Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Затерянные в истории. Война с людьми. То же. Те же. На том же месте...

Антон, что называется, не находил себе места. Противник не шёл в уготованное ему место засады! Всё ломалось, всё шло неправильно. Враги где-то застряли, но самое плохое, что с ними застрял и Гуся. И что с ним в данный момент происходит, понять было невозможно.
Антон положил руку на плечо Кыру:
- Надо идти. Смотреть на уламров. Смотреть на Сашу. Где они.
Кыр кивнул.
- Я иду. Два воина идут. Ты не идёшь. Ты идёшь шумно. Ждёшь здесь с воинами.
Антон скривился. Но ничего не поделаешь. Во-первых, Кыр прав – никогда им не научиться передвигаться так, как местные охотники. Словно тень проскользнёт, оглянулся, а уже нет ничего там, где эту тень заметил. А во-вторых, Кыр – вождь. А на войне приказ командира – закон.
Лишь бы с Гусей всё хорошо было…
* * *
С Гусей хорошо не было.
Точнее, с ним было совсем плохо.
С дурацкой однообразностью повторялось то же, что было здесь во время его первой встречи с Яли и его уганрами. Он опять стоял со связанными руками перед вождём Яли, и тот опять пытался его убить. Точнее, не убить, а проверить достоверность сообщённых «белым духом» сведений. У вождя что-то перемкнуло в голове от того, что сказал ему Саша. Яли согласился, что теперь он – единственный лидер в племени, единственный и неоспоримый. А коли так, то некому ограничить его в праве на две вещи: узнать, где аннува, а также при возможности вызвать дух могучего виды Дира и поторговаться с ним за жизнь его подопечного.
И то, и другое предполагало подвергнуть мальчишку пыткам. Тогда всё и обнаружится. Ежели он засланный от аннува – в процесс вмешаются аннува. Если переброшен сюда с неведомым заданием видой Диром – соответственно, тот вступит в переговоры. Возможность, что не вступится никто, вождь Яли не рассматривал. Это было несерьёзно. Мальчишка явно водится с миром духов – он белый и знает необычное. Да и вида Да – шаман мощный, прозревает миры. Раз он подтвердил, что мальчишка – от духов, значит, так и есть. Так вот теперь пускай духи – или люди – или аннува – приходят ему на помощь, а мы поглядим, какую из этого пользу можно будет извлечь.
В отличие от вождя, Саша вовсе не питал надежд на помощь со стороны виды Директора. Напротив, он как-то твёрдо знал, что тот здесь не появится. Аннува – те да, те где-то рядом. Но сумеют ли они его освободить прежде, чем вождь Яли нарежет из него ремней и поджарит пятки – костерок аккурат сейчас и разводят? Почему-то крепло ощущение, что нет. Не успеют.
Так что Сашка отчаянно трусил. Стоял и трусил. Хоть бы ножик достать, может, удалось бы перерезать ремни и рвануть к лесу! Но не удаётся так извернуться, хоть руки и спереди завязаны. Да и не дадут – вон сколько глаз на него смотрят, вмиг оружие отберут.
И хоть бы один дружелюбный взгляд, твари! Сколько я вам всего рассказывал, как вы на меня с почтением глядели! А стоило только одному вождю переменить отношение – и всё, вся банда волком смотрит!
Господи, что же делать, что делать, а?
Господи!
* * *
Алине было тревожно. Вот прямо-таки места себе не находила! Что там с мальчишками? Как они, всё ли в порядке? Хоть бы телефон был, эсэмэску кинули бы… Да какой тут телефон! В полукруге падающего от входа в пещеру света сидят женщины и частью ладят стрелы с костяными наконечниками, частью плетут сеть из непослушного конского волоса. Та ещё работка – понавязать все эти узлы! Хорошо, что неандертальцы эти – ребята с одной стороны умные, на лету идеи схватывают, а с другой – терпеливые. Жизнь приучила. Сидят, работают. И она, Алина, среди них.
А мальчишки воюют. И если хотя бы один из них с войны не вернётся – ей оставаться тут навеки. До самой смерти. Среди этих милых, очень нежных друг к другу, хоть и грубых на вид людей но… чужих. Даже не иностранцы. Можно сказать, что частично – даже не люди. Не потому, что неандертальцы, а она. Алина, - представитель вида хомо сапиенс. Вида, как показывает практика, враждебного неандертальцам. Нет, не поэтому. После рассказов о том, что творят с арругами уламры, если доведётся встретиться, девочка определила точно: это фашисты. Не лучше гитлеровцев с чужим народом дела творят. Неандертальцы, хоть какие, ближе, чем те звери.
Но вот с другим ничего не поделать – с совершенно иным складом мышления. Тут нет, например, разговоров ни о чём, разговоров просто так. Всё предельно, зверски конкретно. «Надо собрать ягод. Идём, Арина!» И всё. Будут собирать и молчать. Ни вид этих зелёных волн, уходящих к горизонту, ни роскошь водопада – не того ли самого, что падал в Шварцвальде в её времени… как бишь называется… забыла – в общем, ничего не способно отвлечь от выполнения главной задачи.
А с другой стороны, самая буйная фантазия по поводу духов и всякого потустороннего. Всё, что окружает, - контролируется каким-нибудь духом. Не бога - имени нет. Просто духи сидят во всём. И с ними просто живут! Вот как мы, скажем, с машинами. Соблюдай правила дорожного движения, переходи улицу там, где можно и на зелёный свет – и они тебя не переедут. А коли переедут – значит, или сам что-то неправильное делал и обидел духа, либо не повезло – затесался в разборку между потусторонними силами.
Да они даже сказки русские не понимают!
Всю жизнь здесь?
Ой, мамочки!
Tags: Война с людьми
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments