Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Русские - повелители славян. Глава 3.3. Словене. 2

А что знает о тех же племенах, что «пришедше», история?
Как ни покажется странным при таких явных проплешинах и лоскутах в летописи, её первый автор никого не обманул. Он описал и историю появления первоначальных славян, и их, первоначальных, географическую локализацию чрезвычайно точно!
Этот вопрос подробно разбирался в предыдущей книге, но есть смысл его кратко повторить и здесь.

Примечание об истории славян

Иегова, нет ли, заложил первые камни в фундамент будущего национализма, разделив народы по языковому признаку, но современная генетика подтверждает: разделение дотоле единой группы вышедших из эфиопского рая потомков Адама произошло именно в Месопотамии. После этого -

Будущие евреи и арабы надолго задержались на Ближнем Востоке, а многие там осели и навсегда (гаплогруппа J, южная часть Месопотамии), часть продолжила идти на север, на Кавказ (гаплогруппа G), а часть (гаплогруппы I и J2), пройдя Малую Азию, через Босфор и Дарданеллы, которые тогда были сухими, ушли на Балканы, в Грецию, в Европу. Среди тех, кто ушли на Балканы — много будущих балканских славян гаплогруппы I2 — её имеют от 30% до 40% болгар, боснийцев, словенцев, сербов.

Как нетрудно заметить, потомство пресловутого Иафета принадлежит к гаплогруппам I, J и G. В то же время известные нам сегодня славяне, в том числе и балканские, в значительной части принадлежат к гаплогруппе R1a. И нам ведь как-то надо приторочить её к Дунаю, где, собственно, славяне впервые в истории и появились! Как-то надо всунуть их в список дарданов, дассаретиев, молосей, иллириков и прочих племён, издревле населявших Балканы!
Но летописец генетики не знал. Он не мог знать, что будущие «настоящие» славяне предпочтут пойти не на запад, а на восток в едином весёлом сообществе с гвинейскими папуасами и австралийскими аборигенами. Что лишь у стены Гиндукуша, Тянь-Шаня и Гималаев они разделятся с грядущими поклонниками Миклухи-Маклая и пожирателями как минимум одного Рокфеллера. Что потом они будут гоняться за мамонтами по евразийской тундростепи, и после ряда последовательных транзакций образуют пражско-корчакускую археологическую культуру, локализующуюся… где? –
- правильно, в районе провинции Норик!
В действительности, конечно, не только там. Гораздо шире – до Волыни. Но на историческую арену славяне для окружающих народов вступили именно здесь!
Летописец этого генетическо-исторического драйва не мог знать – это открыл я в предыдущей книжке. Но тем не менее взял и грубым швом, но приторочил настоящих славян именно туда, где им и надлежало начать своё историческое существование!
Так что простим ему грубость работы. Главное – он знал, где и когда появились первые настоящие исторические славяне!
Для географической локализации славян у нас существует надёжный маркер — керамика пражско-корчакского типа. Так вот, на рубеже V — VI веков границы этой культуры пролегают от Верхней и Средней Эльбы на западе до припятского Полесья на востоке и дальше. Восточную границу определяют находки в бассейне реки Тетерев вокруг города Житомир.
То, что этот ареал культуры соответствует ареалу славян, показывают описания этого племени у современных «праго-корчакцам» авторов.
Так, Иордан указывает:

Склавены живут от города Новиетуна и озера, именуемого Мурсинским, до Данастра, а на север — до Висклы...


По мнению крупного российского историка и филолога Е.Ч.Скржинской, которое многие цитируют, город Новиетун — это Новетун на Саве, а Мурсианское озеро — водоём возле около города Мурсы (Осиек). Некоторые высказывают мнение, что Мурсиенским озером могло скорее называться озеро Балатон, путь к которому тоже начинался от города Мурсы. Иные это оспаривают. Но нам здесь это неважно — в принципе, регион-то один. Та самая, кстати, бывшая римская провинция Норик, что лежала между верхним течением Дравы и Дуная. И, кстати, - одна из территорий локализации венетов - тех ещё, первоначальных, кельтических. Только Иордан обозначил «праго-корчакцев» в то время, когда те начали расширять свои пределы — как раз спустились вдоль Дуная до Днестра. Обходя Гепидию-бывшую Дакию и образуя между Днестром и Нижним Дунаем чересполосицу с антами.
Единственное, чего не указал Иордан — это продолжения пражско-корчакской культуры с северной её стороны почти до Днепра. Что понятно и извинительно — информаторов в такой дали у него не было. Более того: в его время «праго-корчакцы», похоже, до Приднепровья ещё и не добрались:

И.П.Русанова, уделившая немало внимания хронологии этих древностей, определяет самые ранние пражско-корчакские памятники Поднепровья VI в. По всей вероятности, в конце IV — начале VI в. эти земли из-за чрезмерной увлажнённости были непригодны для ведения земледелия и вообще не были заселены. <…> Исследуя водные названия Правобережной Украины, О.Н.Трубачёв пришёл к выводу, что «на правобережье Припяти сосредоточена значительная часть древних чисто славянских гидронимов». Это, по-видимому, тоже один из показателей незаселённости этих земель перед миграцией славян. [307]

Словом, новая культура расположилась и затем начала распространяться в тех местах, где когда-то верховодили кельты, готы, гепиды, лангобарды, вандалы, руги и прочие народы, участвовавшие в Великом переселении. Действительно: «иных уж нет, а те — далече…»
Вот с чего они начали, славяне.
Пражско-корчакская культура складывается в южной части ареала давней пшеворской культуры. При всём её явном посткиевском характере, однако, вопрос о конкретном генезисе её культуры пока не совсем ясен. Но с учётом последних достижений как археологии, так и генной генеалогии становится ясно: пусть смену культур мы пока в состоянии обозначить лишь пунктиром, но общая тенденция понятна. Пражско-корчакская культура образовалась на опустевших в результате гуннских набегов и изменений климата землях из населения — носителя гаплогруппы R1a1. То есть из выходцев лесной и лесостепной полосы Западной России. И появление её кажется неожиданным лишь потому, что обитатели лесных дебрей предыдущих веков археологически внятных следов не оставили. И в силу недолговременности пребывания на одном и том же месте — до тех пор, пока подзольный участок урожай давать в состоянии, — и в силу того, что лесные полуземлянки и погосты очень быстро снова зарастали деревьями. И лишь выйдя из чащ, потомки лесных венедов зафиксировались, наконец, для археологии.
Пражско-корчакская культура выглядела довольно убогонько. Как справедливо писал византийский автор Прокопий, —

– живут они в жалких хижинах…


Или, как это формулируется сегодня на примере одного из поселений, —

– полуподземных домах квадратной формы —

– размерами от 8 до 20 кв.м. Полы земляные, иногда подмазанные глиной или выстланные досками. Печи и очаги различались в зависимости от региона — где глиняные, где каменки. Вдоль стен — лежанки и скамейки.
Из таких землянок, беспорядочно разбросанных на площади примерно в 100 м длиной и от 30 до 50 м шириной, формировались населённые пункты. В них помещалось в среднем из 8 — 20 хозяйств.
Располагались эти селища, как правило, по берегам больших и малых рек, при ручьях и водоёмах, часто на склонах надпойменных террас. Изредка они находились и на открытых местах плато.
Очень интересно, как располагались сами населённые пункты. А располагались они по сотовому принципу. Или гнездообразно — кому как удобнее называть.
Три-четыре хуторка, между которыми 300 — 500 м, образуют базовую «соту». Расстояния между «сотами» составляют уже 3 — 5 км. И получается, что хоть поселение и открытое, но все соседи друг друга прекрасно знают, непременно взаимодействуют, а при беде если не выручают друг друга, то хотя бы оповещают. Но скорее всего, и взаимовыручка была налажена неплохо: уж больно много раннесредневековых авторов выделяют солидарностные черты славянских обществ.
Ну, а центрами притяжения задруг, как и положено, являются городища. Эти расположенные на высоких берегах рек в относительно неприступных местах укрепления площадью от 1000 до 3000 кв.м всегда окружены поселениями открытого типа:

Окружавшие его (укреплённое городище) открытые поселения различной величины, но единообразной структуры располагались неподалеку друг от друга.
В верхнем и среднем бассейне Одера эти объединения обычно занимали территорию от 20 до 70 квадратных километров, но иногда их площадь доходила до 150 квадратных километров.[102]


Не исключено, а скорее всего, даже обязательно, что эти городища были и административными центрами:

обычно в холмовых укреплениях размещались общественные учреждения и жили представители знати, в чьих руках были сосредоточены денежные средства, военная и административная власть.


Керамика — под стать жилищным условиям. Посуда изготавливается вручную. Это тоже в основном горшки. Единственным украшением являются неглубокие вдавления на ободке. Или ряд точек, нанесённых на горлышко. Эти уж, видно, эстеты лепили.
Погребальный обряд - в основном трупосожжение, совершавшееся на стороне. Остатки кремации помещались в небольших ямках. Нередко пепел собирали в урны — собственно, в горшки. В дальнейшем, однако, — в VI — VII веках — по непонятной причине в пражско-корчакской культуре распространяется курганный обряд погребения. Он даже выделяет эту группу из других близких к славянской культур.
Но как бы это всё ни убого выглядело в наших глазах, современники были далеки от презрительных оценок. Напротив, византийский автор VI века Маврикий Стратег сообщает, к примеру, что славяне —

– обладали большим количеством различного скота, и их дома были набиты зерном, в основном пшеницей и просом.

Кто были эти славяне? Какими качествами обладали, чтобы стать основой громадного и влиятельного суперэтноса? За счёт каких свойств своей природы создали несколько интересных цивилизаций?
Начнём с устройства их общества.
Собственно, в основе своей оно мало отличалось от других варварских обществ. И как видно на основе археологических изысканий, представляло собой типичную для индоевропейских цивилизаций модель:

В основе всего стоял свободный землепашец — смерд (от общеславянского smirdz , которое, вероятно, идёт от арийского mard — «мужчина»). [102]

Аналог уже упоминавшимся –

– leudis — свободный муж — человек

И фундамент главной первобытной дихотомии «мы, люди», и «не мы, другие».
Социальная организация этих свободных мужей-смердов базировалась на роде. Это была основа всего, гарантия жизни и свободы, экономическая база и социальная страховка.
Правда, за это и ты принадлежал роду со всеми потрохами. Был обязан на него работать, был обязан подчиняться его правилам и решениям, должен был отдавать ему всего себя и при необходимости — всё своё.
Род тобою управлял, род тебя судил. Но род тебя и защищал. Именно на его кровную месть ты мог рассчитывать. Все родовые общества на этом стоят:

Убьеть мужь мужа, то мьстить брату брата, или сынови отца, любо отцю сына, или брату чаду, любо сестрину сынове; аще не будеть кто мьстя, то 40 гривен за голову. [264]

И, собственно, подобное положение вещей люди тогда воспринимали не только как должное — других-то вариантов общественного устройства всё равно не было, — но и с радостью. Ибо — дальше смотри пункт о социальных и экономических гарантиях. Одиночки тогда выжить не могли по определению. Одиночка был никто и ничто. Он мог быть сколь угодно силён физически, но что он сделает с десятком нападающих? И за него некому было бы встать, за него некому было мстить. Наконец, в одиночку как мог он себя прокормить? Даже землю один не вспашешь — нужен как минимум брат или сын, чтобы тянуть соху, или, как минимум, женщина, чтобы направлять лемех. И если род от тебя отворачивался, ты был беззащитен физически, ничтожен юридически и безнадёжен экономически. «Изгой», «выродок» — это и сегодня, в нашем обществе, остаётся довольно негативным определением.
Да, периодически люди из рода уходили. Обычно лишь тремя путями. Выделиться из рода на основе взаимного согласия со своим хозяйством и, по сути, с собственным новым родом. Раз. Переехать в город, если твой экономический потенциал это позволял (скажем, ты гончар товарнообильный или кузнец тонкодельный). Два. Уйти в армию, в племенную или чужую дружину. Три.
Роды состояли из семей и, скорее всего, населяли эти маленькие веси-деревеньки в 8 — 20 домов. А близкие роды и образовывали — во всяком случае, первоначально — те самые «задруги», «верви», «соты».
На уровне вервей уже формировались административные и промышленные прослойки. Первая воплощалась в старейшинах и аппарате их совета. Вторая — в ремесленниках, обслуживающих уже не род, а всю округу, кузнецах, гончарах, ювелирах и т.п. Возможно, на этом уровне существовала также и прослойка тех, кто специализировался на вывозе и обмене излишков продукции, то есть на торговле. Но для уверенности в этом не хватает археологических данных. По данному времени.
Вне — но на этом же уровне — стояло и низовое звено служителей культа и их аппарата. Возможно, в составе этого аппарата был лишь мальчонка, что зажигал костры на требище — но тем не менее предания и легенды зафиксировали для нас такую структуру. К тому же волхвам действительно нужны были ученики.
Есть также данные, что в задругах существовали некие ватажки воинских людей. Это не воины в полном смысле слова, но именно небольшие группы вооружённых молодых парней, образовывавших что-то среднее между разбойничьей бандой и наёмной дружиной. Эти ватажки на лето уходили в свои лагеря в горах или лесах, где предавались воинским утехам и нападениям на чужие верви и земли. Свои же сородичи им отчисляли известную долю общественного продукта на содержание, за что ожидали защиты от нападений чужих лихих людей.
Возможно и даже вероятно, что из таких ватажек и сформировались те дерзкие дружины славян, что так быстро дали Империи возможность оценить свою боеспособность.
Роды и семьи нередко владели несвободными людьми — рабами и холопами. Особенно в эпоху славянской экспансии, когда пленных выводили десятками тысяч. Старославянское «рабъ» идёт от индоевропейского *orbu — работать. Нынешнее немецкое arbeiten — работать — того же корня.
Раб, как и во всех рабовладельческих обществах, был говорящей вещью, не более. Он не имел права на личную собственность и даже на создание семьи. Но синхронные авторы отмечали относительную гуманность устроения раба в славянском обществе. По сути, это был просто работник, слуга, разве что не на жалованье. Нередко рабов даже рассматривали как членов семьи, только с ограниченными правами. У них существовала возможность выкупиться на волю, «выработать» её. Или заслужить. Рабы и пленные, как мы видели, входили даже в состав личных боевых дружин богатых сородичей.
Впрочем, точно так же легко и патриархально раб мог быть принесён в жертву, когда надо было срочно сбегать к богам и донести до них просьбу рода или племени. Опять же и перед решительной битвой оное сделать было небесполезно. После победы — сами боги велели. А после поражения — тем более. Правда, приканчивали прежде всего пленных. Но кто такой пленный, как ещё не получивший ошейника раб?
Задруги, верви и прочие общины формировали племя. Структуру, в которой люди связаны общим языком, обычаем, законом и управлением.
Внутри племени формировалась племенная административная, военная и религиозна аристократия. Уже в источниках VI века при описании славян использовались термины: rex — «король», dux, princeps — «герцог, правитель», primi, primores, priores — «выдающиеся люди».
Знать, естественно, обладала заметным материальным преимуществом по сравнению с простыми свободными мужами. «Богатый» и «убогий» пошло не от «бога», а от индоевропейского корня *bhag — доход, собственность.
Тем не менее, эта аристократия ещё не полностью конвертировала богатство в личную власть. Прокопий пишет, что у славян было не единовластие, а демократия:

Эти племена, славяне и анты, не управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве, и поэтому у них счастье и несчастье в жизни считается делом общим. И во всём остальном у обоих этих варварских племён вся жизнь и законы одинаковы. <…> Образ жизни у них, как у массагетов, грубый, без всяких удобств, вечно они покрыты грязью, но по существу они не плохие и совсем не злобные, но во всей чистоте сохраняют гуннские нравы.


Ну, и последнее, что вызывает споры — культура.
Сегодня, пожалуй, трудно с уверенностью судить, насколько грамотными были славяне. Некоторые — определённо. В условиях живейшего соприкосновения с христианской цивилизацией иного просто не могло быть.
Что касается, так сказать, «глубинных» племён, например, на Волыни, то тут можно рассуждать только по аналогии. Языческая культура кельтов была очень развита, а знания друидов вызывали восхищение, связанное с ужасом, даже у цивилизованных римлян. Однако из чисто сакральных побуждений друиды не развивали письменность, но передавали свои знания изустно. Нет причин думать, что славянские языческие волхвы поступали иначе. В конце концов самая грамотность, самый алфавит изначально появились как светские отблески сакральных занятий, как некая «конверсия» сакральных производств для повседневных нужд.
Но культура не сводится только к грамотности. Например, мы уже говорили о кривичской крепости в Любше, что возле Ладоги. С точки зрения первоначальной географии славянской культуры она расположена аж за краем мира, куда ворон и костей не заносил. Но эта крепость на краю славянской ойкумены является зеркалом провинциально-римского фортификационного искусства дунайского лимеса. А это – культура, и высокая!
Таким образом, легко определяется скорость славянского культурогенеза, причём, подчеркну, на периферии тогдашнего цивилизованного мира. Где культурное влияние могли оказывать только стоявшие на более низкой ступени развития финские «индейцы»-охотники. За двести лет славяне от землянок и дротиков дошли до специализированного производства и почти современных деревенских домов. От нищеты и лепных горшков — до ювелирного производства.
Ну, а судить, насколько это вписывается в тогдашний европейский культурный уровень, по этому факту может каждый.
Subscribe

  • Русские среди славян

    3.3. Но и их – встраивали! Уже известный нам Торольв из "Саги об Эгиле" – не совсем "транзитник". Он – сборщик дани от имени своего конунга. Но…

  • Русские среди славян

    3.2. Как налаживаются контакты… Конечно, команда среднего норманнского корабля была в состоянии захватить любую местную деревеньку, а то и городище.…

  • Русские среди славян

    А с будущей челядью как быть? Нет, безусловно, за девками с парнями, положим, поохотиться можно. И даже с успехом. Если неожиданно и изгоном.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment