Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Затерянные в истории. Война с людьми. Могучий вида - директор Дир

Саша старательно припоминал всё, что видел по телевизору, читал в книжках и находил в интернете. Вот так вроде живёшь в своём мире, и кажется он тебе полным и целым. А как начнёшь пересказывать его жизнь посторонним – и это оказывается довольно сложной задачей.
Как рассказать, к примеру, про футбольный мяч, забитый в окно учительской?
Что такое мяч? Надутая сфера из кожи. Думаете, дальше трудно будет объяснить, что такое сфера? Ничуть! Трудно объяснить, что такое – «надуть»! Сам процесс показать можно, но они не понимают цели! Они тут даже лягушек не надувают. Опять тот же детский удивлённый взгляд: а зачем?
Зачем мяч? Чтобы играть. Что такое – «играть»?
Тут не играют. Некогда играть. Маленькие дети возятся с камушками и косточками. Дети побольше уже копируют взрослые занятия. А лет с семи уже начинают участвовать в «производственном процессе» - отыскивать дополнительную пищу в лесу, помогать при разделке животных, обрабатывать кости и сухожилия.
Хорошо, понятно: как бы понарошку как бы воевать с как бы чужим как бы племенем, борясь за наполненный воздухом похожий на голову предмет, стремясь забросить его на территорию противника. Теперь понятно, но, прости, дух, ведь это же идиотизм! Голова – это ценная добыча, показатель доблести воина. Вон у вождя Яли, например, четыре высушенных головы. И одна, ещё не высушенная – голова аннува. У вождя Ваху тоже четыре головы. Но среди них нет аннува. Поэтому вождь Ваху очень хочет убить аннува, чтобы сравняться в доблести с вождём Яли. И его воинам надо убить аннува, а то давеча на охоте голова врага досталась воину из клана Яли. Но швыряться головами в противников? Свою добычу и доблесть им отдавать? Нет, спорт у вас, у покойников, достойный, слов нет. Настоящий, воинский. Но как-то неладно вы его устроили. Вот если бы противнику головы снимали да к себе в ворота забрасывали. Кстати, что такое ворота?
Сашка развеселился. Представляю, подумал он. «Милан» с «Интером», ага! Догнали всемером одного и бошку ему долой! Или спартаковцы за динамовцами с шашками гоняются и головы им смахивают! А ворота – что ворота? Это место, естественно, куда закидывают оторванные бошки!
Да, суровые у вас там нравы, у покойничков, качали головами воины. То-то вида наш духовидящий в тебе, парень, могучего воина обнаружил. Но что такое учительская?
Ну, что такое учительская, Сашка и сам им не говорил. Тщательно подобрав слова, он нарисовал им что-то вроде «священно помещение нескольких вид, где они общаются с духами и готовятся рассказывать о правильной охоте молодым воинам». Представил себе директора. Да, а главный вида у них – директор Дир, добавил Саша. Такой могучий вида, что волосы себе на голове полностью выдернул. Все. До единого. Остальные виды ему подчинены. Вот ему юный воин Саса с другим юным воином Штырчиком («Штыр… Ш-ш… Штыр-чик…») в порыве священной ярости голову в окно забросили. В смысле – в продух его вигвама.
Сашка против воли фыркнул. Представил Дира в вигваме, лысого, в зубах и клыках… ну, в ожерельях, то есть… и перьях... изрисованного, как вида Да, всяческими каракулями по самое не балуйся… И в обнимку с мумией Макаренко! Привязанной к колышку, чтобы не падала…
Саша даже забыл, в каких сложный обстоятельствах сам сейчас находится. Только окружение воинов – ага, в зубах, клыках и перьях! – увлечённо внимающих каждому его слову, удерживало от того, чтобы от души похохотать над представившейся картиной.
И что сделал могучий вида Дир на такое проявление неуважения? Ведь это же, получается, вы этой головой, ему заброшенной, заявили, что сильнее его?
Да, вздохнул Саша, с интересом взглянув на догадливого воина, задавшего этот вопрос. Из клана Ваху воин. Да, вот он нас и наказал. Меня вот сюда отправил. К вам. Ну, не к вам, но получилось, что к вам. А юного покойничка Стырчика («Ш-ш… Шшштыр-чи-ка») – ещё куда-то. А может, тоже сюда. Но только, в отличие от меня, с вами не встретился.
Может, к аннува прибился, - неведомо зачем добавил Сашка. ОЙ! Вот именно так: ОЙ! Нет, точно, какая-то сила его тут озаряет! И эта сила – на его стороне. Она подсказала эту фразу!
Так что если Штырчик («Ш-ш…») к аннува прибился, то надо будет ему, Саше («Са-ш-ше…»), отправиться туда и вытащить друга… не понимают… ну да, нет тут друзей… вытащить родича от аннува и привести к уганрам. И тогда точно вся поддержка всех белых покойничков уганрам гарантирована будет. Нет, грозный вида Дир возражать не будет. Он на самом деле нас не от злобы сюда забросил, а чтобы могли мы буйство своё молодецкое среди вас потешить. На стажировку, в общем. Да. Есть такое священное слово: «стаж… ж… ж-ж-ж… ста-ж-жир-ров-ка». Стажировка.
Вот таким примерно образом проходили доклады мальчика уганрам о положении дел в потустороннем мире. Это были даже не переводы на другой язык. Это было перетолковывание понятий одного мира в понятия другого. Причём какой отклик то или иное понятие найдёт в головах здешних слушателей, заранее предсказать было невозможно. После истории с директором и закинутой ему в учительскую юрту головой простые воины сильно зауважали белого духа. Вождь же Яли явственно переменил своё отношение к мальчику. У него всё щёлкнуло, став в голове на правильные места. Потому мальчишка и безбашенный – драться с ним хотел, несмотря на то, что гораздо слабее. И оружием здешним не владеет. Просто он ещё не воин, его только учат. Но можно представить, какова там воинская учёба, коли мальцы головы в чумы могучих вид забрасывают. А те их в ответ не убивают, а наоборот – в мир живых забрасывают, на какую-то «стажировку». Яли был опытным вождём. Он понимал, что молодого воина от игр детских – головами, жуть! – на реальную охоту или тем более войну отправить – да это поощрение, а не наказание! Мудр вида Дир, весьма мудр! Правильно воинов готовит. Больших воинов готовит!
Об этом вождь Яли сам Сашке сказал. Умолчал, правда, о том, что и в нынешних условиях хорошо во всех отношениях было бы мальчишку просто съесть. Полезным он будет: много у него оказалось нужных качеств. С другой стороны, очень невыгодно его есть сейчас. Он - дух ещё маленький. Съешь его – маленькие достоинства впитаешь. Не развитые ещё. А потому самое ценное сейчас в нём – именно его связь с потусторонним миром. И вида – или как там, у них? - директор Дир наверняка сейчас за своим любимым учеником наблюдает. А что не реагирует – так на то и стажировка. Он бы, вождь Яли, тоже в последнее мгновение на помощь к юному воину из своего клана пришёл бы. Когда б тот, к примеру, с волком или кабаном не мог справиться. Только так воина большого и воспитывают.
А значит, бессмысленно, ко всему прочему, есть маленького духа. Всё равно вида Дир его в последний момент обратно утащит. И останется вождь Яли ни с чем. Будет объектом насмешек...
Так что трижды прав мудрый вида Да – нельзя есть белого духа. Он именно как дух ценен. Как связь. С тем могучим миром мёртвых, откуда он пришёл. С такой связью ему, Яли, вообще никто страшен не будет. Ни уламры другие, ни аннува злобные. Ни Ваху, змей подколодный. С парнем дружить надо, хоть и не по рангу это ему, могучему вождю Яли. А через него – с его миром, где ездят на мамонтах, летают на птицах, охотятся на носорогов и главное – имеют таких могучих директоров, что те запросто перебрасывают их, как хотят, через Кромку меж мирами живых и мёртвых…
Tags: Война с людьми
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments