Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

О некоторых загадочных закономерностях славянской лексикологии и влиянии на неё бастарнского языка

Мало кто обращает внимание на то, что множество обозначений в славянском языке русских имеют несколько общих черт.
Возьмём, например, домашних животных.
Ко-рова
Ко-бель
Ко-нь
Ко-т
Ко-за
Ко-бан
Ко-чет
Ряд можно продолжить, но уже видно, что существует закономерность, никак не объясняемая современной славянской этимологией.
Очевидно, что ко- представляет собою некое общее родовое понятие, которое и объединяет эти явления.
Что это за понятие?
Чтобы добраться до ответа на этот вопрос, проанализируем обозначения для столь же знакомых древнему пра-славянину, но диких животных:
Волк
Лиса
Бер=Медведь
Заяц
Барсук
Лань

И так далее.

Ряд можно продолжить, но уже видно, что на уровне столь же повседневно употребляемых названий животных никакой закономерности нет.

Очевидно, причина такого различия лишь в одном - в «статусе» животных. Точнее, в их принадлежности. Следовательно, частица ко- должна обозначать именно принадлежность.

Но кому? Человеку?

Едва ли. Во времена родового строя человеку ничего не принадлежало. Всё принадлежало роду. Или индивидуальному хозяйству. И тут вопрос получает однозначное разрешение. Вряд ли коза или кошка принадлежали роду. Очевидно, что речь идёт именно об индивидуальном домашнем хозяйстве. Иными словами, частица ко- обозначает домашний статус данных животных.

Но тогда, возможно, и само домашнее хозяйство обозначалось этим словом?

Давайте посмотрим:

Ха-та/Ка-та/Ко-та

Хо-зяйство/Ко-зяйство

Ко-са

Ко-лун

Ко-л

Ко-сть

Примеры можно множить, но уже видно, что слово ко- действительно обозначает некое широкое понятие, связанное с домашних хозяйством.

Можно ли реконструировать, что же оно обозначает?

Да, и в этом нам поможет история.

Нам известен период, когда наши генетические предки, из которых впоследствии получились славяне, перешли от кочевого к оседлому домашнему хозяйству. Это приблизительно III-II  век до н.э., когда на земли наших генетических предков-скифов вторглись бастарны и образовали здесь земледельческую оседлую зарубинецкую культуру.  

При всей условности этнического определения для народов того времени мы можем всё же твёрдо сказать, что бастарны-зарубинцы – выходцы из ясторфской культуры. Которая учёными согласно относится к прагерманской-германской. Собственно, сама зарубинецкая культура образовалась из ясторфской под пограничным воздействием латенских – т.е. кельтских импульсов.

Следовательно, мы можем с известной долей уверенности заключить, что бастарны говорили на одном из германских диалектов. И как только мы делаем такое вполне закономерное допущение – тут же находим аналог частицы ка- в прагерманских языках! Даже не аналог – а сам этот корень. И обозначает он… ну, конечно – домашнее хозяйство!

Ко-ус – дом (ныне хаус)

Именно это понятие оседлые бастарны и должны были необходимо внедрить в скифскую понятийную среду! Ибо именно отношением к этому понятию и различались завоеватели и завоёванные!

И сразу же получают прозрачнейшее объяснение так долго не поддававшаяся лингвистам этимология обозначений домашних животных! А в них всего лишь отразился процесс постепенного диффундирования и конвергенции бастарно-германских и скифо-славянских номинативов для одних и тех же понятий!

Например:

Ко-бель – домашний-лаять (германское влияние)

Ко-рова – домашний-реветь

Ко-чет – домашний-кудахтать (хвукоподражательное «чет-чет-чет»)

Ко-нь – Ко-нес – домашний-нестись

Ко-бан – ка-бан – домашний-(много вариантов: круглый, жизненный, дающий и проч.) (сюда же – свинья-свайн)

Ко-т – Ко-teh – домашний-гибкий/текучий

Словом, практически к каждому корню находится непротиворечивое значение либо из прагерманских, либо из праславянских диалектов. И это не говоря уже о том, что даже сегодня в славянском и немецком языках находится достаточно много похожим образом звучащих слов, явственным образом восходящих к какому-то периоду совместного жития германоязычных и славяноязычных предков. Такой период в истории мы видим один: это время бастарнского государства на землях скифов в районе Среднего Днепра в II в. до н.э. – II в. н.э.

Таким образом, можно сделать вывод, что лексика, характерная для оседлого домашнего хозяйства была занесена праславянам через прагерманское посредство, а именно бастарнами.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments