Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Category:

Русские - повелители славян. Глава 2.3. Обсчтоятельства времени. 3

Тем временем у Рюрика восстание. Относительно много источников по этому поводу, хотя в ПВЛ ничего нет.

 

870

Рюрик убивает Вадима и много его «советников» и берет  власть в свои руки.

870-873

По западным источникам, в 870-873 годах Рюрик  возвращается на Запад и улаживает владельческие  отношения с королем Франции Карлом Лысым и королем  Германии - Людовиком Немецким. В это время и создается  антирюриковская коалищция во главе с Вадимом Храбрым.

872

В этом году было восстание новгородцев против Рюрика и убийство Вадима Храброго

871 

Славяне, «много зла потерпевшие от Рюрика и от рода его», поднимают восстание, но терпят поражение. Оставшиеся в  живых бегут в Киев.

 

Итак, канва понятна: восстают, их казнят, остатки убегают. Явно интерпретируется один и тот же источник – уже нам известный.

Из того же источника –

 

877

Смерть Рюрика «в войне в Кореле». Княжение переходит к его сроднику (или шурину) Олегу.

879

Рюрик умирает. Отмечается самая монументальная из сопок  ладожской сакральной зоны, названная впоследствии «Олеговой Могилой».

 

Отметим в скобках, что захоронение в «Олеговой могиле» относится к IX в. и, значит, не может быть погребением Олега, зато вполне может быть погребением Рюрика.

Итак, мы и здесь имеем разночтения в источниках.

И следовательно, необходимо проанализировать - нет ли определенных закономерностей в датировках? Ведь, с одной стороны, мы имеем свидетельства летописей, часто друг другу противоречащих. С другой – анализ А.Журавля, возможно, небесспорный, но хотя бы приближившийся к пониманию того самого первоначального временного ствола. С третьей – археология. С четвертой – природные явления. И если отбросить все датировочные интерпретации, неведомо на чем основанные, у нас сложится следующая картина захвата Рюриком власти на Руси:

 

Пожар и изгнание приходятся на 859-860 годы. Тогда логично призвание варягов в 862 году. Это – первая временная система (назовем ее системой ПВЛ).

Пожар, смерть Гостомысла, голод, усобица номер 2 – 864-865 годы. И логичное призвание варягов в 866-м с их прибытием в 867-м. Это вторая временная система.

Из второй системы можно исключить легендарного Гостомысла, но зато изгнание варягов, связанное с пожаром, включается.

 

Таким образом, обе системы равноправны – но различаются на 5 лет.

Какой можно было бы отдать предпочтение?

Основная трудность здесь – датировка пожара слоя Е2 в Ладоге. В различных источниках его относят то к 860 году, то 860-м годам, то к 865-му, то к 865-870-м. Проще всего было бы исключить эту часть уравнения, однако без нее останутся лишь непроверяемые устные данные.

Но если придерживаться их, то обнаруживаются еще две пятилетних разницы в датах: нападение Аскольда и восстание Вадима. В первом случае Полоцк штурмовали через 6 лет после прибытия Рюрика и в 862 году, и в 867-м. Во втором – через 8 лет. И на весах у нас остается лишь одно относительно надежно привязывающее нас ко времени известие – голод 864-865 годов, отмечаемый исследователями по византийским и болгарским источникам.

Если вспомнить классическое: «повышение выше обычного уровня нужды и бедствий угнетенных классов», - то не было бы большой натяжкой совместить антиваряжское восстание с голодным мором. Это логично: жили-жили, от пушного-серебряного транзита копеечку свою имели, хотя бы пропитую варяго-русами, - и вдруг нате! Как мы уже видели, в условиях Ладоги этого «вдруг» быть не могло – слишком хорошие силы и организация были задействованы. А голод – крайне ценный идеологический фактор против всякой наличной власти, как показал даже опыт КПСС.

Если же учесть этот фактор, то мы вынуждены принять хронологию «№ 2».

И тогда начало Руси выглядит следующим образом:

 

840 – война со шведскими варягами и установление шведского контроля над входом в транзитное пространство Руси;

840-850 – постепенное привыкание к новой власти и выстраивание отношений между аборигенами и пришельцами на базе взаимного дележа выгод от серебряного транзита; появляется понятие «своих» варягов, которые не «бьются», а русят себе потихоньку по речкам, а потом привозят из дальних стран серебро и стеклянные арабские «глазки»;

839 – эти шведо-русы даже присылают двух эмиссаров то ли для установления отношений, то ли (что скорее) на разведку в Царьград;

852 - нападение «чужих» варягов из заморья – возможно, уппсальский конунг просто решил предъявить свои права на шведскую Ладогу; как бы то ни было, особого притока серебра в Скандинавию это не вызвало  не исключено, что «сарские», «тимерёвские» и «гнёздовские» русы не давали конунгу Эйрику транзита; с другой стороны, это могло быть нападение направленных Эйриком данов;

864 - на севере также гуляет общий голод (а то и сильнее, чем в южном Киеве); вполне возможно, что «чужие» варяги не хотели с этим считаться в своих требованиях дани; во всяком случае, против них зреет заговор, для воплощения которого хватает лишь искры; что и происходит, и уцелевших варягов выгоняют за море;

865 – из-за смерти ли Гостомысла, из-за дележа ли власти, из-за голода или из-за варяжской блокады – а скорее, из-за всего вместе – в Ладоге и окрестностях начинаются усобица, бунты, сепаратистские выступления и всяческие «экспроприации экспроприаторов» (дело-то еще родовое, трудно было понять, отчего это родич не делится житом с родом, так надо его поучить, вырода такого!);

866 – старейшины в отчаянии посылают за старыми добрыми русами – закона в земле нет, наряду нет, порядку нет, ничего нет, но земля наша, вы помните, велика и обильна, так что возвращайтесь и правьте нами, как прежде, до «заморских» варягов;

867 – русы прибывают во главе с Рюриком; он потихонечку прибирает земли в свои руки, воюет карелу и даже женится;

873 – то ли в ответ на рюриковы попытки навредить Киеву, то ли сами по себе, но на Полоцк нападают киевляне; это почти наверняка не более чем карательный рейд небольшой дружины, иначе аскольдовы ветераны, прибившие щиты на ворота Царьграда не могли не взять небольшую укрепленную факторию;

875 – забывшие обо всем хорошем, что им сделали русы, ладожане восстают во главе с Вадимом, которому Рюрик персонально тоже сделал немало хорошего; впрочем, о национальной принадлежности восставших судить невозможно – хоть Вадим кажется и не скандинавским именем, и бежали бунтовщики в Киев, где варяжского элемента было мало, но с тем же успехом восстать мог и некий свежий ярл, которому тоже хотелось славянских шкурок и женщин; возможно, впрочем, что никакого Вадима с его восстанием и вовсе не было, а Татищев всего лишь оказал услугу драматургу Дмитриеву, дав ему «образ вольности».

877 или 879 – Рюрик умирает – вроде бы убивают его в Кореле. Но вообще говоря, если следовать той же пятилетней логике разницы с датами ПВЛ, то Рюрик должен бы умереть в 882 году. Это может ничего не значить, но может быть и не совпадением всего лишь то, что первое летописно зафиксированное деяние Олега – взятие Киева - приходится как раз на этот год.

 

Итак, сказание о призвании варягов при всех разноречиях отражало, скорее всего, реальные события, связанные с появлением в Ладоге норманнского конунга с его окружением. Тем самым скандинавы гарантировали себе устойчивость транзита, благодаря которому именно через Русь в Скандинавию поступало более половины бывших в обращении материальных ценностей.

Собственно, в таком случае хорошо бы понять, кто такие русы. И как получилось, что чисто скандинавское мероприятие по захвату контроля над транзитом пирвело к возникновению государства Русь…

Tags: Русские - повелители славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments