Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Category:

Затерянные в истории. Война с людьми. Военный совет

Совет протекал бурно.
Второй вождь Ваху после сашкиного «туалетного» демарша как-то потух. Вернее, глазками стрелял зло, но с высказываниями про связь пришельца с аннува завязал. Ощутил, значит, что о его мнении думают духи.
Основных мнений было два. Ждать аннува здесь, всем воинам племени вместе, не разделяя сил. Либо идти искать их «гнездовище», чтобы выжечь там всё калёным железом… Железа вот тут ещё не знали, но смысл высказываний некоторых вождей был именно таким.
Особенно ярился второй вождь Ваху, рассчитывая, видимо, на то, что такая активность принесёт ему дополнительные бонусы в негласной борьбе с главным вождём Яли. Судя по реакции некоторых авторитетных воинов, особого результата это не приносило, как подметил Саша, - те, кто был на стороне Яли, на его стороне так и оставались.
Но проблема заключалась в том, что сам Яли, похоже, не мог точно определить свою позицию. Вроде бы и не против он был, чтобы аннува поучить... но и поддержать ярый настрой конкурента Ваху ему было в лом.
Поскольку единогласия достичь не удалось, было решено запросить мнения старого вождя.
Принесённая в чум мумия, как всегда, весело скалила зубы и молчала, пока её приспосабливали к сидельному колышку.
Лидеры племени молчали тоже: старый вождь – дело священное. Когда он принимает участие в совете племени, все остальные по сравнению с ним такие юнцы, что только сидеть тихонько и внимать мнению мудрого человека.
За выяснение этого мнения и принялся вида Да.
Попрыгав вокруг мумии и покричав сакральные тексты – Сашка не понимал ни слова и полагал, что старина Да попросту изрекает ничего не значащий набор звуков, - вида присел напротив своего сушёного фараона и вперился взглядом в его лицо.
То было по-прежнему безмятежно.
Наступила пауза.
Саша вспомнил слово: «благоговейная».
Вида Да начал перекладывать из стороны в сторону свои священные камушки и косточки, поочерёдно демонстрируя их собеседнику.
На взгляд мальчика, того эти манипуляции нимало не занимали.
Так что как именно высказал своё решение старый вождь, осталось для него тайной. Точнее, Саша просто ничего не понял, но через какое-то время по чуму прошло этакое тихое «уфф», и вожди задвигались. Как торжественно подтвердил вида Да, мумия велела: «Готовьтесь к войне»...
Итак, уганры начали готовиться к войне.
Боевое оружие хранилось в специальном месте. В воинском доме, завёрнутое в шкуру. Когда его достали, Сашка понял, чем оно отличалось от охотничьего и почему последнее не подходило для военных целей. Копьё с каменным наконечником – оружие ближнего боя. Его задача – нанести большую рану зверю, чтобы тот сразу упал и не нужно было за ним таскаться по лесам и ждать, когда тот обессилеет. А для дальнего боя используется тяжелое и длинное, без наконечника копье, которое делается из твёрдых пород дерева. Для рукопашного боя предназначался топор. Тоже не такой, как для хозяйственных нужд. Не топор уже, собственно, а – каменный клык на ручке. Не рубить и не резать, а – раскалывать черепа. И третий вид вооружения – небольшие дротики. Почти стрелы. Расходный материал, для метания в начале боя.
Вторым необходимым атрибутом войны была, как оказалось, боевая раскраска. Услышав известие о мобилизации, воины принялись наноситт на свои тела разные орнаменты. Сашка их языка не понимал, но веселился от души: было полное ощущение, что он присутствует при съёмках фильма про войну. Там, где бойцы обмундировываются. Нет, ещё лучше! Шварцнеггер в «Коммандо». Там, где он мажется чёрным, а затем пристёгивает всякие ножи и гранаты.
Сам мальчик мазаться не стал. Не принято у них, у духов. У них, у духов, принято мыться. Чего как раз уже давно не удавалось сделать. Странно: там, дома, Саша не любил тратить время на тщательное умывание-размывание. Зубы утром - туда-сюда, ладно, лицо быстренько тоже, душ раз в неделю. И хватит. Некогда. Дела. А тут... Таким немытым-нечищенным себя ощущал, что куда! Да и эти, насекомые. Обалдеть! - по живому человеку твари какие-то бегают и кусаются. Искупнуться бы... да уганры воду не любят, опасной считают. Ручей недалеко течёт, но из него только на питьё берут. Да воины иногда краску смывают и вон невесты перед свадьбой марафет наводят...
Ну, не искупаться, так хоть и не мазаться. И пускай поганец Ваху что-то там морду кривит свою раскрашенную. Мы - духи и как скажем, так и будет!
Особенно импозантно после нанесения боевого окраса выглядел вождь Яли. На лице сиял белой краской оскаленный череп. Из тёмных глазниц забавно моргали живые глазки. Грудь и живот вперемешку были изукрашены рыжим и белым - накосо, словно по вождю проехался протектор автомобиля "Урал". Ожерелья, которые украсили шею бравого командира, означали, как пояснил вида Да, две вещи. Первое, ванубо, изготовленное из дорогих ракушек, что принесены с берега ещё тех, старых морей, предками ещё старого вождя, служит признаком благородства. Дескать, Яли вам не Чапаев какой, а хоть и избранный, но вождь из древнего клана вождей. Не какой-нибудь выскочка Ваху. Другое ожерелье – мокак, сделанное из пальцев людей, – рассказывает об убитых врагах. Если не приписал себе Яли нескольких побед, то он тот ещё зверюга. Хотя у этих злобных уламров другие вождями и не становятся...
Все же как мало люди изменились по существу, вдруг подумалось Сашке. Спортивные костюмы и короткая стрижка отечественных бандитов – чем не тот же боевой раскрас? Вот разве что они не вставляют в нос украшения из двух скреплённых между собой кабаньих клыков...
Tags: Война с людьми
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments