Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Русские - повелители славян. Глава 1. Парадокс вторжения

Таким ли оно было на самом деле, это знаменитое «призвание варягов»?
Едва ли. Понятное дело, что вышеприведённая история – всего лишь попытка современной реконструкции тех событий. Именно современной – нарочито осовремененной. Явно навеянной событиями недавней российской перестройки и дальнейших реформ и «реформ».
С другой стороны, со времён появления по меньшей мере людей современного типа ничего принципиально нового в их отношениях между собою не происходит. Страх и корысть – две половинки одних качелей, на которых раскачивается вся человеческая политика. И с точки зрения побудительных мотивов различных людей, родов и племён, вызвавших ту первую российскую Смуту, и точки зрения возможных устремлений Рюрика (буде такой вообще существовал) в описанной истории ничего фантастического нет. Разве что схемы финансирования «березовского» пошиба тогда ещё не были распространены – но война всегда требовала денег, а потому Рюрик не мог их не искать. У тех же богатых торговцев с острова Готланд.
Впрочем, как ни крути, а всё это – метафизика истории. А что о начале Руси говорит её «физика»? То есть как оно всё выглядело с позиций реального содержания событий? Того, каким мы его видим сегодня из источников, из материалов археологических раскопок, лингвистических и палеолингвистических исследований – вообще из того корпуса данных, которым мы ныне располагаем?

О понятиях

Но сначала давайте определимся с понятиями, отталкиваясь для начала от тех, которые поминались в нашей реконструкции.
1. Действующие лица
Хрёрекр – легендарный основатель первой русской династии, первого русского правящего дома. Далеко не факт, что он существовал в действительности. Если, как это мы делали в предыдущей книге, принять за данность, что русская летопись в образе «Повести временных лет» до нас не дошла, то никаких прочих свидетельств о существовании Рюрика у нас нет. За исключением некоторых мест из работ видного русского историка Татищева, где он пересказывает избранные места из не сохранившейся т.н. «Иоакимовской летописи».
Летопись эта – если таковая существовала, а не стала плодом выдумки историка (достаточно хорошо известно, как тогдашние исследователи подкрашивали, дописывали и даже переделывали историю в соответствии со своими представлениями о ней и/или политическими пристрастиями и заказами) – если таковая существовала, то в целом пересказывает этот эпизод близко к тексту ПВЛ. Так что в целом ничего нового не даёт, за исключением, разве что, Вадима. Который тоже ничего нового не даёт, зане всегда находятся представители местных элит, недовольные воцарением пришельцев.
Из косвенных, но зато относительно объективных источников по Рюрику у нас есть два. Первый – «Ксантенские анналы», в коих описывается история, поразительно похожая на ту, что упоминается в нашей летописи. Там тоже фигурируют славяне, вождь их Густимусл, лидер норманнов Рорик, проблемы у славян, для решения которых они призывают норманна Рорика. Об этой истории мы ещё поговорим поподробнее, но в свете того, что за новгородскими словенами, по убеждению археологов, действительно стоит южнобалтийская принадлежность, заметка в ПВЛ о «призвании варягов» приобретает весьма томный вид.
Второй факт – действительно факт, - то, что современные наследники Рюрика, кем он ни был, то есть русские дворяне, которые относят себя к роду Рюриковичей, являются носителями «финской» генетической гаплогруппы N1c. Строго говоря, она не только финская, а заметно распространена и среди скандинавов. Таким образом, некий предок того самого русского княжеского дома действительно пришёл на Русь из Скандинавии/Финляндии/северо-запада будущих собственно русских земель. И уж во всяком случае, скажем точнее, происходил не из «славянской» гаплогруппы R1a1.
Последний факт важен. Ибо как не реконструируй роль Рюрика в ранней истории Руси, как ни пристраивай или удаляй из неё, неоспоримо одно: по мужской линии Рюриковичи восходят к Ярославу Мудрому, у того был отцом Владимир, у того – Святослав, у того – Игорь… и все они были НЕ СЛАВЯНАМИ!
Ещё раз: Авраам родил Исаака; Исаак родил Иакова; Иаков родил Иуду и братьев его… и все они были не евреями.
Это очень важно для понимания будущего нашего рассмотрения русов и их отношений со славянами.
Гостомысл – это фигура вообще легендарная, как раз из Татищева. Имелся ли оный лидер в наличии или был изобретён Татищевым с патриотико-воспитательными целями, мы узнать вряд ли сможем. О «Ксантенских анналах» мы уже поминали, но это и всё. С другой стороны, политика подобного типа, кою в вышеприведённом тексте представлял наш Гостомысл, всегда требует именно таких Гостомыслов. Либо Никит Романовых, либо Лениных, либо Березовских-Ходорковских. Так что если кто и вызвал русов-варягов, то никак не Ванька-крестьянин или, по тем временам, Безуй-смерд. Это непременно должны были быть представители элиты, чьи бедствия и потери превысили уровень их верности родине.
Вадим – тоже фигура легендарная. Которая, согласно Татищеву, подняла восстание против Рюрика, за что тот Вадима и исказнил. Этот эпизод тоже, в общем, в моей реконструкции-пародии прописан, но тут пока не до этого.
2. Действующие этнонимы
Русы. О них будем говорить на протяжении всей этой книги. Исследованию того, кто они и какую роль играли в рождении Русского государства, и посвящена эта работа. Пока для нас существенны два факта: что византийский императора Константин Багрянородный противопоставлял русов и славян по языковому и по социальному признакам; что русы, судя по приводимым императором же топонимам на русском языке, говорили по-скандинавски. Некоторые, правда, выносят неокрепшие, а особенности, славянофильские мозги теорией, что данные топонимы названы по-осетински или вовсе по синдо-меотски, но простой здравый смысл возвращает мозги на место. Тем, конечно, кому оный здравый смысл дороже, нежели собственные мерцающие фантазии о великом славянском райхе от фараонов и до Мезоамерики.
Словене. Одно из славянских племён, которое, судя по черепам, керамике и говору, вышло откуда-то с южной Балтики и в конечном итоге обосновалось между Ладожским озером и озером Ильмень. У него сложная и драматическая история, в которой, в частности, были эпизоды вторжения на территорию будущей Москвы, но в целом это народ как народ. О нём речь будет.
Славяне. Это не народ. И никогда единым народом не был. Уже изначально появляются то ли три, то ли даже семь славянских археологий. В основном, генезису славян была посвящена предыдущая работа «Русские – не славяне?». Так что повторяться не буду. Кому книга не досталась требуйте, как говорится долива пива, сиречь, переиздания от издательства «Вече». Но в целом, подводя итоги того исследования, можно сформулировать так: славяне – это группа народов, восходящих к единому предку-носителю гаплогруппы R1a1, говорящая на похожих языках, которые, в свою очередь, восходят к индоевропейским наречиям. Более общего между ними ничего нет – ни общей культуры, ни общей религии, ни общего самосознания. Само появления этнонима «славяне» связано с внешними наблюдателями, которые, впрочем, также с самого начала разделяют славян и другие народы, которые близки, но не тождественны им.
Таким образом буду понимать славян и я – как внешнее понятие для обобщения близких по языку и образу жизни народов, которые никогда сами этой общности не ощущали.
Варяги. В целом это стало практически синонимом русов и шире – вообще скандинавских воинов на Руси. Однако для времени «призыва варягов» как раз варяги и не характерны, а с русами их разъединяет не что-нибудь, а сам уголовный кодекс Древней Руси – «Правда русская». К варягам мы также ещё вернёмся, а пока ограничимся таким определением: варяги – это по преимуществу скандинавские воины, нанимавшиеся на службу сначала в Византии, где и получили своё прозвание, а затем и к русским князьям. Кои термин и переняли.
Викинги. Это понятно: скандинавские воины, собравшиеся в набег-разбой. Почему это стало называться виком, учёные, что называется, спорят, но факт, что викинг – это не каждый скандинавский воин, а только тот, что отправляется на разбой. Отсюда продуктивна реконструкция понятия «русь» - поход не по заливам-викам, а по рекам-руслам и не с разбойничьей целью, а с торговой. Позднее я попытаюсь обосновать право на такую реконструкцию. Отсюда и русинг, в славянской передаче – русин: член военно-торговой экспедиции, которая перемещается через речные пути Восточной Европы.
Кривичи. Одно из славянских племён, которое на самом деле не очень и славянское. Им мы также ещё займёмся, а пока ограничимся определением, что кривичи – население нынешней Белоруссии, Смоленской, частично Московской, Псковской и частично Новгородской областей. В своём распространении они дошли до Ладоги, где основали крепость провинциально-римского вида. По археологии очень много взяли от балтов, отчего некоторые учёные их балтами и считают. Думаю, на самом деле это тот же феномен, что и с венедами: оказался в лесу, поневоле заимеешь лесное хозяйство. Балты – жители лесов, а потому будь ты хоть китайцем преклонных годов, а рано или поздно приобретёшь ряд конвергентных технологий и, соответственно, признаков. Плюс прямое заимствование – соседи, как-никак.
Есть занятные археологические свидетельства, что словене на своём пути на север сильно и жестоко прошлись по кривичам.
Весь, мерь и проч. Формально - финские народы, населявшие те места. Весь – это нынешние вепсы. Скорее всего. А вот по мери у меня отдельное мнение, которое я излагал в предыдущей книге. Кратко – с моей точки зрения, это остатки и потомки венедов, носителей не приписанных ни к одному известному славянскому племени височных колец. Те, которые не вошли составной частью в славянские племена, пришедшие на Восточно-Европейскую равнину, но которые, возможно, конвергентно слились с финно-угорскими лесовиками, потомками дьяковцев. И в этом смысле «ладожская» мерь может оказаться чистой «финньщиной», а вот московско-владимирская – замесом уже финно-венедским.
Чудь. Традиционная точка зрения – снова финны. Предки, в частности, эстонцев. Специально по ним я внятных разысканий не делал, но мне симпатична версия, что это – некие потомки германоязычных местных племён. Например, готов. «Чуть» от «тиуда», а та – от «людей». На древнем германском. Но зуб за это не дал бы, даже гнилой.
3. География
Самое сложное для нас – совмещение нашей и тогдашней географии. Мы – люди карты. Причём карты – ориентированной по сторонам света. Север для нас – там, где белые медведи трутся о земную ось. Запад – где в припадке разложения и толерастии булькает старая Европа, а за океаном точит вечный кинжал жадный американский империализм. Восток – это откуда татары и пришли и где китайцы загадочно, но грозно размножаются. Юг – это юг. Девушки в белых платьицах, потерявшие голову от жары и неги и отдающиеся прямо в базиликах Херсонеса. Потом турки, а потом негры, про которых знать вовсе необязательно.
Но уже даже мы используем некие девиантные в этом смысле понятия. Например, тот же явный южный Израиль – больше Запад. А весь не менее южный Ближний Восток… ага, таки Восток. А Чукотка – всё равно Север, хотя является крайним восточным регионом страны.
Раньше, в частности, у интересующих нас скандинавов, направления и вовсе назывались не по сторонам света, а по традиции. Интересующихся отсылаю к замечательной работе уважаемой Т.Джаксон, а вкратце скажу, что, скажем, южное побережье Балтики, где жили славянские объекты для набегов, югом не являлось. Зато востоком было всё от Белого и до Азовского моря. Зато Византия и не близки ей арабы были югом. И так далее, не буду повторять замечательную исследовательницу Джаксон.
Второе и главное. Скандинавы мыслили не сухопутными направлениями. Не как мы. Да и направлений сухопутных в нашей части света, собственно, и не было. Попробуйте, пройдитесь по вековечному лесу в сотни километров. А протащите по нему телегу с грузом? В общем, доказательства настолько очевидны, что за поиском оных я отсылаю желающих в тайгу в районе реки Вилюй.
Соответственно, в качестве шоссе тут служили реки. И как бы они ни вились физически, в сознании тех, кто по ним плавал, они были прямыми дорогами. Потому, например, какой-нибудь для нас параллельный Днепру Уж или Тетерев были для наших русских предков реками, по отношению к Днепру верхними. Можно сказать, источными. И когда читаешь, что в верхах делают и спускают моноксилы для руссов в Киеве – делать и спускать их могут и в Брянске, и в Луцке – и всё это будет «верх».
А потому реки эти в качестве дорог и воспринимались. И как мы, проезжая по трассе Е95 в Петербург воспринимаем в качестве сущих лишь придорожные пейзажи, придорожных дэпээсников и придорожные пищевые заведения, а уже, скажем, оказавшийся не при дороге Великий Новгород для нас так же далёк, как Париж, - так и в давние времена всё, что было вне берегов рек, не было пространством как таковым. Пространствами были реки и то, что возле них. И передвигаться по ним было такой же нормальной работой и чуточку искусством, как для нас сегодня – безаварийно и безментово передвинуться из Питера в Москву. А нет по пути Новгорода – что ж, вот и нету его. Захирел Новгород.
Соответственно, к рекам жалась и инфраструктура. А она была такая же, как та, что сегодня жмётся к дорогам. Обслужить автосервисом – сиречь починкою корабля. Заработать на пище для путешествующих – кабаки и то, что вокруг, включая снабжение продуктами питания. Груз принять-отгрузить. То есть склады и т.п. Денежку, отягощающую путника, от него принять – гаишники и их «крыша» в виде государственной и местной власти.
Дальше можно додумать самому. Река – равно дорога, этим всё сказано.
Вот вокруг рек как дорог и начала строиться Русь.
И будет строиться наше исследование.
Tags: Русские - повелители славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 11 comments