Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Category:

Затерянные в истории. Война с людьми. Тёплые "каменные люди"

А вообще-то, как скоро наладилось хоть какое-то взаимопонимание, выяснилось, что никакие это люди не каменные. Наоборот, очень тёплыми и человечными оказались эти арруги-неандертальцы. Хотя даже трудно было выделить что-то особенное, в чём это выражалось.
Во всём.
Вот, скажем, сидят они, впятером с вождём и двумя охотниками, на пороге пещеры и просто смотря вдаль, на сине-зелёные горы, уплывающие вдаль навеки застывшими волнами. Просто сидят. Молчат. Смотрят. И в то же время такая вокруг тёплая атмосфера стоит, словно… Вот как в магазине, когда с улицы морозной входишь, а тебя между дверями теплом обдувает…
Нет, не так. Это Алина, конечно, себе внушила. Про тепло и про магазин. Никакого особенного духа тут нет. Но вот сидишь так рядом с этими первобытными людьми, молчишь, и чувствуешь, что тебе хорошо…
От доброты их, что ли?
Как только арруги поняли, что имеют дело не с какими-то монстрами, не с уламрами, а просто с детьми, неведомой силой оторванными от своего дома, своих родителей, своего мира… Оторванных и заброшенных к страшным зверям… А уж Гуся-то, освоившись с местными понятиями, постарался донести и о размерах, и об ужасности «ужасных ящеров»… В общем, чужие дети стали для арругов своими.
Так им и сказали. И копьями с Сашкой обменялись, чтобы показать, что тот не просто свой, а ещё и свой мужчина в этом племени.
С Алиной, дали понять, тоже будет что-то вроде удочерения, но тут было непонятно, как, что и когда.
С ними не то чтобы стали предупредительными… Пожалуй, тут такого отношения и не знали. Но относились по-особенному. Например, несмотря, на принятые здесь обычаи, усаживали маленьких гостей в круг охотников вокруг костра. Несмотря на то, что один был ещё мал для присвоения звания охотника, а другая – вообще девочка. И их место, по идее - во внешнему круге, где сидели женщины и дети, дожидаясь, когда кто-то из мужчин протянет им кусок. Ну, или кость с объеденными лучшими кусками.
Причём, что не сразу, но отметила Алина, садились тут люди не абы как, а по довольно строгой принадлежности. Мужчины – по определённой иерархии. На лучшем месте – вождь Кыр. По обе стороны от него – воины видом постарше. Типа, лучшие и опытные. Заместители – хотя, конечно, и такого понятия здесь не знали. Затем так по возрасту и шли – так что напротив Кыра сидел самый молодой воин. Это был Рог.
Вот рядом с ним и усадили Сашу и Алину. Понятно, что не ближе – они теперь самые молодые. Но и неслыханно вообще для местных обычаев – что девчонке позволили сесть среди воинов. Надо отдать должное Гусе: как он повёл себя в первый вечер, во время первого угощения, так и настоял на своём. Пояснил, что челюсть ту, которая всё ещё вгоняла в оторопь всё детское и женское население арругова стойбища и вызывала почтительный шёпот среди охотников, - челюсть эту они вместе с Алиной добывали. И динозавров вместе убивали. А когда показал, как они сделали пращи и подбили летающую тварь, и что именно Алина подала идею, охотники подвинулись у костра без всякого теперь недовольного бурчания.
К тому же вождь Кыр так распорядился.
В общем, вот это было раз: что их не только приняли, но приняли как своих и признали заслуги. Невзирая на прежние обычаи.
А так бы – сидеть ей за Гусей и принимать от него кусочки. В соответствии с принятой иерархией. Ибо за каждым охотником сидела прежде всего его женщина. Или несколько, в зависимости от ранга и авторитета. Женщин тут больше, чем мужчин, а потому семьи тут, как можно было запросто приметить, на многожёнстве поставлены. Соответственно, и логика была железной: ежели охотник авторитетен, то получает достаточно мяса, чтобы иметь возможность поделиться с двумя-тремя жёнами и соответствующим количеством детей. А если ты свой авторитет большим количеством добычи не укрепил, то и еды у тебя на семью не хватит. Зато как только хватит – тут тебе и подругу выдадут.
Вот только по любви это будет или так, как старшие прикажут, - это Алина за один день выяснить, конечно, не сумела.
В общем, несколько молодых охотников сидело без «свиты» за спиной. В том числе и самый симпатичный из них Рог. А вот Гуся, при ином раскладе, имел бы за собой свою «женщину». Вот скотина, а? И тут устроился на короткой лапе с «авторитетами»!
Алина вдруг испытала чувство странной злости по отношению к своему другу. Надо же – она должна, по идее, быть «его» женщиной! Гуси! Который и знает-то – в футбол гонять и стёкла бить! А сам тогда с её скринсейвером самодельным разобраться не мог!
И в то же время к этой злости примешивалось чувство, которому она не могла подобрать определения. В смысле, она его, определение, и не искала, но вот точно это было что-то, чего она не очень понимала. Невольное восхищение, что ли. Как он быстро освоился тут, Сашка! На равных стоит с охотниками, которые, по всему видать, не одного мамонта завалили! Вон, рёбра громадные основой для их вигвамов служат! А этот… Не задрожал, даже не попятился, когда четверо бородатых громадных мужиков копья на них выставили. И в то же время в бутылку не полез, вовремя подсуетился с рассказом о своих подвигах. Челюстью ящеровой в народ тыкать начал…
И вот он уже – здешний воин, получает вкусные куски лично от вождя, ведёт себя, как… Как воин.
Но не забывает и о ней, Алине. Защищает её, можно сказать. И от этого к злости примешивалось то самое странное, непонятное чувство: а ведь случись чуть иначе – она бы…
Она бы, пожалуй, действительно рада была бы оказаться за его спиною…
Tags: Война с людьми
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments