Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Затерянные в истории. Война с людьми. Эпилог. Саша

Сашке было хорошо. И вообще хорошо, и в частности.
Вообще хорошо было сидеть вот так. У костра. С друзьями. В безопасности. И ступни практически не болят, намазанные здешней знахаркой какой-то тягучей субстанцией и аккуратно укутанные в меховые постолы.
Хорошо. Как в тот, первый день, когда они тут появились.
Но и с существенной разницей по сравнению с тем днём.
Во-первых, они были вместе. В смысле – они, трое.
И Антохиной жизни ничто не угрожает. Вон сидит, весёлый, поглядывает на неандертальцев, думает о чём-то. Как всегда, поди, - об умном.
Эх, хороший друг ему достался! Ему, правда, не повезло с этим дурацким динозавром… а перед этим со змеёй. Видать, судьба. Можно сказать, на него притягивалось то, что угрожало всем троим. Зато здесь его мозги выручили! Это надо же так весь ход войны продумать!
Он ещё раз вспомнил.
Вот откуда, например, Антону знать было, куда пойдут уганры и куда поведут его, Сашу? Догадался, допёр! Хотя сам и говорит, что «элементарно, Ватсон», и тем уламрам, дескать, некуда было иначе соваться. Хорошо, а дальше вот так придумать, как заманить их в лес? Что сделал бы, скажем, он, Сашка? Показался бы перед уганрами, покривлялся, может, даже стрельнул в кого. Те бы бросились, их бы встретили. И что? В битве на опушке арруги, как более малочисленные, все и полегли бы…
А этот придумал целую операцию! Выручите меня, дескать, от арругов. А в чём расчёт? Может, он нафиг этим уганрам и не нужен был, чего его выручать-то? Но как просто-то всё, когда объяснил! Раз тебя, Гуся, сразу не убили, значит, нужен ты им. То есть правильно ты сам себя повёл, конечно, раз им нужен оказался. Но коли не убили – значит, нужен. Раз нужен один, будет нужен и второй. Хотя бы про запас. И коли он сам у руки идёт – зачем отказываться? А как они в лес втянулись – тут им неизбежный конец был. Овраг этот, ручьём промытый, я весь прошёл. Как только уганры-уламры в него попадают, так им выхода и нет: сверху уже стрелки расставлены. Главное было – за тобой, Сашка, их в овраг завлечь. И проходя по нему, упирались они в берег реки. Как фашисты в Волгу, понял? Только обратно идти. Но сзади их всё те же стрелки ждут… Вот и получилось, что деваться им некуда. Только или домой возвращаться, или за каждым стрелком по чужому лесу гоняться…
Погонялись, ага. Да ещё и переругались одни с другими. Что важнее – исчезнувшего духа преследовать или наверху от нападения отбиваться? А в итоге разделились, а потом одни побежали обратно поверху, а другие – понизу.
Тем, кто остался наверху, повезло больше…
Но главное – удалось Антону напугать уламров! Главная фишка была в том, чтобы не показываться им на глаза никому из арругов. Очень страшно, в самом деле: идёшь по лесу, никого не видишь, вдруг из чащи вылетает что-то острое и жалит. Причём куда бы ни попала стрела – всё, не боец уже. Медицины тут нет ещё, до шамана-знахаря далеко, перевязаться – и то нечем. В итоге вскоре все уламры или ранены, или вовсе на земле лежат…
Сашу передёрнуло. Нет, хорошо всё-таки, что не позволили они с Антоном добивать раненых. Ворчали, конечно, арруги, но когда увидели, сколько врагов по их душу приходило, и как хитрость Антона в беспомощное состояние их привела… Да к тому же - без единой жертвы со стороны неандертальцев! В общем, Антоха тут сейчас действительно чем-то вроде полубога стал. Вождь – вождём, конечно, за ним всё оперативное руководство. Но этот – Сашку вдруг кольнул шип ревности – этот для них вроде духовного лидера. Как вида Да у уганров. Только ещё авторитетнее.
Правда, за ним, за Сашкой, тоже кое-какие заслуги есть. Уганров-то, в конце концов за перевал он прогнал! И строго словами, не позволив арругам добить оставшееся практически без мужчин племя.
Ибо из всех нападавших до родного стойбища добрался один. Нет, их больше не расстреливали из-за кустов. Но и охотиться на трёхдневном пути назад не позволяли. Антоха по-прежнему настаивал, чтобы никто не попадался на глаза уламрам. Тогда, дескать, у них в головах самое главное останется – убеждение, что это не арруги их побили, а неведомые духи лесные. Что им по просьбе Антона Сашкой и доведено было. Когда те, окровавленные, израненные, голодные и унылые жались друг к другу в ночном лесу, не отваживаясь даже костёр развести. И жалко их было, и не поделать ничего: нравы тут простые - проявишь ненужный гуманизм, так тебя же и съедят. Просто не поймут, что это такое. Даже не как слабость воспримут, а как… ну, разрешение, что ли. Ну вот как олень подстреленный. Пока бежит, бьётся, борется – его уважают, стараются не приближаться. Как только ослаб, лёг на землю – ещё живого разделывать начнут. Без всякой злобы, но и без всякого сострадания.
Это Антон объяснил. Объяснил, правда, то, что Сашка и так сам понял. Видел. На собственной шкуре ощутил. Но умеет Антоха так что-то объяснить взрослыми словами, что всё ясно становится!
Так и тут. Не им, мальчишкам, было мешаться в эту первобытную войну. Только и можно, что не дать дорезать раненых. А там – дойдут до своих, нет ли – это уж как их удача себя покажет…
В общем, никто их не жалел. Стрелять не стреляли – под влиянием Антона, - но и в лес не пускали. Отгоняли от него стрелами, не давали охотиться.
Точно, как французов в 1812 году!
Так что один до своих добрался. И то, похоже, за счёт того, что съел своего соплеменника. Ребята сами этого не видел, вождь Кыр рассказал. Тот скрупулёзно каждое тело павшего врага осматривал. От него у Сашки теперь одно ожерелье от вождя Яли и его любимые носовые рога.
Второе ожерелье Кыр себе забрал. Его трофей тоже, ага.
Так что счастливо соединились оба отряда арругов возле стойбища уганров – и те, кто в наблюдателях тут сидел, и те, кто отступающих преследовал. И тут же ретивое в голову пало – всех убить! Чтобы не ходили, дескать, по нашей священной земле.
Но Саше жалко стало уганров. Хоть и мало он от них видел хорошего, а всё ж прожил с ними почти две недели. Или больше? Потерял счёт дням. Жалко было шепелявого Дули-Дулю-Дулитла. Невесту несостоявшуюся свою. Конечно, Вива там, дома, куда красивее… Надо будет подарить ей что-нибудь отсюда… Алька вон всё равно во все глаза на Антоху, собаку, смотрит… Но ведь и Вамано эта бедная, с её двумя кукишами вместо груди ни в чём не виновата. Ради интересов племени готова была за духа мёртвого замуж идти…
В общем, отговорил всех Сашка. И всех уговорил. Сначала воин израненный, голодный рассказал, как они против духов в жестоком лесу аннува сражались. А затем сам дух вышел, виду Да для разговора вызвал. Тот теперь старшим над всеми остался – все, даже мелкие вожди, в лесах аннува зверю достались. Опустел дом воинов.
Трудно было уговорить виду Да поднять племя и уйти за перевал. Но удалось. Появление второго белого духа поспособствовало, Антона. И обстрел лагеря из луков, уганрам невидимых. Дескать, всё равно уже не удержать духов аннува, разгневали вы их. Так что не дадут они вам покоя, пока всех не убьют. И с кем ты, вида Да, останешься? Со Старым Вождём одним? А кто племя уганров возродит? Когда-нибудь…
Так что забирай их и уходи. А мы, духи малые, но сильные, тут останемся. Будем уберегать перевал от страшных духов аннува, чтобы они по ту сторону не спустились и не продолжили всех уламров вырезать.
Поверил старик. Да и как не поверить? Воин-то уцелевший вообще ужасы и чудеса рассказывал!
Ушёл вида Да. И племя своё увёл. Про Вамано спросил – не оставить ли? Бр-р-р, как ухмыльнулся Антон, скотина! Да нет, что ей с духами делать? Трудна будет пограничная службы, не для неё. Забирай. Считай её свободной, пусть замуж выходит смело. Только детям пусть закажет на эту сторону переходить. Здесь – Чёрный Лес. Чёрный.
Лес аннува.
Tags: Война с людьми
Subscribe

  • Русские среди славян

    3.3. Но и их – встраивали! Уже известный нам Торольв из "Саги об Эгиле" – не совсем "транзитник". Он – сборщик дани от имени своего конунга. Но…

  • Русские среди славян

    3.2. Как налаживаются контакты… Конечно, команда среднего норманнского корабля была в состоянии захватить любую местную деревеньку, а то и городище.…

  • Русские среди славян

    А с будущей челядью как быть? Нет, безусловно, за девками с парнями, положим, поохотиться можно. И даже с успехом. Если неожиданно и изгоном.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments