Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские - покорители славян. Глава 3.6. Соседи. 3.6.1. Другие славяне

Поляне

Что ж, начало этой исторической традиции положил ещё автор «Повести временных лет». Именно он первым вывел как «мужей смысленных», от которых, собственно, Русь и «стала есть»:

…а были те мужи мудры и смыслены, и назывались они полянами, от них поляне и доныне в Киеве…

С тех пор множество народу чуть ли не наперегонки именно полян записывают в «отцы» Земли Русской. Ой, нет! Даже больше! Недавно как раз прочитал что-то вроде: об этом народе слышали даже в Сирии, где было записано его имя hros. И дальше – обычный набор из мантр про народ «Рош», которым пугали пророки, про гигантских великанов, про героев штурма Константинополя и проч. И всё - поляне… Точнее, русы. Ибо поляне – русы и есть. У них рядом речка есть, Рось называется. И город у них – Киев. А город Киев, как известно, столица Руси. Значит, кто Русь создал?
Вот один из значительнейших исследователей этой темы А.Г.Кузьмин так и писал:

Поляне выступили инициаторами создания второго союза восточнославянских племён на среднем Днепре. Легенда, записанная в «Повести временных лет», рассказывает о полянском князе Кие, основателе Киева (по одной из версий, приблизительно 5-ый век н.э.). Поляне первые среди восточных славян стали использовать название «Русь».


Словом, немало нынешних историков вкупе с древним летописцем хотят внушить нам мысль о центральной, государствослагающей роли полян в генезисе Древней Руси.
А что не так?
А вот что не так.
Во-первых, знаменитая «легенда о князе Кие» вообще-то на удивление коротка для столь глобальных выводов, которые из неё постоянно черпают:

Инии же, не вѣдуще, ркоша, яко Кий есть перевозникъ бысть, у Киева бо перевозъ бяше тогда съ оноя страны Днепра, тѣмь глаголаху: «На перевозъ на Киевъ». Аще бо былъ перевозникъ Кый, то не бы ходилъ къ Цесарюграду. Но сий Кий княжаше в роду своем, и приходившю ему къ цесарю — не свѣмы, но токмо о сѣмъ вѣмы, якоже сказають: яко велику честь приялъ есть от цесаря, которого не вѣмъ и при котором приходи цесари. Идущю же ему опять, приде къ Дунаеви, и възлюби мѣсто, и сруби городокъ малъ, и хотяше сѣсти с родомъ своимъ, и не даша ему близъ живущии; еже и донынѣ нарѣчють дунайци городище Киевѣць. Киеви же пришедшю въ свой городъ Киевъ, ту и сконча животъ свой, и брата его — Щекъ и Хоривъ, и сестра ихъ Лыбѣдь ту скончашася.

Какие информемы мы можем вытащить из-под этих слов?
Мог Кий ходить на Царьград? Мог, конечно: киевляне-поляне археологически – часть той культуры, что нам известная под именем пражско-корчакской, хоть и её далёкая восточная окраина. И как часть славян в «узком» смысле тогдашние жители будущей Киевщины вполне могли участвовать в славянских разбоях в Византии. Не родом, конечно, - какой уж там род против Длинных-то стен? Но в составе большого войска – отчего бы и нет?
А когда это могло быть?
У нас есть несколько свидетельств на этот счёт:

502 г. Нападение славян на Византию.

С этим сообразуется клад монет времён императора Анастасия I (498 – 518 гг.) в древнейшей части Киева (Замковая гора).

550-551 Славяно-византийская война, в результате которой первые заняли Фракию и Иллирик и даже захватили Длинные Стены (огороженный пригород Константинополя). Против них действует полководец Герман.
559 Нападение славян на Константинополь в союзе с гуннами-кутригурами.
585 Славяне ещё раз прорываются через Длинные Стены.


С этим сообразуется находка византийских монет времён императора Юстиниана I (527 – 565 гг.) в районе той же Замковой горы.
Наконец, -

626, 29.6 Нападение аваров и их союзников «скифов-русов» - славян - на Царьград.


Этот эпизод известен как по старославянским источникам XV-XVII веков, так и по древней грузинской рукописи 1042 года «Осада Константинополя скифами, кои суть русские». Восходят эти документы к византийской повести, написанной в VII веке очевидцем и современником событий Феодором Синкеллом.
Вот как это выглядело.
29 июня 626 года к стенам Константинополя подступил с войском аварский каган. Долгое время – месяц - авары стояли вокруг города, то ли кого-то ожидая, то ли серьёзно готовясь к штурму. Скорее, первое: напротив города, в Халкедоне, стояла союзная персидская армия. Но не на чем было её перевезти. А потому ждали славян с лодками-однодеревками или, по-гречески, моноксилами.
Наконец, те подошли. Подошли своеобразно – перетащили лодьи волоком, ибо в Босфоре стоял византийский флот.
Затем, 3 августа, отцы-командиры аварские то ли отправили славян к азиатскому берегу за персами, то ли приказали им атаковать город с моря, пока основная армия лезла на стены с суши. Но ничего хорошего из этого не вышло: подошёл греческий флот и всех перетопил. Выживших и выплывших мореманов-неудачников разозлённый каган приказал перебить. В назидание.
В каком из этих походов мог быть Кий, чтобы «велику честь приять от цесаря»?
Наверное, этого нам уже никогда не узнать. Как, впрочем, и того, не были ли те монетки – и ещё какая-то смутная керамика – простым продуктом простого торгового обмена. А не частью военной добычи. Можно лишь предположить, что после аварского афронта 626 года едва ли какой-нибудь подчинённый им славянин мог подумать о строительстве собственного городка на Дунае.
Мог ли он это попытаться сделать ранее – если участвовал в предыдущих походах? Почему нет? Как мы знаем, славяне тогда много земель и городов позахватывали. Вот только с чего бы Кию, даже в случае сопротивления «местных», в далёкий Киев возвращаться? Империя – вот она, лежит. Денег ты захватил достаточно, чтобы задуматься даже о строительстве собственного города. Какие-то переговоры провёл с самим императором. И после этого – обратно, в «лес и бор велик»? Ой, не верится…
Тем более, если знать ещё одну маленькую деталь.
Киева не было.
Нет, княжеский центр, государственный пантеон, яркие находки – это всё было. Только не в искомое время. А сильно позже. Ибо вплоть до Х века на месте будущей столицы существовало лишь несколько маленьких посёлочков. Даже не городского типа.
Исследователь киевских археологических памятников М.К.Каргер отмечает, что в соответствии с легендой о трёх братьях существовали на территории города несколько (не менее трёх) «самостоятельных поселений VIII-X вв.». Эти самостоятельные поселения лишь в конце X в. объединились в один город. И тогда-то это ещё тоже никак не тянет на столицу могучего союза племён:

Археологические наблюдения подтверждают представление о небольших размерах первоначального города. Об этом свидетельствуют остатки древнего рва поблизости от Десятинной церкви. Этот ров и предполагаемый земляной вал ограждали Киев VIII-IX вв.
В этом же районе были обнаружены плохо сохранившиеся землянки того же времени.


При этом эти поселения не имели ещё будущего прибрежного квартала - «Подола», и -

- рост города как центра торговли и ремесла целиком падает на позднейшее время и только начинается в IX-X вв.

То есть уже при русах, после захвата Киева князем Олегом.
Но, возразит информированный читатель, а как же известная раннесредневековая армянская «История Тарона», содержащая сказание о трёх братьях — Куаре, Мелтее и Хореане, основавших город в далекой стране Палуни?
Да, действительно у нас есть интересное свидетельство армянского автора Зеноба Глака, записанное не позднее VIII века (возможно, даже в VII в.):

И дал власть трём их сыновьям — Куару, Мелтею и Хорану. Куар построил город Куары, и назван он был Куарами по его имени, а Мелтей построил на поле том свой город и назвал его по имени Мелтей; а Хореан построил свой город в области Палуни и назвал его по имени Хореан. И по прошествии времен, посоветовавшись, Куар, и Мелтей, и Хореан поднялись на гору Каркея и нашли там прекрасное место с благорастворением воздуха, так как были там простор для охоты и прохлада, а также обилие травы и деревьев. И построили они там селение…


Очень похоже на запись в ПВЛ, не правда ли? Вот только, если быть объективным, ничего кроме некоторой похожести и не увидишь. Зато как задумаешься о возможности информационного обмена между Поднепровьем и Арменией в VII – VIII веках, то цена этой «похожести» немедленно упадёт до величины, близкой к нулю. Зато мало ли историй о трёх братьях-основателях ходило и ходит по миру?
Кроме того, можно вспомнить по меньшей мере о десятке различных «Киевов», «Киевцев», «Кёвов», что разбросаны по Европе в местах расселения славян-«праго-корчакцев». В Польше, Болгарии, Венгрии. Почему бы той же дружине «Кия», что воевала Царьград, не занести на обратном пути на Днепр историю про Киев на Дунае – современный Кёве в Венгрии?
Но в целом это всё же - деталь. Повторюсь: почему бы хорошему воину с Днепра не поучаствовать во главе своей дружины в штурме Царьграда? И неважно, как назывался его город. Это вопрос не главный.
Главный вопрос: ну и что?
Какое это имеет отношение к основанию Древнерусского государства? Ведь, повторимся, даже наличие модного парня по имени Кий, который вёл переговоры с самим императором Византии, ничего нам не даёт для рождения Руси. Коли уж этому парню не удалось даже столичный город отстроить – о каком строительстве государства мы можем вести речь?
Но хорошо, примем версию про полян, от которых пошла Русская земля, в качестве гипотезы. А куда деть остальных – северян, радимичей, древлян, вятичей и десяток других племён? Точнее – куда они делись?
Их завоевали поляне? Вроде бы нет. Даже летопись до такого смелого утверждения не поднимается. Она говорит о «примучивших» всех вокруг русских князьях.
Может быть, славянские племена добровольно пришли под руку полян? Разорванный меж берёзками киевский князь и спалённый в отместку древлянский город Искоростень являются крайне яркими примерами несомненно братской любви.
Но это были уже русы и русский князь, а до них такой союз мог и существовать, скажет вдумчивый оппонент. Ну, ежели эти суровые древлянские мужики сотворили такое с предводителем несомненно сильных русов, только что дважды ходивших на Царьград, - то с какой радости им идти под руку сидящих в традиционных славянских полуземлянках полян? Таких же по правам и возможностям, как они?
Может быть, поляне и были этими русскими князьями? Нет, тот же свидетель – летопись – утверждает, что поляне не были русскими князьями. А русские князья к ним пришли и подняли их с полного ничтожества:

И бяста у него два мужа, не племени его, но боярина, и та испросистася къ Цесарюграду с родом своимъ. И поидоста по Дънепру, идуче мимо и узрѣста на горѣ городокъ. И въспрошаста, ркуще: «Чий се городъ?» Они же ркоша: «Была суть три братья — Кий, Щекъ, Хоривъ, иже сдѣлаша городъ сий, и изъгыбоша, а мы сѣдимъ род ихъ, и платимы дань козаром». Асколдъ же и Диръ остаста в городе семъ, и многы варягы съвокуписта и начаста владѣти польскою землею, Рюрику же княжящу в Новѣгородѣ.

Мы, конечно, можем, как некоторые наши историки и энтузиасты, не верить в этом вопросе летописи. Но поскольку это всё-таки «показания» одного свидетеля, то надо уж определиться – либо мы ему верим, либо нет. А то часто получается: «здесь верю, а здесь – не хочу». Либо у нас от полян есть пошла русская земля – либо всё-таки некие русы пришли, захватили их столицу и избавили их от дани хазарам. То есть, в нынешних понятиях, взяли под собственный контроль.
Тогда встаёт другой вопрос. Возможно, славяне просто объединились в одно государство? Вот как северо-американские колонии Англии – собрались и проголосовали. Но что-то среди деятелей той эпохи ничего не слышно об аналоге Джефферсона. А во-вторых, - что могло объединить жителей Ладоги и, условно, Тирасполя? Какие общие цели и интересы? Каково должно было быть политическое содержание этого союза? Ведь он всегда создаётся против кого-то. В некоторых случаях – даже против друг друга. Чтобы союзничеством обеспечить «непревращение» партнёра во врага.
С кем же воевали тогда славянские племена будущей Руси, чтобы хотеть такого союза? Ведь даже варягов ещё не было. Кроме тех случаев, когда славяне сами выжигают венедов, балтов или кривичей, - что-то ни о какой угрозе им, заставляющей объединиться в союз, археология не свидетельствует…
И, простите, коли уж предположить такое объединение - отчего на учредительный съезд не прибыли вятичи, которых пришлось ещё примучивать до Х века? Или вятичи не хотели добровольного объединения, раскольниками были? Тогда кто их покорил в конечном итоге? Опять поляне?
Итак, никакого способа создания государства, принятого в те – да и наши – века, поляне не демонстрируют. Ни завоевания, ни привлечения, ни объединения под своею эгидой.
Да и кто они такие были, чтобы на это претендовать?
Нет, с одной стороны, почему бы и нет? Летописец – автор «Повести временных лет» про них пишет весьма хвалебную оду:

… бяхуть бо мудрѣ и смыслени, и нарицахуся поляне, от нихъ же суть поляне — кияне и до сего дни.…

Поляне бо своихъ отець обычай имяху тихъ и кротокъ, и стыдѣнье къ снохамъ своимъ и къ сестрамъ, и къ матеремъ своим, и снохы къ свекровамъ своимъ и къ дѣверемъ велико стыдѣнье имуще..


Золото, а не люди! Но давайте задумаемся: а что конкретно означает быть стыдливым перед снохами? Матом не ругаться? Голым перед ними не ходить? В носу не ковыряться? А что такое – Великую Стыдливость иметь перед свекровями и деверями? Нет, тут уж точно – голой перед мужниным братом не шлёндрать. А перед свекровью? Ведь не про покорность мужниной матери речь – а про нечто, связываемое со стыдом.
Вот что нам говорит признанный мудрец – Спиноза – по этому поводу:

«Стыд есть неудовольствие, следующее за поступком, которого нам стыдно; стыдливость же есть страх или боязнь стыда, препятствующая человеку допустить что-либо постыдное. Стыдливости обыкновенно противополагается бесстыдство…».

С точки зрения истово верующего монаха той раннехристианской эпохи (каким был летописец) стыдливость была матерью добродетели: если ты не чувствуешь стыда, то делай, что хочешь. Правда, на том свете тебе за это воздастся. А значит, стыдливость – это, как говорят нам философы, -

- отказ от совершения порицаемого, воздержание от совершения чего-либо из страха перед последующим порицанием.


Иными словами, стыдливость равнозначна отказу от греховного и дурного.
А что такое греховное, летописец нам тоже расписал, не тая:

А деревляни живяху звѣрьскымъ образомъ, живуще скотьскы: и убиваху другъ друга, ядуще все нечисто, и браченья в нихъ не быша, но умыкаху у воды дѣвица. А радимичи, и вятичи и северо одинъ обычай имяху: живяху в лѣсѣ, якоже всякый звѣр, ядуще все нечисто, и срамословье в нихъ предъ отьци и пред снохами, и бьраци не бываху в нихъ, но игрища межю селы, и схожахуся на игрища, на плясанья и на вся бѣсовьскыя пѣсни, и ту умыкаху жены собѣ, с неюже кто свѣщевашеся. Имяхут же по двѣ и по три жены. И аще кто умряше, творяху трызну надъ нимь, и посемъ творяху кладу велику, и възложать на кладу мертвѣца и съжигаху, и посемъ, събравше кости, вложаху въ <...> ссудъ малъ и поставляху на столпѣ на путехъ, иже творять вятичи и нынѣ. Си же обычаи творяху и кривичи и прочии погании, не вѣдуще закона Божиа, но творяху сами себѣ законъ.

Судя по этому списку, грех заключается в следующем:
а) жить скотски – что это означает, не разъясняется;
б) убивать друг друга – это понятно;
в) есть нечистое – верно говорят некоторые, что ранние христианские обычаи были во многом аналогом иудейских;
г) воровать девиц и уводить к себе – тоже понятно;
д) не иметь института брака;
е) срамословить перед родителями – чтобы матом не ругались;
ж) игрища между сёлами – ну, бесовство, конечно, нет бы молитовку сказать;
з) сжигать мертвецов – пометим себе, что этот обычай поляне в лице летописца отвергают;
и) не ведать закона Божьего и
к) творить его самим.
Пересчитайте, читатель. Не десять ли грехов получится?
Вроде бы сходится. Отсюда можно понять сразу несколько вещей. Не десять заповедей, а тоже очень важных.
Первое.
Поляне – те, кто явно утратил обычаи родового быта и заменил их на семейные. Глава рода в этом описании явно утратил функции владыки и начальника. Стесняются уже не его, стесняются, по меткому определению В.И.Ключевского, «домовладыку». Отца семейства. И стараются не нарушать уже новых, семейных правил и запретов.
Так, стеснительность перед снохами – это очевидный эвфемизм для пожелания (да, именно так, ибо пожелание это даже и в прошлом веке часто не исполнялось, пока большевики патриархальную деревню не искоренили, заменив колхозами) - для пожелания, в общем, чтобы глава семейства не требовал от жён сыновей сожительствовать с собою. То есть сноха должна быть неприкосновенна в идеальном обществе полян.
Аналогичным образом неприкосновенна жена брата. Если с ним что случится, её уже нельзя брать второй женою. Это уже стыдно.
Второе.
Поляне – те, кто больше не воюет родовым ополчением. Это – следствие пункта первого. Распад родового права в пользу семейного вызывает необходимость создания права общественного. Семьи должны как-то договариваться между собою по общим интересам. В условиях раннего средневековья такой «общественный договор» мог происходить только на основе воли и… воли некоей вооружённой верхушки. Сложившейся либо в процессе развития военной демократии в наследственную родовую, а затем и межродовую власть, либо в результате захвата власти внешней вооружённою же силою. А значит, у полян вместо ополчения общинников должна была существовать регулярная княжеская дружина. Что нам и пытается внушить летописец, вспоминая баснословного Кия:

Аще бы Кий перевозникъ былъ, той не бы ходилъ Царюграду, но сей Кий княжаше в роде своемъ.

Третье.
Поляне – те, кто не язычник. Они уже, как сказано в летописи же, больше не -

- бяху… погани, жроуще озеромъ и колодяземъ, рощениемъ, якоже и прочии погании.


То есть они не устраивают языческих игрищ, не сжигают мертвецов, не творят закона сами.
Четвёртое.
Поляне – те, кто соблюдает закон Божий. И как следствие из третьего – то есть они христиане. Причём соблюдают они закон истово: не едят запрещённой еды (и/или соблюдают посты), не срамословят, хоронят покойников в могилах, брак заключают официально – то есть через Церковь.
Пятое.
Собственно, вывод.
Полян не было.
Впрочем, не будем неистовствовать. Скажем мягче: ТАКИХ полян не было.
Ибо не могли они быть христианами, коли Киев князь Владимир крестил лишь в 987 или 988 году. И не могли, следовательно, объединить славянские племена, коли те оставались язычниками ещё и во времена нашего христианнейшего летописца.
Не могли поляне обладать такой мощной княжеской дружиной, чтобы её силою объединять вокруг себя племена. Ибо нет археологических свидетельств ни наличия такой дружины, ни соответствующих захоронений.
Наконец, не могли поляне объединить страну вокруг своего княжеского домена, ибо при наличии такового летописец не прикрепил бы к рассказу полузабытую легенду о «боярах рюриковых» Аскольде и Дире, а знал имена собственных князей и историю о том, как они объединили Русь. А не знал бы истории – выдумал, как выдумал историю про Рюрика.
Но об этом – позже.
Хорошо, таких полян не было. А какие были?
И снова возникает лапидарный ответ –
- а никаких не было!
Но мы попробуем этот ответ развернуть.
Tags: Русские - покорители славян
Subscribe

  • Песенка в переводе с древнесеверного

    На тинге кольчуг жатва Хели Снопы собирает для чаек моря травы. Долети ты, чёрный вестник, До родимой стороны, Передай моей невесте - Не приду уже…

  • Папка

    А вот сам Гуди Косматый молчал, глубоко задумавшись. И чувствовалось в этой задумчивости большое сомнение. Если вообще не противоречие… - Что не…

  • Папка

    - А на что нам то место? – вроде бы нейтрально спросил старый Гуди. Вроде бы? Или нейтрально? Если первое, то политически крайне могучий соратник…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments