Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Затерянные в истории. Война с людьми. Последняя подготовка

Антон придумал.
Хотя сначала казалось – наоборот: всё плохо, ничего не придумывается, ничего не получается.
Катапульта развалилась. Пока прилаживали деталь к детали и закручивали верёвки, всё, казалось, работало. Пробные метания показали, что устройство функционирует как надо. Вот только камни летят недалеко. Нужно силу закручивания или как её – увеличить. Сделали. Вот тут катастрофа и вышла: после удара метательной балки о перекладину поперечную ограничивающую балку просто вынесло. Кожаные ремни, скреплявшие конструкцию, не выдержали.
Антон ходил до конца дня, как в воду опущенный. А ночью, когда отчего-то усилившиеся боли в спине заставили проснуться, вдруг пришло ясное, как утро, понимание!
Если в здешних условиях не сделать сложное орудие, то можно сделать несколько простых! Самых простых. Элементарных. Тупых.
А что может быть тупее рогатки?
И наутро работа закипела. Правда, резины тут, конечно, не было. Но было в избытке тонких и гибких деревьев. Тяжеленько их было рубить каменными орудиями – ну да для местных крепких мужиков это была нормальная работа. А так – чего проще? Вырыл яму костяными лопатками – воистину лопатками: лопаток съеденных ранее животных возле пещеры было много, даже и от мамонтов несколько. Вкопал вертикально ствол с двумя расходящимися английской буквой «ви» ветками. Перетянул их сеткой. Положил в сетку камней с десяток. Нагнул дерево. Несколько часов тренировки на точность – и тот самый «пулемёт» готов.
Правда, каждый раз ствол в яме расшатывается. Но и это на пользу – можно повернуть его немножко – и в другом направлении выстрелить. Лишь только заново камни в яме утрамбовать. Для этого женщины с колотушками.
Из той же серии – ещё одно орудие. Что-то вроде гигантского лука. То же гибкое дерево. Прикрепляется к горизонтально лежащему стволу. Натягивается, как лук (вот только опять эти ненадёжные кожано-волосяные верёвки, будь они неладны!). На тетиву накладывается длинный дротик, камень или – в их условиях самое эффективное – сетка с камнями. И пуляется. Да к тому же всё орудие можно направлять в двух плоскостях – вертикальной и горизонтальной.
Конечно, работало всё это кисло, ненадёжно, неточно, недалеко, но… работало. А уж для местных, быстро всё ухватывавших, Антон быстро стал чем-то вроде местного Кулибина. Или даже Леонардо да Винчи. Полный почёт и уважение!
Продумал Антон и стратегию предстоящей войны с людьми.
Пещера защищена орудиями. Она остаётся базой. Здесь будет резерв из трёх воинов и женщин.
Бойцов мало, значит, нужно применять наступательную тактику. Вернее, партизанско-наступательную.
Группу воинов отправить на место возможного выхода противника – в ту точку, где убили Рога и пленили Сашку. Они должны навязать противнику изматывающие боевые действия, не вступая в прямые столкновения, но обстреливая из луков и пращей. И уводя его в сторону от базы-пещеры. Убивать? Нет, Алечка, убивать не будем. Мы не Наполон, мы – Кутузов. Убьёшь – придут другие. Мстить. А вот толпа израненных, издёрганных, голодных врагов, кои за счастье посчитают, что вообще выбрались из здешних враждебных мест, где стреляет и ранит каждый пень – это самое то. Пусть для них и для их детей в этих местах навсегда страшный Дюдюка поселится. Или Ведь-м-ак, как угодно. Всё равно.
Про «дюдюку» как раз Алька и вспомнила. Когда под вечер опять зашёл разговор о доме. Вот она и рассказала, как в детстве папка пугал её Дюдюкою, который жил в трансформаторной будке. Там действительно всегда что-то низко, басовито гудело, на дверях были нарисованы черепа и молнии, всё было мрачно и торжественно. Так что маленькая Алька будку обходила третьей дорогой. А когда они проходили мимо неё с отцом, возвращаясь с прогулки из рощи, она всегда горячо клялась быть послушной. Ибо папа не упускал случая вспомнить какой-нибудь её недавний грех и менял направление движение поближе к «дюдюке», якобы желая отдать ему преступную дщерь.
Дщерь боялась и упиралась. И пылко клялась…
А как-то проходили недавно мимо того же места вместе с отцом. И Алька сказала ему: «Всё ты врал, папка! Нет там никакого Дюдюки!»
И они оба с папкой чуть не умерли от смеха.
А потом он сказал: «Вот заведёшь своего ребёнка – и Дюдюка там снова поселится…»
Так что для уламров тут должен поселиться Дюдюка.
Духи - это иногда доброе изделие человеческих рук...
Потому уламры и видеть не должны арругов. Война на расстоянии.
Вторая группа – поначалу три человека – продвигается по известному уже пути к лагерю противника и устанавливает там наблюдение. Если окажется, что воинов там осталось мало, то прилетает гонец обратно, выделяется группа поддержки, и для уламров в их стойбище начинается та же жизнь, что для уламров здесь. Никакой охоты, никакой добычи. Осмелившиеся сунуться в лес возвращаются к своим вигвамам, утыканные зазубренными стрелами. Даже за водой не пускать.
А при благоприятном ветре вообще пал на них пустить, устроить лесной пожар. На последнее, правда, Антон не очень полагался, но все дни, что они здесь были, стояла сухая и жаркая погода, так что чем чёрт не шутит. Если удастся – враги сами убегут. поминая недобрым словом злого Ведь-м-ака...
И, наконец, третья группа – самая маленькая и самая главная. В неё вошли вождь Кыр и два лучших воина по его выбору. И Антон. Их задача – каким-то образом выдернуть Гусю из лап врагов. Каким образом – пока неясно. Но это, надеялся Антон, сразу выяснится, как только они увидят противника…
Tags: Война с людьми
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments