Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские - покорители славян. Глава 3.6. Соседи


Южнее разворачивавшихся вокруг Ладоги и призвания русов событий происходили в это время другие события. И они тоже оказали немало влияние на процесс зарождения и созникновения русского государства.
А потому полезно будет ознакомиться с теми племенами и народами, что жили по соседству с пространством, где, согласно летописям, началась Русь.
Начнём со славян. С других славян.

3.6.1. Другие славяне

Южнее и западнее словен и кривичей располагались балты. Но они практически не приняли участия в сложении Древнерусского государства. Разве что пассивное: к ним пришли, и они дали дань и девушек. А вот славянские и славяноязычные племена приняли в рождении Руси гораздо более активное участие.
Рассмотрим их.
Но сначала в целом – о появлении славян на территории будущей Руси.
Напомним то, что оказалось выясненным в предыдущей книге. В относительно короткий исторический промежуток славяне различных племё заняли и хозяйственно освоили Чехию, Словакию, Польшу, Белоруссию, Украину, во взаимодействии с суковско-дзедзицкой группировкой Восточную Германию, Венгрию, Румынию, Австрию, часть Северной Италии, все Балканы, Грецию, острова Греческого архипелага, часть Малой Азии.
Такой активный их натиск славян по всем азимутам объясняетс прежде всего тем, что все эти неожиданно распространяющиеся славянские агрессоры представляли собою всего лишь относительно небольшие дружины и войска охочих к риску, блуду и добыче мужчин. А массу населения, собственно базу их, составляли не славяне по крови, а просто покорённые местные же жители. Логичным образом отдавшие предпочтение не сомнительному удовольствию посидеть на колу, а продолжению жизни – хоть и в новом этническом статусе. И таким образом лучше всего объясняется большое разнообразие славян – они попросту впитывали многое от тех, на кого нападали, среди кого селились, кого подминали.
Спусковым крючком процесса переселения некоторых славянских родов и племён на будущую Русь стали авары, которые около 550 года появились в европейском историческом пространстве.
Сначала они обрушились на Дунай, где в 561 году под руководством кагана Байана-Баяна столкнулись с антами и повели с ними долгую и изнурительную борьбу. Длилась она 40 лет, но закончилась полным уничтожением антов и вынесением их из истории ногами вперёд.
И со славянами авары не поладили. Война с ними также закончилась, в общем, победой авар. Но, в отличие от антов, славяне не были истреблены, а вошли в состав аварского каганата - правда, в качестве оккупированного, бесправного, угнетённого населения. Это и символизирует знаменитый и прелестный рассказ из «Повести временных лет»:

В си же времена быша и обре, иже воеваша на цесаря Ираклия и мало его не яша. Си же обри воеваша на словѣны и примучиша дулѣбы, сущая словѣны, и насилье творяху женамъ дулѣбьскымъ: аще поѣхати бяше обрину, не дадяше въпрячи коня, ни волу, но веляше въпрячи 3, или 4, ли 5 женъ в телѣгу и повести обрина, и тако мучаху дулѣбы. Бяху бо обри тѣломъ велицѣ, а умомъ горди, и потреби я Богъ, и помроша вси, и не оста ни единъ обринъ. И есть притча в Руси и до сего дни: погибоша аки обри, ихъ же нѣсть ни племене, ни наслѣдка..

И в дальнейшем славянам приходилось грустно. В хронике VII века, составленной Фредегаром, это ярко показано:

Авары (источник именует их гуннами) «каждый год шли к славянам, чтобы зимовать у них; тогда они брали женщин и детей славян и пользовались ими. В завершение насилия славяне обязаны были платить аварам дань». Тот же источник сообщает, что когда авары шли ратью против какого-либо народа, они ставили впереди своего лагеря войско славян. Если последние одерживали верх, то «тогда авары подходили, чтобы забрать добычу», если начинали терпеть поражение, то авары шли на подмогу и вынуждали сражаться с новой силой.

В результате, как уже сказано выше, множество славян предпочли уйти в леса, как делали это на протяжении веков. А часть переместилась на территорию будущей Руси, оставаясь в собственном племенном ареале. Как, например, те же несчастные дулебы.
Дело в том, что дулебы – кем бы они ни были – территориально протянулись от Чехии до Волыни. О первом говорят средневековые письменные памятники –

- фиксируют разброс славянских дулебов – на Волыни, в Чехии, на верхней Драве, на среднем Дунае между озером Балатон и р.Мурсой… Все эти группы дулебов, как показывают археологические материалы, восходят к пражско-корчакскому культурно-племенному кругу.


О втором говорит русская летопись, которая однозначно помещает дулебов туда, -

- кде нынѣ волыняне.

В то же время, из данных самого надёжного нашего друга – археологии – следует, что волыняне – это чистые наследники пражко-корчакских древностей, перешедших затем в лука-райковецкие.
Таким образом, дулебы предшествуют волынянам – уже летописным представителям пражско-корчакской культуры. А летописные волыняне, в свою очередь, археологически представляют один массив с летописными древлянами и полянами.
Об этом можно судить и по такому важному признаку как женские височные кольца.
Как утверждают археологи, в самом начале славянской эры наибольшее распространение на славянских территориях получили эсоконечные кольца. В свою очередь, они делятся на две группы:
1. проволочные (или дротовые) кольца разного диаметра, один конец которых завит в виде латинской буквы S.
2. более массивные, полые, часто орнаментированные, завершающиеся таким же завитком.
Эти группы имеют различные ареалы. Вторая тяготеет больше к балтийскому Поморью и, собственно, поморской часто и называется. А вот первая имеет больше отношения к нашей теме «русских» славян:

Анализ территориального размещения находок рассматриваемых украшений даёт все основания связывать их с пражско-корчакской культурно-племенной группой славян… Наибольший сгусток эсоконечных проволочных колец приходится на области расселения этих славян. При этом немалое число находок сделано в землях южных славян, но исключительно в тех местностях, в освоении которых участвовали славяне рассматриваемой… группы.
Ещё более отчётливо это видно в восточноевропейском ареале. Здесь основная масса эсоконечных украшений встречена в пражско-корчакском регионе и в землях, заселённых… волынянами, дреговичами и полянами. За пределами этой территории зафиксированы лишь единичные, разрозненные находки таких колец, которые можно связывать с древнерусскими переселенцами из областей проживания славян, вышедших из пражско-корчакского ареала.


Добавим в эту картину лишь один штришок –

- материальным свидетельством аварского периода стали находки, относимые к VII веку, на городище Хотомель в Белоруссии и в Мартыновском кладе в Поросье элементов железных доспехов аварского типа –

- и пейзаж можно считать законченным. На нём даже и взыскательный зритель увидит совмещение пражско-корчакских древностей, эсоконечных височных колец и военно-технических связей людей из этого ареала с аварами. Нет, я не хочу сказать, что именно какой-то аварин добрался до Хотомеля на упряжке из дулебских красоток, а тут местные пуритане радикально изменили его отношение к сексуальным занятиям. Нет, доспехи вполне могли принадлежать доброму славянскому парню, что когда-то отправился за лучшей долей в войско кагана. А через какое-то время вернулся мужественным красивым воеводою с горячащим девичьи сердца шрамом на лице. Но так или иначе, видно: «праго-корчакцы», которые - славяне в «узком» смысле, носили эсоконечные кольца на территории вплоть до Поросья. Где мы фиксируем и их материальную связь с аварским миром.
Кстати, об этом же говорят вновь и височные кольца. Они часто встречаются в поздних славяно-аварских захоронениях. То есть снова возникает аллюзия на эти самые игры в понигёлз – словно муж-аварин вносил в облик жены некий элемент, символизирующий её покорность ему. Как покорность лошадки, на которую надеты трензеля. Не отсюда ли затем и мода пошла? – доблестным славянским мужам, что на протяжении аварской эры участвовали в боевых походах, включая такой героический эпизод как штурм Константинополя, тоже, поди, лестно было укрепить на своих жёнах знак покорности…
Как бы то ни было, мы имеем на территории России не только славян вообще, не только потомков венедов, но и славян в «праго-корчакском» смысле. И значит, те племена, которые мы найдём вышедшими из «узких» славян, будут не только подлинно славянскими по происхождению, но и местными, ни с какого Дуная не пришедшими. И значит, аварские художества с дулебскими женщинами затронули непосредственно население будущей столичной области Древней Руси. И потому по меньшей мере часть дунайских славян неизбежно должна была попытаться найти избавление от аварского угнетения среди родственного населения не затронутых врагом дальних лесных палестин.
История височных колец позволяет задуматься и ещё об одном обстоятельстве. Дело в том, что если судить по карте распределения их находок по типам, то мы увидим сразу несколько парадоксальных областей. Не везде известные «типажи» колец совпадают с местом жительства тех племён, которым они должны бы принадлежать. Например, ромбощитковые височные кольца новгородских словен сформировались, как уже говорилось, не в районе озера Ильмень, а в Смоленской области. А вот, скажем, заметная компактная «колония» эсоконечных колец В.В.Седовым указывается в районе Ростова Великого, на Северо-Востоке Руси. А значит, кольца для нас становятся не только относительно надёжным для такой давней истории этническим маркером, но ещё и показателем движений племён или их частей. А главное – показателем их формирования! Потому что от Праги до Ладоги дошли не «узкие» славяне – даже несмотря на то, что сохранили своё племенное имя. А те из них, кто ранее зачем-то сделал остановку под Смоленском. И приобретал соответствующие этнические влияния и изменения.
Дулебы, не дулебы, но на Руси, в лесостепной части правобережной Украины – всё в той же лесостепной! – славянская пражско-корчакская культура к началу VIII века постепенно трансформировалась в лука-райковецкую.
Почему – не очень ясно. Я имею в виду – с точки зрения чисто археологической. Ни завоевания, ни смены этноса. Даже поселения VIII–IX веков по топографическим условиям не отличаются от прежних. Правда, число их растёт, растут их площади. Значит – увеличивается и население, значит – налицо и рост экономики.
Да, и землянки, наконец, начинают – правда, только начинают – уступать место срубным жилищам.
По керамике чёткой грани лука-райковецкой посудой и пражско-корчакской тоже не отмечается. Постепенное развитие к более профилированным сосудам. Появляются узоры и орнаменты. В IX веке появляется и посуда, изготовленная на гончарном круге.
По не очень понятным причинам в IX–X веках курганные погребения –

- полностью вытесняет захоронения в грунтовых могильниках.

Но тут тоже – никакой особенной смены ориентиров – курганная обрядность начиналась ещё у «праго-корчакцев». Сейчас эта обрядность победила. Возможно, местный языческий патриарх провёл церковную реформу…
То есть налицо тот редкий для нашей кипящей истории случай, когда одна культура эволюционировала в другую просто под влиянием экономического развития.
А может быть, в этом и дело? Я уже писал о том, что впервые за долгие века на эти лесостепные земли никто не вторгался ни с юга, ни с запада. Авары – не в счёт, с ними к VIII веку как-то сжились. Да и слабели они.
И народ просто зажил! И что характерно - лука-райковецкая культура получила распространение только в восточной части пражско-корчакского ареала. От верхнего течения Западного Буга до правобережья Киевского Поднепровья. Ещё бы! Там, на западе и юго-западе, бьются. Теряют и приобретают. Покоряют и покоряются. А здесь – живём, братья! Кто же на ны? Когда нет тут никого, кроме ны…
А рост населения и экономики привёл к ещё одному закономерному явлению. Люди начали осваивать пространства, уже не слишком близко друг от друга строя свои «соты» задружные. Расходятся по рекам, по поймам, расширяя свои пространства… и в то же время оставляя их между собой.
И вот мы начинаем видеть неравномерное распределение лука-райковецких памятников. А затем на месте различных областей их концентрации – появление различных племён.
Подметивший это В.В.Седов указывает на –

- четыре более или менее крупных региона концентрации памятников, отделённых друг от друга незаселёнными лесными или болотистыми пространствами:
1) верховья рек Буга, Стыри и Горыни;
2) бассейны рек Тетерева и Ужа;
3) среднее течение Припяти (округа Турова);
4) киевское поречье Днепра с Ирпенью и устьем Десны.


И эта археология стыкуется с летописными племенами:

Так, первый регион в общих чертах совпадает с областью волынян. Скопление памятников VIII–IX вв. в верховьях Ужа и Тетерева соответствует коренной территории древлян. Группа памятников VI–IX вв., сосредоточенная в той части Припятского Полесья, где позднее был основан племенной центр дреговичей – Туров, надёжно связывается с ранними дреговичами. К полянам должен быть отнесён регион правобережной Киевщины.


Почему обособились? А потому, что между реками водоразделы, лесами густыми укрытые. Порядочному человеку там и делать нечего: пахать неудобно, воды из ручьёв не наносишься, а каботажная торговля по рекам как раз приречных поселений и требует.
И между людьми словно вырастают пустынные лесные пространства…
Но только преувеличивать разницу между племенами не следует. У них, прямых и непосредственных наследников пражско-корчакских славян, кольца практически одинаковые:

В курганах волынян, древлян, полян и дреговичей нередко встречаются эсоконечные кольца, которые… были характерны для славян раннесредневекового образования, вышедшего из пражско-корчакского культурного круга. В тех же курганах обычны и полутораоборотные височные кольца… которые следует рассматривать как этнографический маркер юго-западной группы восточных славян.

Едины не только кольца:

Ещё А.А.Спицын в работе, положившей начало археологии восточнославянских племён, писал о полном единстве элементов обрядности и вещевых инвентарей курганов IX–XII вв. этой группы племён. Действительно, этнографические черты женского убранства волынян, древлян, полян и дреговичей бесспорно общие. Для всех этих племён свойственны простота и скромность украшений, отсутствие шейных гривн, нагрудных привесок, малочисленность браслетов и перстней и малочисленность перстнеобразных височных колец общеславянского облика. Только крупнозернёные металлические бусы в составе шейных ожерелий выделяют дреговичей среди иных племён юго-западной группы.

Итак, вот они – первые из списка «подлинных» славян по «Повести временных лет». Более «настоящих» уже не найти – прямые потомки и наследники «праго-корчакцев». Причём именно по культурной преемственности – и височные кольца, и посуда, и жильё, и легенды о том, что авары творили с прабабками…
Tags: Русские - покорители славян
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments