Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Затерянные в истории. Война с людьми. Сколько мы здесь?

- Сколько времени мы уже тут?
Раны у Антона затягивались на удивление быстро. Вот только зудели страшно. Чтобы не расчёсывать, он старался занять чем-нибудь руки.
Сейчас они с Алиной пытались сплести сеть. Из конского волоса, то ли из чего-то похожего, взятого с какой-нибудь антилопы. А пока занимались этим нелёгким – ох и непослушен волос конский, да ведь иного «верёвочного» материала в этих временах и нет! – воистину нелёгким делом, болтали.
А вокруг обычно сиживала ребятня и одна-две женщины, внимали процессу. Заодно это было прекрасной возможностью для освоения языка здешних аборигенов, чем Антон интенсивно и занимался параллельно с основным делом.
Делу это подчас мешало: язык здешний включал жесты в качестве неотъемлемого элемента.
Но сейчас он спросил по-русски.
Алина задумалась:
- Так, попали мы сюда ночью. На следующий день ты был ещё без сознания, а мы знакомились с местными. Потом ещё ночь провели. И ещё день. Ты тогда уже глаза открывал, но вроде не понимал ничего. Колдунья здешняя, что тебя лечила, сказала, что ты теперь больше спишь, и так надо. Тогда на следующий день Гуся пошёл на охоту – дескать хочется посмотреть, ни разу в каменном веке ещё не охотился.
Антон усмехнулся. Затейник, что скажешь!
- Да, - продолжала Алина. – Затем ещё ночь – это, значит третья, не считая появления. На следующий день меня как бы в свои приняли, ты совсем проснулся, и воин пришёл, Кром наш. Ещё ночь и день ты долёживал, это четыре. Потому день мы в лес ходили, ты здесь оставался. Вчера тебя «мыться» водили… - Алина чуть покраснела, вспомнив, как выглядел Антон во время той же процедуры очищения перед духами озера, что когда-то прошла сама. – Значит, шестая ночь сегодня была, а день седьмой пошёл…
Антон тихонько вздохнул. Да уж, занесло… И с Сашкой как неудачно получилось! Хоть бы денёк ещё потерпел со своей экскурсией! А что теперь с ним? Куда его увели? Каменный век, не шутки. Возьмут да съедят… Камень, конечно, у них с Алиной, но куда они с ним попадут без Гуси?
Он одёрнул себя. Нельзя так думать! Словно о ком-то чужом. Нужен, дескать, для возвращения, вот и желаем ему выжить. А если бы обошлись, то… То - что? Здесь бы его оставили?
Ужасно гадко стало от этой мысли! И в то же время – хорошо. Нет, всё-таки не гад он, Антон. Не предатель в душе. Первое чувство было – ни за что! Ни за какую цену Гусю здесь мы не бросим.
Единственное что… как это папа называл… Желай лучшего, надейся на среднее, готовься к худшему. А действуй так, словно худшее непременно и случится. Как это он зачитывал… законы какие-то забавные? Мерфи, во! Точно уже не вспомнить, но что-то похоже на: «Если что-то может пойти неправильно, то оно пойдёт неправильно». «Если в устройстве есть деталь, которая может отказать, она откажет». «Если вы предусмотрели сто вариантов, случится сто первый, и он будет худшим из всего, что вы предусмотрели».
И так далее.
В общем, правильно это, что он сам себе запретил что-то думать о Сашке, покуда не вернутся воины во главе вождём, которые пошли за ним. Раз до сих пор не возвращаются, значит, тот ещё жив. Как Кром рассказывал? Долго уламры шли по следам арругов, которые их уводили подальше от собственного становища. Когда те вымотались и устали, легли ночевать, Сашку пытались выкрасть. Но не смогли. А на следующий день уламры отправились назад, а Крома вождь отпустил домой рассказать о происшедшем и подготовить к обороне, ежели враги сюда сунутся.
Сколько могли здешние двужильные охотники пройти по следам других двужильных охотников, чтобы вымотаться? С учётом того, что по лесу – километров двадцать. Или тридцать? Может, тридцать. Но сомнительно, что Сашка столько выдержит. Он, конечно, двужильный, но… Одно дело во дворе в индейцев играть, другое – вместе с ними по лесу бегать.
Возьмём среднее – двадцать пять. Тогда ещё день им – возвратиться на место пленения Сашки. Если они туда пошли. А если напрямки к себе? Где это? А чёрт его знает. Но если «наши» на следующий день не появились, значит, и те были ещё в пути. Сегодня, значит, четвёртый день с момента возвращения Крома. Значит, если кто-нибудь появится сегодня, то от места последней стоянки врагов до пещеры арругов – два дня пути. Полтора, но с учётом, что Кром бежал, и день пути за полдня покрыл… В общем полдня роли не играют. С другой стороны, «те» охотники тоже не должны были слишком далеко от своего становища забрести. Смысл какой? Добыча испортится, пока домой донесёшь. Значит, дня два пути максимум. А если завтра кто-то придёт – три дня. Километров девяносто. Прилично, если пешком…
В общем, завтра всё решится. Если никто не вернётся, значит…
Значит, ещё день ждём. Или два. Пока окончательно не выздоровею.
А затем, с помощью ли местных, сами ли, но надо будет идти искать Гусю. Это ж…
Это ж невозможно будет жить потом, если знать, помнить, что мы его тут бросили!
В общем, не первый раз Антон размышлял таким образом, пока сначала лежал, затем начал передвигаться, но всё ещё много лежал. Мысли не давали покоя. Алинка, как только он пришёл в себя, передоверилась ему полностью. Дескать, ты воин, тебе теперь за всё ответ держать. Вроде и в шутку сказала, когда он поделился с нею своими мыслями… частично… Частично поделился. И частично в шутку - сказала. Но действительно. Появилось в них что-то после всего случившегося. После динозавров этих. Господи, страшный сон! Уже кажется, что это сон и был. Невозможно же!
Вот только порезы от когтей болят и чешутся… Как ещё заражения крови не случилось…
А появилось понятно что. Никто не выручит. Только сами себя и друг друга. Что решишь – то и сделаешь. Сам. И ответственность сам нести будешь. Вон он не уберёгся когтей, героизм решил проявить, отвлечь ящера на себя – теперь они здесь, в неизвестности настоящего и с неизвестным будущим. А Гуся – не наприключалось ему, каменного века хлебнуть захотелось… вот и хлебнул.
Ладно, кончай критику и самокритику. Сделали они тоже немало. И научились немалому. Выживать – прежде всего. Гуся хитрый, он не может просто так погибнуть. Уговорит он тех дикарей. Жаль, челюсть свою он тут оставил. Тьфу, не свою, конечно! Ящера. Но про неё вон как арруги с почтением говорят. Может, с нею и у врагов их Сашка в авторитете ходить бы начал. А там уж нашлись бы как-нибудь…
А, что там рассуждать. Действовать надо. Слава богу, Алька нашла в лесу, что он просил – несколько веток орешника и вяза. Помогла объяснить, что требуется. Достали этого лошадино-антилопьего волоса, согнули, привязали – три лука готовых есть. Два похуже, один хороший, тугой. Объяснил, как стрелы делать – выточили ребята местные три штуки, нашли кремней, сделали из них относительно острые наконечники. Жаль, спина ещё болит, боязно, что раны разойдутся, а то бы пострелял уже, потренировался. Но завтра – непременно начнём! С местными.
Сетку сделаем. Что для рыбы, что для обороны пригодится. Дальше катапульту соорудим – помню, как в книжке про римлян её схему давали.
Мы тебя, Сашка, выручим! Мы тут такую армию создадим, что просто всех уничтожим, кто тебя посмел в плен взять…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments