Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Русские - повелители славян. Глава 2.3. Обстоятельства времени. 2

Вот эта сетка

Вот эта сетка. С необходимыми комментариями и недоумениями.

 

Конец 830-х - 840 

  Ладога сгорает в результате чьего-то нападения – похоже, датчан или  шведов.

840-е 

  Все десятилетие до 850 г. связано прежде всего с активизацией   усилий скандинавов в поисках выхода и  закрепления на Волжском пути. Через Ладогу все более  стабильно поступает поток дирхемов в страны Балтии и Скандинавию. Трансбалтийские связи документированы в славянском мире кладом из Ральсвика на Рюгене (842 г.); в Ладоге нарастает концентрация скандинавских вещей; северные импорты на Сарском городище, а возможно, первые погребения в  Тимерёвском могильнике свидетельствуют о  распространении контроля Верхней Руси на северо-восточную часть Волго-Окского междуречья.

 

Таким образом, достаточно легко восстанавливается причинно-следственная связь событий. В 830-840 годах скандинавы, археологически связываемые со шведами, захватывают Ладогу и организуют на её базе ряд экспедиций на Волгу с целью дотянуться до источников арабского серебра. Эти экспедиции оказываются успешными.

При этом очевидны военно-стратегические трудности, которые необходимо было преодолеть скандинавам, чтобы пройти путь до, как минимум, прикаспийских арабов (или хазар, если дирхемы им приносили контакты с Хазарией). Это преодоление:

·         запиравших вход в славянское пространство Ладоги и Любши;

·         волховских порогов;

·         волоков и поиск речных путей через финские и славянские земли;

·         Волжской Булгарии;

·         Хазарии и контролируемой ею волжской дельты.

Совершенно понятно, что без создания постоянных опорных пунктов такого пути не одолеешь. И они создаются – в Ладоге, у Ильменя, в Гнёздове, в Тимирёве и др.

С этим связан, однако, и политико-экономический аспект. Оставлять на всем пути за собой выжженное пространство у норманнов не было ни сил, ни смысла. В то же время торговать с хазарами и арабами в обмен на серебро они могли, в основном, двумя экспортами – пушниной и рабами. Нетрудно заметить, что добывание этих товаров на славяно-финских пространствах требует прямо противоположных действий – мирного обмена против военного захвата. Совмещать два ремесла было явно непросто.

Известно, как скандинавы осуществляли второй вид деятельности. Это так называемый вик – уход в пиратский рейд с совершенно очевидными целями грабежа. Если принять за гипотезу, что другим словом со столь же неясной этимологией – русь – обозначались не пиратские, а торговые экспедиции, то переформулировать сложившуюся ситуацию можно так: не имевший шанса на добычу в славяно-финских лесах «викинг» неизбежно должен был уступить место «русингу». Который, конечно, также в ходе своей «руси» постреливал глазками на предмет, где что у кого плохо лежит и кого можно безнаказанно ограбить и продать в рабство, - но всё же по преимуществу вёл торговый образ жизни. Каковой с неизбежностью приводил его к необходимости устраивать по пути фактории – в качестве баз отдыха, складов товара и места обмена и торговли. Типичная такая фактория – та же Ладога начала своего существования.

Из непримиримого противоречия, связанного с необходимостью совмещать в «Славинии» викинг и русинг, был только один выход: вполне по-рэкетирски облагать население данью под угрозой беспредельного насилия. Но для этого было необходимо постоянное военно-политическое присутствие в этих землях. Каковое скандинавы и организовывали в 830-850-х годах на базе собственных баз-факторий.

 

Начало 850-х    

Какие-то датчане переплыли Балтийское море и в земле славян (in jinibus Slavorum).Это записано в  Житии Св.Анскария и может быть связано с захватом Ладоги.

Варяги из заморья захватывают Ладогу, подчиняют славян, кривичей, чудь, мерю и весь, облагая их тяжелой данью. В это же примерно время хазары подчиняют полян, северян, вятичей и берут с них дань по серебряной монете и  беле с дыма.

В Ладоге отмечается уничтожение пожаром  строительного горизонта этих лет.

 Одновременно отмечается натиск шведского (Уппсала) конунга Эйрика Анундсона на Восток, в  ходе которого «он покорил Финнланд и Кирьяллаанд, Эстланд и Курланд, и другие восточные земли».

 

«Варяги из заморья». Значит, были еще и свои, не заморские варяги? Слово «варяг» писалось с юсом и, стало быть, произносилось как «варенг». Такое слово встречается и у греческих писателей и служит совершенно определенным понятием - у греков под именем Bapayjoi (варанги) разумелись наёмные дружины северных людей, норманнов, служивших в Византии. С тем же значением северных дружин встречается слово Waeringer (варанги) и в скандинавских сагах; арабские писатели также знают варангов как норманнов. Следовательно «варанги» представляют собою нечто вполне определённое – наёмную дружину норманнского происхождения.

В этом смысле – особенно в смысле некоего логического противопоставления «варягов из заморья» каким-то другим, явно более знакомым, то есть местным, - очень перспективным представляется такое объяснение феномена «русь-варяги-славяне».

Закрепившиеся на славянском пространстве скандинавы чётко идентифицировались местным населением как скандинавские воины, находящиеся здесь с торгово-обменными («русскими») целями и потому тоже считавшиеся местными (хотя, конечно, контингент этих «факторий» был сменяем). Отсюда, вероятно, происходит летописное «варяги-русь».

С другой стороны, существовали варяги «заморские», приходящие с набегами. Они, естественно, воспринимались чужаками. И именно потому мы чётко улавливаем в начальных летописях очевидное противопоставление: варягов – руси, руси – славянам и славян – вновь варягам. Особенно во времена Олега, когда русы и славяне ещё только начали сплавляться в русских.

Очевидно, что кто-то из этих «залётных» варягов сумел (в союзе ли с «местными», при их ли нейтралитете или при их сопротивлении) захватить власть в Ладоге и обложить местное метисное пра-«русское» население некой данью.

Это могло стать отголоском тогдашней датско-шведской войны, когда датчане захватили в 850 году Бирку. Это могло быть одним из эпизодов этой войны на её далеком северном фланге. Это, наконец, могло быть самостоятельным предприятием шведских ярлов, желавших отнять контроль над восточным серебряным путём у тех, кто его захватил раньше.

Здесь мы опять можем согласиться с деталью новгородских легенд, приведённых в Иоакимовской летописи:

 

Буривой, имея тяжку войну с варязи, множицею побеждаша их и овлада всю Бярмию до Кумени. Последи при оной реце побежден бысть: вся свои вои погуби, едва сам спасеся, иде во град Бярмы, иже на острове сый крепце устроенный, иде же князи подвластные пребываху, и тамио, пребывая, умре. Варяги же, абие пришедше град Великий и протчие обладаша и дань тяжку возложиша на словяны, русь и чудь. Людие же терпяху тугу велику от варяг, пославше к Буривою, испросиша у него сына Гостомысла, да княжит в Велице граде. И егда Гостомысл приа власть, абие варяги бывшия овы изби, овы изгна, и дань варягом отрече, и, шед на ня, победи...

 

Тут мы подходим, собственно, к писаной русской истории.

 

859  

Варяги взимали дань со славян. Славяне во главе с Гостомыслом (?) изгоняют варягов за море.

860-е

Пожар Ладоги археологически идентифицируемый с гражданской войной. Гибель Любшинской крепости, где остались не скандинавские наконечники стрел. Но, возможно,  местные брали её у скандинавов. В Ладоге появляется  группа постоянно проживающего скандинавского населения. Появляются укрепления

 

Итак, видно совпадения одних и тех же событий по разным источникам и по данным археологии. Это повышает вероятность наличия самой по себе исторической канвы того рассказа, что приведён в ПВЛ. И даже даты находятся в достаточно кучном состоянии.

Рубеж 850-860 годов становится временем очередной войны вокруг Ладоги. Судя по слабо представленным скандинавским воинским следам, это как раз и может свидетельствовать об «изгнании» варягов в ходе некой «революции».

Какая причина её вызвала, мы, вероятно, никогда не узнаем. Возможно, сущая мелочь – кто-то обидел девчонку, или на базаре не сошлись люди в цене. Марксизм с его поистине энгельсовской способностью объявить любое историческое событие проявлением диалектической закономерности тут вряд ли поможет. Как и модное впоследствии объяснение всего и вся через движение народных масс. Мы можем только констатировать: да, в Ладоге и возле была серьёзная война, ибо даже в те времена города (к тому же крупнейшие на Балтике торгово-транзитные центры) сгорали не при каждом вооруженном конфликте.

Однако сам факт такого крупного несчастья (закономерного, раз он принял такие масштабы пусть даже из-за драки на базаре) даёт нам возможность провести некую беглую реконструкцию условий, приведших к войне.

Вероятно, даже оценочно трудно сказать, сколько тогда проживало людей в Ладоге и окрестностях. Однако понятно, что норманнский её гарнизон не мог составлять численность, меньшую той, что необходима для возможной нейтрализации экипажа одного «залётного» драккара, – то есть только военный гарнизон должен был достигать сотни человек.

При этом не будет, вероятно, большой дерзостью представить, что пресловутое взимание дани варягами происходило в одной из форм позднейшего «полюдья». Было ли оно изобретением русов, как можно полагать из текста книги Константина Багрянородного, или же изобретением славянской верхушки, - не принципиально. Важно, что это – наиболее эффективная форма государственного управления во времена ограниченных средств передвижения и ограниченного контроля за территорией. Следовательно, необходим был ещё и «продотряд» численностью не менее 50, а то и 100 человек, чтобы гарантированно обеспечить превосходство в силах над любым «полком» местного племени, буде оно заартачится платить дань. Итого – до 150 человек «силовиков» (при условии, что одни и те же дружинники, естественно, совмещали функции воинов, хранителей порядка и «продотрядовцев».

Если предположить, что никого в городе больше нет, кроме них и членов их семей, то и в этом случае мы насчитаем до 1000 человек (жена, да не одна, трое-четверо детей) Кроме того, даже в условиях военно-родовой демократии они «привязывали» к себе до 1-2 человек каждый, в той или иной мере участвовавших в обеспечении и обслуге воинства (оружейники, плотники, повара, снабженцы, слуги и пр.). А эти, в свою очередь, тоже привязывают к себе по 4-5 человек семейных. И таким образом, мы видим, что только с гарнизоном связано до 3-5 тысяч человек населения. Если предположить, что прочего населения хотя бы столько же, то в той же Ладоге должно было проживать не менее 5 тысяч человек.

То есть, исходя из материалов предыдущих глав, мы обязаны предположить, что за время норманнского контроля над Ладогой в предшествующие 860-м годы её население должно было заметно увеличиться.

Чтобы сорвать с места и понести вразнос такую махину, необходима была не менее боеспособная, чем гарнизон, вооружённая сила. А это означает профессиональную организацию для её поддержки и содержания, мощную политическую силу, руководящую процессом, и мощную идеологию, на которую эта сила опирается. Пусть даже вся мощь её воплощена в лозунге: «Отнять!»

Второй вариант: дворцовый заговор и переворот. Но от этого редко сгорают целые города.

Следовательно, мы видим, что за исполнителями антинорманнской «революции» стояли либо очень мощные вооружённые силы, либо взбунтовавшиеся массы населения. В Ладоге произошло что-то похожее на восстание «Ника» в Византии VI века. Только здесь оно имело успех.

Что же было дальше?

 

864

Клад под Новгородом.

Голод в Болгарии и на Киевской земле.

844

Кончина Гостомысла по сообщению Ксантеннских анналов. При этом сообщается о его смерти и последовавшем затем периоде смут и междоусобиц у прибалтийских славян

865

Смерть в Ладоге Гостомысла, не оставившего после себя  наследников.  

В Славянской земле начинается усобица.

865

На Руси продолжается голодный мор.

 

Здесь мы снова видим ряд сообщений из различной надёжности источников, совмещающиеся друг с другом.

Клады зарываются, понятно, не в лучшие времена. Но этот клад ничего бы не значил, если бы не сообщения об усобице.

Две даты смерти Гостомысла заставляют задуматься. К сожалению, сам Гостомысл – лицо, проявившееся лишь в «апокрифичном» списке Татищева. Однако в последнее время Татищеву нехотя верит даже «академическая» наука, и у меня также нет основания сомневаться в адекватности его данных. Важно – адекватности чему: реальным историческим событиям или записанным когда-то народным легендам.

Но принципиально другое: у революции должен был быть вождь, а как его звали, не столь значимо. Как не значимо и то, что он умер и тем якобы «развязал» гражданскую войну. Для судеб гражданских войн не так уж и важно, отрубили ли голову Карлу I, расстрелялил Николая II. Это эпизоды.  

Здесь переставлены причины и следствия. Каждая революция влечёт за собой передел власти в высших её эшелонах. То есть у одних отбирают, а другим дают. И «Гостомысл», как возможный вождь восстания, мог сделать тут только две вещи – либо в конечном итоге овладеть этим процессом и стать во главе надёжно укреплённой собственной власти – либо рухнуть под железную пяту борьбы, уступив власть другому.

В любом случае против полноты власти Гостомысла говорят по меньшей мере два обстоятельства: разрушенный город и очевидно нарушенная торговля с норманнами. Возможно, свою лепту вносил и голод, но этот учёт этого фактора крайне зависим от датировки, и о нём разговор впереди.

Что касается немецкого сообщения о смерти Гостомысла, то оно совершенно очевидно связано не с Ладогой, до которой немецкому хронисту не должно было быть никакого дела – в отличие от событий под боком, у славян полабских. Потому можно с достаточно долей вероятности предположить, что наш, «отечественный» Гостомысл потому и появился в наших источниках, что их авторы каким-то образом привязали западнославянские волнения и их действующих лиц к нашим.

А дальше и происходит знаменитый призыв варягов. Только сначала…


Tags: Русские - повелители славян
Subscribe

  • Как сделать увлекательным чтение новости

    НАУКА: ФТАЛОЦИАНИНЫ-СИНТЕЗ-РАЗРАБОТКА Российские учёные разработали синтез краунзамещенных фталоцианинов методом темплатного синтеза с…

  • Что творят коты, собаки

    Друг мой посетовала: Из невероятно, но ФАКТ: коты украли мышеловку вместе с мышью, и унесли награбленное через забор. Обидно, воспользовалась…

  • Реально чуть не обдулся

    Прочитал в стороннем ресурсе: Поймал еврей золотую рыбку. Держит ее в руках, радуется. Рыбка смотрит на него и так обреченно спрашивает: —…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments