Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Затерянные в истории. Война с людьми. Местная иерархия

Во-вторых, нельзя забывать об аннува. Там, откуда пришли уламры, о них никто не слыхал. Но когда в благословенных землях прежней охоты уламров стало много, и добычи стало не хватать, некоторые роды не стали драться с другими, а пошли дальше. Духи так велели. И встретили аннува, которые имели наглость охотиться на добычу, самими духами предназначенную для уламров.
Аннува оказались сильными и злыми. Они не пускали уламров в свои леса. Они не давали охотиться в лугах и долинах. Доходило до того, что аннува пугали лошадей, оленей или зубров, чтобы те только не достались уламрам. Старики много историй на этот счёт рассказывали, и он, вида Да, тоже расскажет ещё белому-как-дух-похожему-на-уламров.
Так что когда глупые уламры рассуждают про Бина в лесу, они забывают, что в лесах бродят дикие аннува, которые крайне любят гастрономические изыски на основе филейных частей уламрских деток.
Саша слушал эти откровения, подыгрывая деду лицом, но нисколько ему не веря. Он-то знал, кто такие аннува. Он с ними пожил. Пусть не долго, но достаточно, чтобы понять, какие это хорошие ребята. Пусть даже и внешность у них немного звероватая.
И детей они не едят. В отличие от, как говорится. Во всякому случае, намерение вождя Яли… нет, хладнокровное намерение… вождя Яли отведать Сашкиных ног мальчик никак не мог забыть. Он, конечно, принимал участие в упражнениях с каменным копьём, которые показывал ему вождь Яли по просьбе виды Да. Но, в общем, близких контактов избегал, хотя, справедливости ради, надо было честно признать, что после решения судьбы мальчика местный лидер свои гастрономические поползновения в отношении гостя оставил.
Саша уже четыре дня жил среди уганов. Первоначальное любопытство со стороны местных к нему уже схлынуло. Уганы вообще оказались довольно равнодушным народом. А тут рыкнул вида Да на наиболее настырных – и все пошли, что называется, заниматься собственными делами.
Мальчик за это время изучал язык и обычаи племени. С языком были отдельные трудности, но в целом дело шло. Если приспособиться к излишне детальной логике местных. «Шёл-вчера-на-восход» отличалось от «шёл-вчера-на-запад». Причём «восток» в качестве направления света и в качестве направления движения обозначался разными словами.
Но на эту тему Саша размышлял так… фоново. Что толку? Даже о Виолетте, разрисованной для охоты на мамонта и втолковывающей особенности английских неправильных глаголов, он вспомнил один раз. Хихикнул, подумал, что после здешних неправильных глаголов английские будут так, семечки… И, как говорится, всё об этом.
Куда больше его занимали мысли о том, как бы смыться отсюда. Только как? Направления, по которому сюда шли, он, естественно, не помнил. Столько раз перекрутились! Он даже положения Солнца не запомнил на момент своего пленения. Так что если трезво всё продумать, то остаются только два варианта. Либо аннува его найдут. Либо он найдёт аннува.
Первый вариант был сомнителен. Во-первых, кто он для аннува? Пришелец, чужак. Уламр. Из-за него убили Рога. Его увели, и надо ли было вождю Кыру идти по следам похитителей – совершенно не факт. Во-вторых, увели и увели. Откуда вождю Кыру было знать, что Сашка ушёл с уламрами не добровольно? Может, зов крови сыграл – своя ведь раса. Так мог подумать вождь Кыр. В-третьих, даже если и проследили – аннува могли сделать это в своих собственных интересах, чтобы узнать, где расположились стойбищем их враги… То к чему им выручать мальчика? Во-первых, это во-вторых. В смысле – откуда им знать, что он не сам с уламрами. Во-вторых…
Нет, никак не получалось логически мыслить! Запутался уже в этих «во-первых», «во-вторых», в «во-вторых» во второй степени… Пойдём сначала.
Могут быть аннува заинтересованы в его возвращении? Могут. А могут и не. Какое им дело до гостя из неведомого, да ещё уламра видом? Могут быть заинтересованы в его возвращении Алька с Антохой? Безусловно. Вырваться отсюда они могут только втроём. А если Антон помер? Когда Саша уходил с охотниками, тот был плох. Хотя колдунья местная и заверяла, что всё будет в порядке.
Если Антон умер, то они здесь навсегда. Навсегда останутся. Или нет? Перетащило же их сюда от динозавриков. Несмотря на то, что Антоха уже без сознания был. Ежели они только с Алькой камень этот сожмут, то, может, их снова перенесёт – куда-то поближе к своим временам?
А там что будет? Вон уже тут народишко… Прямо скажем, жестковат народишко. Своих и чужих лупит и жрёт. А что в будущем станет? В рабах египетских походить не хватает? Пирамиды построить? Или к римлянам в каменоломни какие-нибудь. Они ж для всех чужаками будут. Пришельцами. А с пришельцами вон какой разговор. Короткий. Давай, я твоими коленками перекушу. Единственное исключение – добрые аннува. Но мало их. А главное, знаем ведь мы, что не выжили неандертальцы. Не пережили столкновений с такими вот Яли и Да…
Эх, была б возможность, встать бы на стороне аннува! Научить драться на расстоянии. Лука тут никто не знает. Уламры тоже. То есть одним только новым вооружением можно задержать натиск. А ежели бы Антоха выжил, то и арбалет изобрести можно. Чего там сложного! Металл только нужен. А где взять? Ну, Антон, может, знает. Он много знает. Помочь аннува отразить уламров – а там и домой…
Да только поможет ли? Какие-то они тихие, эти аннува. В смысле – размеренно живут, в единении, так сказать, с природой. Эти, здешние, по сравнению с ними – живчики. Всё ходят куда-то, охотятся. Разведывают. Добычу приносят. Оно и понятно: много их. Не Сашкино, конечно, дело – думать об этом, но вон сколько у них женщин беременных. Каждая вторая. Да у каждого мужика по две жены. Или по три. Вон даже дедка его и то… Заводил в чум молодку одну. Спать не давали шорохом своим… Детей, мелюзги - куча. И женятся, судя по тому, что успел Саша увидеть, рано. Даже и к нему вида подкатывал с предложением ультимативным… Подводил девку, как её… Вамуга, Вамана? Чёрт, не запомнил даже от волнения. Очень уж дедульке хочется породнить свой род-племя с духом из страны будущей охоты!
А аннува – тихони в этом смысле. Беременных вообще не видно было. Детей мало. Да и в самом роду вождя Кыра людей – кот наплакал. Полтора десятка охотников. И… этим… так бурно не занимаются, как здешние. У этих вон просто. А аннува сидят себе у порогов своих вигвамов по вечерам, на свирельках играют, шепчутся о чем-то. То есть щёлкают и прикашливают. Шёпот у них ещё больше на природные шумы похож, нежели обычная речь. И хорошо так, тепло с ними… Эх, как тогда они с Рогом и Кхыром на пороге пещеры сидели! Смотрели на покрытые лесом горы, что застывшими сине-зелёными волнами уходили к горизонту. На закат, что так завораживающе переставлял по нему свои светлые лучики напеременки с тёмными облаками. Словно у «уголки» играли. А что, тоже как монитор. Вход в пещеру – как рамки экрана, а дальше всё настолько нереально отстранённое, словно не живая природа, а именно компьютерное изображение…
Умеют смотреть арруги! Молчать умеют. Но так, что будто разговариваешь с ними. Спокойно так, раздумчиво, тихо. Как они сами – спокойные, основательные, разумные. Эти уламры, может, и разумнее будут… Хотя с чего? Вигвамы-чумы – практически те же. Топоры каменные такие же. Луков-арбалетов тоже не изобрели. Нет, в смысле разума ничем они не умнее арругов-аннува. Вот энергии, жестокости, злобы какой-то изначальной – этого больше, да. Словно в зуде каком-то, соревновании. Подставить, отнять у своего же – пожалуйста. Только вождь Яли своим авторитетом порядок поддерживает. И то – у него свои конкуренты есть. Вон Ваху, второй вождь. Его не было в стойбище, когда Сашку привели. Через день появился со своей бандой. Со своими охотниками, в смысле. Сразу начал права качать, на Сашку злобно посматривать. Хорошо, дедулька слово веское сказал. Притащил опять своего сушёного вождя, подводил Ваху к нему, руками махал. Даже сплясал что-то. Коротенько, явно прежний танец «пересказывая». Посопел второй вождь Ваху, носом подёргал, смирился.
Вообще, со здешней иерархией Сашка так ещё и не разобрался. Вождь Яли – главный. Это ясно. Но, похоже, был он вождь не наследственный и даже не постоянный. Вождь до тех пор, пока в состоянии защищать свой «пост». А рядом с ним и частично под ним – ещё три вождя. Которые тогда в совещании по его, Сашки, судьбе участвовали. И ещё этот Ваху – четвёртый. Они формально вождя Яли слушаются, но при каждом возможном поводе его власть подвергают испытанию. В смысле – затевают споры и выяснения отношений. Победил Яли, настоял на своём – опять вождь. И тут надо отдать должное – полномочия вождя никто не оспаривает. То есть на власть претендуют, но саму власть и дисциплину, из неё вытекающую, сомнению не подвергают.
Особенно ярый – второй вождь Ваху. Потому его и называют – второй вождь. Как бы заместитель вождя Яли. И, как его величают, «также-водящий-воинов». Но заместитель такой, что сам на место шефа метит. Причём открыто метит, постоянно проверяя его на прочность.
В общем, постоянный костерок под задницей у руководства…
Шаман Да со своим карманным Тутанхамоном в этих разборках не участвует, стоит наособицу. Духовный, так сказать, лидер. Как у этих… В Иране, как их? Забыл. Неважно. В общем, вида равноудалён от всех вождей, но зато равно… как бы это сказать, - равноприближен к людям племени. Во-первых, он всем взрослым, можно сказать, жизнь дал. Потому как – это вида в самом начале объяснял, когда о своём величии распространялся, - в воины и женщины посвящает он. Родить – это ещё полдела. А вот выпустить подростка во взрослую жизнь – это даже важнее. Это даже не как родить его второй раз. Это судьбу ему выбрать. Вместе с новым именем. Которое тоже вида Да придумывает. Вождя Яли, правда, не он «родил» - это ещё прежний вида сделал. А вот второй вождь Ваху ему, виде Да, жизнью своей обязан. Так что слушается. Не слишком оголтело, правда, слушается, как уже успел заметить Саша. Вида Да вообще склонен преувеличивать своё значение, а второй вождь Ваху всё-таки серьёзный воин. Но за ним стоят лишь воины, и то в силу дисциплины и личной преданности. А за видой – всё племя, весь народ. Да Тутанхамон, которого простые граждане, как подметил Саша, заметно побаивались.
Tags: Война с людьми
Subscribe

  • Папка

    А вот сам Гуди Косматый молчал, глубоко задумавшись. И чувствовалось в этой задумчивости большое сомнение. Если вообще не противоречие… - Что не…

  • Папка

    - А на что нам то место? – вроде бы нейтрально спросил старый Гуди. Вроде бы? Или нейтрально? Если первое, то политически крайне могучий соратник…

  • Папка

    - Харальд – чтоб его в Железном лесу бабы-тролли жрали! – это дело семейное, - покачал головой Хельги. – Ведаю я: живы ещё те, кто участвовал в…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments