Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Затерянные в истории. Война с людьми. Пресечь отступление!

Думать мешали часто. Неандертальцы активно осваивали изобретения из мира будущего. Кто говорил, что они глупее кроманьонцев, людей современного типа, и потому, дескать, вымерли? Ничего подобного! Эти, во всяком случае, схватывали всё на лету.
Лук освоили мгновенно. И хлопали себя по лбу совсем как мужички где-нибудь в русской деревенской глубинке: и как же сами не догадались! Тут же нашли дерево с более упругими ветками – определить его породу ни Антон, ни Алина не могли, а у местных оно называлось «вур». Сделанные из этих деревьев луки стреляли дальше – метров на шестьдесят. Стрелы тоже быстро усовершенствовали. Создали, так сказать, ударные – с каменными наконечниками, - и лёгкие, с костяными. Первые летели ближе, но зато сбивали с ног небольшую косулю. И уж точно наносили ей раны, несовместимые с жизнью. Вторые подходили для птиц и зайцев, ибо летели дальше и проникали глубже.
Так же быстро освоили пращу. Это при том, что Антон сам-то мог показать только принцип – и спина не очень-то ещё работала, и сам-то впервые по-настоящему применил это оружие недавно, в той памятно «битве» с птерозаврами. Но эти ребята уже на следующий день могли попадать в цель метров за пятьдесят. А метали сами камни вообще почти в бесконечность – уж силушкой господь неандертальцев не обидел.
Труднее всего пришлось с созданием катапульты. Антон решил сделать её по самому простому принципу – два бревна на платформе, между ними жгут из конского волоса и сухожилий, в него вставлена палка, к которой прикреплена сетка. В стеку накладываются камни – и аля-улю, как говорил Гуся.
Но вот технологически было сложно собрать такую конструкцию. Ни гвоздей ведь, ничего. А поди свяжи серьёзные деревяшки даже не верёвками, а чёрт-те чем!
В общем, хлипкая получилась конструкция, что уж там говорить. Но и это лучше, чем ничего. С её помощью наверняка удастся остановить чужаков на подступах к пещере.
Очень трудно было убедить арругов не покидать её. Как ни странно, но при своём уме и силе они уже привыкли бежать от уламров. Какой-то иррациональный ужас гнал их. Жестокость? Да, конечно, уламры, как рассказывала местная хранительница преданий, она же колдунья-ведунья, убивали всех, включая детей. Словно зверей. Но почему было не сопротивляться этой жестокости? Предположим, что это фашисты. Что с ними делали наши во время войны? Правильно, отвечали кровью за кровь. Вдесятеро. А у этих первая реакция – уходить.
Вот так они и вымерли, чёрт возьми, неандертальцы! Всё уходили и уходили, пока их не загнали в тундру и в горы. Может, эти «снежные человеки» - они и есть. Их потомки, навсегда сохранившие страх перед людьми, а потому прячущиеся от них и по сей день.
То ест не по сей, вспомнил Антон. Здесь как раз ничего ещё не решено. Здесь неандертальцы, люди хотя и мирные, дружелюбные, полностью позиций перед жестокими уламрами не утратили. Сопротивляться они умеют, охотники из них не хуже, если встретят врагов в лесу, то, как показывает практика, вполне в состоянии победить их, а сами уйти. Так в чём проблемы?
В организации!
Как понял мальчик из рассказов местных, арругов ставила в тупик именно организация людей. Пока одни неожиданно нападали на охотников в лесу, другая их группа атаковала стойбище, третья отсекала пути к бегству. Арругам это был непонятно. Воины должны сражаться с воинами, - так понимали они правильное мироустройство. Засады, нападения из-за угла – ну, если дело не охоты касается, зверя, там-то понятно, без хитрости добычу не возьмёшь... В общем, подлость была для них неприемлема не то что с точки зрения морали, а… А просто не умели они так! Люди были лесные, практичные, вопросами морали тут никто не заморачивался не потому, что не хотел, а потому что не было её, морали. Не было времени философствовать и изобретать разные идеологии. Но зато были обычаи, были поконы предков. Были некоторые правила общежития, охоты, жизни, диктуемые простой целесообразностью.
И вот в эти правила арругов убийство женщин и детей не вписывалось. Возможно, потому, что неандертальцев было мало, жизненного пространства им хватало. И когда два племени сталкивались на охоте, то предпочитали разойтись в пространстве, нежели воевать за него, полностью уничтожая врага. В том числе – его лишние «рты».
Мужчины, бывало, воевали друг с другом. Нередко, например, сталкивались из-за женщин. Считается, пояснила ведунья, что женщин из своего племени брать замуж нежелательно. Дети получаются слабые и больные. Значит, надо брать из другого. Иногда договаривались, но чаще похищали. А как иначе? Во-первых, не договоришься – племена друг от друга далеко, языки разные. Пока ещё наладишься друг друга понимать. Во-вторых, о чём договариваться? Что может один неандерталец дать другому, чего бы тот не имел? Волчью шкуру? Мясо мамонта? Так всё своё есть. И, наконец, как определит та же женщина, хороший её воин взял или так себе? Да по результатам похищения же! Догнали, поймали, побили – значит, плохой ты воин, тебя и в родом племени засмеют. Догнали-поймали, но ты отбился – молодец, достойный муж будешь. А ежели вовсе убежал, следы запутав – свои-то ладно, это хороший охотник умеет, а вот запутай следы двоих, в особенности, если девица нарочно пытается путь отметить… Вот – вот это уже дело героическое, это отличный воин!
Правда, бывает, если понравился похититель девушке, то она сама ему помогает от погони уйти…
Как бы то ни было, женщины и дети были у арругов большой ценностью. А мужчины друг к другу хоть и без излишней предупредительности относились – на то они и воины, - но и не убивали без нужды или ради развлечения.
Поэтому странны им была уламры и ужасны. Поэтому и бежали арруги от них не как от людей, а как от стихийного бедствия, как от болезни моровой.
…Поэтому и хотелось Антону пресечь это вечное отступление…
Tags: Война с людьми
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments