Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Затерянные в истории. Война с людьми. Когнитивный диссонанс вождя Яли

Идти по лесу неимоверно трудно. Лес хорош на даче. Когда погулял, грибы поискал, к обеду вернулся, а там у мамы на столе уже всё дымится.
Но когда идёшь час, второй, третий, когда идёшь часами, выискивая место, куда поставить ногу, перешагивая или перелезая через упавшие стволы, пробираясь между ветвями кустов… - очень скоро начинаешь ощущать себя так, словно ты плывёшь сквозь какой-то зелёный компот.
Только он не сладкий. Он солёный. От пота, что течёт по лицу, забираясь в глаза и в рот.
Идти было ничуть не легче, чем в первый раз. К языку уганров он, может, почти и адаптировался, но вот к языку леса – нет. Уж слишком шершавым был этот язык.
Вот Сашка и шёл, как говорится, прежде всего на «морально-волевых». Не заботясь особенно о тишине и скрытности. Вот ещё! Тут и так-то не знаешь, как ноги уберечь! «Мокассины», как он по аналогии назвал эти куски кожи, что были обёрнуты вокруг ступней и лодыжек, подошвы, естественно, не имели. То есть идёшь, как будто голой ногой по голой земле. В какой-то мере роль защиты увеличивала «стелька» - кусок высушенной кожи, положенный внутрь «мокассина». Но именно – в какой-то. От острого сучка или камня это ни в какой мере не уберегало.
Не кроссовки, в общем.
- Что, маленький дух, у вас по лесу не ходят, в стране духов? – с издёвкой спросил однажды второй вождь Ваху.
- У нас в стране духов по небу летают, - огрызнулся Сашка. – И на лошадях ездят.
Ваху изумился. Даже на секунду потерял свой презрительно-пренебрежительны вид.
Потом опомнился, спросил, издевательски осклабясь:
- Может, у вас и на носорогах волосатых ездят?
Сашка ухмыльнулся презрительно:
- Носорогов волосатых у нас нет. Перебили мы их. Всех. А на мамонтах ездят. На горб садятся люди, палку в руки и едут…
Ещё один удар пропустил Ваху. Поскучнел разом, отошёл. А ведь Саша и не врал фактически. Чего, на слонах у них в Азии не ездят, что ли? Запросто! Эх, надо было бы разве ещё добавить вредному вождику, что мамонты у них – лысые. Стригут их. Из эстетических побуждений.
Впрочем, сказать этого он всё равно не смог бы. Слов таких не знал на языке уганров. Ну, об эстетике тут, понятное дело, представления не имели. Но можно было заменить словом «красота». А вот как сказать «стригут»? Тут никто и понять не сможет, что это такое. «Режут волосы»? Так тут их не режут. Рубилами, что ли, их резать? Бороды выщипывают, есть такое дело. Но подумать только, что представит себе Ваху при словах: «У нас женщины (это по определению, мужчины ведь этим не занимаются) мамонтам шерсть выщипывают»! Народ тут доверчивый, но не до такой же степени…
Но разговор этот любопытные последствия вызвал.
На ближайшем привале уже вождь Яли спросил:
- Расскажи ещё, как у вас на мамонтах ездят.
Оказалось, что никто, в общем, ничего особо не знал про него, приблудного покойничка. Вредный вида Да эгоистично при себе придерживал рассказы о «посмертном мире», коими его пользовал гость оттуда все эти дни и особенно вечера. Дедулька придерживал при себе эту стратегическую информацию. Видно, хотел потом для своих «проповедей» использовать, когда навертится, нашаманит, а потом вещает замогильным голосом. А для окружающих воинов Сашка так и оставался пойманным в лесу ожившим мертвецом. Зомби.
То-то и вождь Яли к нему переменился. Сменил гнев на милость. Точнее, алчность на насторожённое внимание. Вида Да постарался, видать, донёс информацию, что покойничек-то не приблудный и не военнопленный. А ценный союзник с того света.
Если по отношению к нему правильно себя вести.
И потому сейчас вождь Яли испытывал нечто вроде конфликта интересов. С одной стороны, ему не меньше, чем всем, хотелось уничтожить аннува. И он вполне разделял точку зрения Ваху-конкурента, что белый мальчишка как-то к ним причастен. Тот убитый аннува шёл с птицей явно к нему. То есть что делал? – хотел принести жертву. Что это означает? Что белый мальчишка – дух и для аннува. Хорошо, успели перехватить, не дали свершиться злодеянию. Но всё это означает, что мальчишка знает, где гнездятся аннува, и если откажется показать их кубло, то надо его легонько поджарить, дабы выпытать нужную информацию.
С другой стороны, мудрый вида Да не зря стал втягивать духа в жизнь племени уганров. Много ценного может перепасть от него, если бы удалось перетянуть мальчишку окончательно на сторону племени, убедить отказаться от аннува. И вождь Яли сильно жалел, что этот дурацкий аннува попался им во время ритуальной охоты на специально подогнанного к мальчишке кабанчика. Был бы тот уже членом племени. Затем приняли бы в воины официальным порядком – и всё, сила духов будет с его, вождя Яли, племенем.
И с ним, вождём Яли, прежде всего. А не с злокозненным выскочкой Ваху.
И потому чувствовал себя вождь Яли не в своей тарелке, отправляясь в этот поход. Он, по сути, играл по плану конкурента. И случись, что мальчишка не укажет им стойбища аннува, ему, Яли, придётся своими руками уничтожить свой талисман в будущее. И смертельно рассориться с поддерживающим именно его видой Да, который настрого велел сделать так, чтобы с головы белого маленького духа не упал даже волос…
Tags: Война с людьми
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments