после войны! И английские охранники выдавали для этого оружие расстрельным командам – оружие, которое заботливо складировалось неподалёку от мест дислокации этих странных «лагерей военнопленных». Проигравших войну нацистов нашим союзникам было настолько жаль, что только ужасающая цифра прогнозируемых потерь удержала американцев от того, чтобы попытаться взять Берлин самим – вопреки союзническим договорённостям. Англо-американцам было настолько жаль врагов, что приняли от них сепаратную капитуляцию 7 мая – причём в протоколе специально оговаривалось, что он не является всеобъемлющим договором о капитуляции Германии и её вооруженных сил. Иными словами, на Восточном фронте поступайте, как хотите. И как это выглядело бы, если бы Берлин не был к тому времени взят? Да о чём вообще говорить, если у главы Британии Уинстона Черчилля лежал в столе план под названием «Немыслимое» - план, по сути, войны против СССР, если он не подчинится, как прямо и было в нём записано, «воле Соединенных Штатов и Британской империи». Для того и немецкие солдаты с сохранённой организацией вермахта нужны были…
Словом, не взять Берлин означало отдать все результаты долгой и кровавой Отечественной войны.
А потому к штурму вражеской столицы готовились истово и упорно. Тем более что германское командование создало из города и его окрестностей мощнейший укрепрайон – с тремя оборонительными кольцами и девятью секторами. Только в городе насчитывалось более 400 железобетонных долговременных огневых точек и сооружений, включая шестиэтажные подземные бункеры. А были ещё Зееловские высоты в 60 км перед Берлином – самой природой созданный неприступный обрыв по левому краю поймы реки Одер. По сути вал, у подошвы которого на несколько километров тянется заболоченное пространство, где надо сначала проложить гати под огнём неприятеля, прежде чем пустить по ним войска.
Это была одна из причин, по которым не удалось сразу прорвать немецкую оборону, когда 16 апреля в полосе 1-го, 2-го Белорусских и 1-го Украинского фронтов началось советское наступление на Берлин. На Зееловских высотах не удалось подавить огневые точки фашистов – и советские войска 1-го Белорусского фронта, которым командовал сам маршал Жуков, смогли здесь продвинуться всего на 1,5–2 км. При этом, считают военные специалисты, невозможно было здесь остановиться, переложив «тяжесть успеха» на успешно продвигавшийся на Берлин с юга 1-й Украинский фронт. В этом случае войска сильной франкфуртско-губенской группировки противника не только могли при желании ударить в спину советским войскам, но даже простым своим переходом в Берлин качественно усилить его обороноспособность. И тогда осаждать его пришлось бы, возможно, неделями, имея в перспективе политические риски, о которых шла речь выше.
В конце концов, с помощью авиации удалось в значительной мере подавить сопротивление противника на Зееловских высотах. Войска Жукова успели отсечь франкфуртско-губенскую группировку от Берлина, и теперь она из потенциальной угрозы превратилась в зажатое меж двух огнедышащих лавин советских войск скопище мечущихся вооружённых людей. Постоянный рефрен в советских фильмах о 1945 г., когда на уже отпраздновавших победу советских солдат обрушиваются одиночные подразделения немецких солдат, - отсюда, из этой ситуации. В лесах юго-восточнее Берлина уничтожили множество несдавшихся фашистов – но многие из них всеми силами пытались просочиться на запад, к союзникам. Они тоже знали, что те их жалеют…
Тем временем, ломая сопротивление противника, войска 1-го Украинского фронта прорвали главную полосу обороны немцев и 17 апреля подошли к третьей линии, что шла вдоль берега реки Шпрее. Берлин был уже неподалёку, и, отбив удары группы армий «Центр» и 4-й танковой армии, советские войска устремились к нему. За два дня гвардейские танковые армии прошли 95 км, выйдя на оперативный простор.
20 апреля дальнобойная артиллерия открыла огонь по Берлину, а на следующий день передовые части ворвались в фашистскую столицу.
Севернее соединения 2-го Белорусского фронта маршала Рокоссовского форсировали Одер в нижнем течении и погнали перед собою немецкие армии, лишая их возможности ударить с севера по советским войскам, окружавшим Берлин. В конечном итоге бойцы Рокоссовского вышли к Эльбе, где встретились с англичанами.
В окружённом же Берлине советские войска приступили к уничтожению гитлеровцев. Бои велись с большим ожесточением и большими жертвами. Но помочь гарнизону не могло уже ничто. Был поднят красный флаг над Рейхстагом, а утром 2 мая состоялась полная капитуляция германских войск. Столица Рейха пала. Нацистское руководство покончило с собой или бежало. Полностью оправдались вещие слова, прозвучавшие в страшном 1941 году: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами!»

3. Документы

Приказ Верховного Главнокомандующего по войскам Красной Армии и Военно-Морскому Флоту.
8 мая 1945 года в Берлине представители германского верховного командования подписали акт о безоговорочной капитуляции германских вооруженных сил.
Великая Отечественная война, которую вел советский народ против немецко-фашистских захватчиков, победоносно завершена, Германия полностью разгромлена...
В ознаменование полной победы над Германией сегодня, 9 мая, в День Победы, в 22 часа столица нашей Родины – Москва от имени Родины салютует доблестным войскам Красной Армии, кораблям и частям Военно-Морского Флота, одержавшим эту блестящую победу, - тридцатью артиллерийскими залпами из тысячи орудий.
Вечная слава героям, павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины!
Да здравствуют победоносные Красная Армия и Военно-Морской Флот!
Верховный Главнокомандующий Маршал Советского Союза
И. Сталин
9 мая 1945 года. № 369.

Великая Отечественная война, 1941-1945. – М., 2000. – С. 382.

Из работы М.Барятинского. «Бронеколлекция», 3'98:
СОВЕТСКИЕ ТАНКИ В БЕРЛИНЕ
Танки ИС-2 обычно действовали в составе штурмовых групп - роте тяжелых танков из пяти машин придавался взвод автоматчиков, состоящий из пяти отделений, каждое из которых вело бой в тесном взаимодействии со «своим» танком. Так же, по некоторым данным, в состав группы могли включаться саперы и огнемётчики.
Основным противником танков были «фаустники»: солдаты вермахта и фольксштурма, вооружённые фаустпатронами (Faustpatrone), панцерфаустами (Panzerfaust) и панцершреками (Panzerschreck), а также гранатами и бутылками с горючей смесью. Потери танков от ручного противотанкового оружия достигали во время боев в городе 70% .В качестве защиты от них в начале 1945 года боевые машины начали оборудовать противокумулятивными экранами, которые изготавливались и устанавливались большей частью силами танкоремонтных подразделений из тонких металлических листов или сетки. Кумулятивная граната «фаустпатрона», взрываясь на экране, разносила его в клочья, но на основной броне оставляла лишь оплавленную вороночку, которую танкисты с черным юмором людей, ежеминутно смотрящих в глаза смерти, называли «засоc ведьмы». Разрывами снарядов и обломками зданий часто срывало или деформировало экраны.
Для боя в городских кварталах применялось специальное построение под названием «ёлочка». Танки взаимодействовали огнём попарно, а пары - между собой. Танковый взвод - два тяжёлых танка ИС-2 - простреливал всю улицу: один танк - правую её сторону, другой - левую. Такая пара двигалась уступом, друг за другом, — по обеим сторонам улицы. Другая пара шла следом за первой и поддерживала ее огнём. В борьбе с «фаустниками» неплохо зарекомендовали себя крупнокалиберные зенитные пулемёты ДШК, поэтому все танки ИС были дооборудованы ими в начале 1945г. (на ИСУ-152 пулемет стоял изначально). Кроме того, есть сведения об участии в боях в Берлине танков с дистанционно управляемой пулемётной установкой ДШК. Правда, на улицах Берлина задранные вверх стволы этих пулеметов цеплялись за все провода, особенно трамвайные, срывали их и волокли за собой. Поэтому на части танков ДШК были сняты.
Для извлечения раненых и убитых из подбитых танков приходилось вызывать ремонтников, поскольку задраенные люки можно открыть только изнутри. Ходить в бой с открытым люком было невозможно - противник бросал из окон зданий гранаты. В итоге было приказано люки закрывать, но не задраивать.



Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments