Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Categories:

Русские - покорители славян. Глава 3.7. Соседи. 3.7.3. Хазары . 2

Вот тут как раз мы и подошли к тем драматическим событиям, которые едва не сломали хребет Хазарскому государству.
В начале IX в. по до сих пор так и не получившим внятного объяснения причинам хазарская верхушка решила принять иудаизм в качестве государственной религии.
Уж чем там иудеи улестили кагана – неизвестно. Местный иудаизм базировался в основном в среде дагестанских «горных евреев» (правда, есть сомневающиеся, что те тогда уже существовали, не были как раз продуктом хазарской имматрикуляции в иудеев),  а у тех вряд ли было достаточно золота и сил, чтобы каган так соблазнился первым и столь боялся последних, чтобы ради лишнего прибытка сменить идеологическую систему государства. Так что, вполне возможно, у Обадии принятие новой религии было действительно вопросом совести. Или долгом дедушке Булану, который во время оно сам иудаизм принял.
Но ещё скорее, что было это изменение культа продиктовано другими, внешними силами. К такому варианту могло подтолкнуть наличие христианства в Византии – а империя не может подчиняться империи, хотя бы и духовно. А ислам принять было невозможно из-за предельно враждебных отношений с арабами и очень непростых – с персами.
Так, во всяком случае, считает большинство историков.
Но я бы сюда добавил ещё два фактора: постоянное бегство евреев, регулярно подвергаемых гонениям в Византии и арабских халифатах, а также многообразные деловые отношения между ходящими по Великому Шёлковому пути рахдонитами и чиновничеством лежащей у них на пути империи. Первый пункт очевиден: при всей ксенофобии иудаизма - в Хазарии иудеям открылся веротерпимый мир наивного почитания Тенгри. Обрати государственную верхушку в свою веру – и во мраке Рассеяния появляется светлое пятно, хоть какая-то замена земли обетованной. Земля, где ты уже не будешь гонимым и преследуемым чужаком. Очевиден и второй пункт: как в Росси нет больших западников, чем таможенники и внешторговцы, так и в Хазарии местные чиновники не могли не иметь взаимовыгодных связей с еврейскими транзитёрами.
Соединились эти два обстоятельства – и дело пошло…
Иными словами, не горные евреи и уж точно не палестинские иудеи, ещё Титом разгромленные и львам-тиграм скормленные, обладали достаточными ресурсами, чтобы сменить идеологию такого государства как Хазария. Зато ими обладали те самые воспетые Львом Гумилёвым евреи-рахдониты, что «держали» торговлю между Европой и Азией.
Как бы то ни было, принятие иудаизма в государственном масштабе произошло в Хазарии при кагане Обадии. По данным арабских источников, это случилось примерно на рубеже VIII и IX вв.
Сначала новую религию принял сам Обадия и его окружение. Как писал позднее каган Иосиф, -

Воцарился из сыновей его сыновей царь по имени Обадья. Он поправил царство и утвердил веру надлежащим образом и по правилу. Он выстроил дома собрания и дома учения и собрал мудрецов израильских, дал им серебро и золото, и они объяснили ему 24 книги священного писания, Мишну, Талмуд и сборники праздничных молитв.

После принятия иудаизма Обадией и его окружением –

- стали стекаться к нему иудеи из разных мусульманских стран и из Рума.

К сожалению для Хазарии, далеко не все согласились с такой модернизацией. Что, в общем-то, можно понять. При всей возможной прогрессивности единобожия по сравнению с язычеством, иудаизм оставался религией сугубо ксенофобской. По сути, истинное единобожие провозглашено было лишь христианством, а Б-г Израилев на деле отличается от языческих национальных божков только одним – наличием себя в единственном числе. И как всякий племенной божок, веротерпимостью он не отличался.
А потому в Хазарии иудейские талмудисты оказались перед крайне непростой проблемой. Хазары, что ни говори, - гои. А следовательно, -

И не роднись с ними: дочери своей не давай его сыну и его дочери не бери для сына своего. Ибо он отвратит сына твоего с пути моего, и будут служить они божествам чужим; и воспылает гнев Господа на вас, и истребит он тебя немедля. (Втор.7:3,4)


И тому подобное. Там много - даже если не обращаться к антисемитским толкованием вырванных из контекста цитат из Талмуда.
Для кагана и его окружения проблему разрешили просто: «доказали» их еврейское происхождение. Теперь они стали «своими». Но для грязных кочевников из «чёрных» хазар такой способ не годился. И до каменных сердец консервативных провинциальных баронов особо не достучишься своим прозелитическим глаголом. Даже если бы хотелось. А хочется не очень, ибо возвращаемся к пункту первому: ни к чему всякого встречного-поперечного лишний раз в состав избранного народа вводить. Иегова ведь не Санта-Клаус, может за подобное так одарить, что и не мечтать лучше…
Вот если бы они все сделали гиюр… Но эти… …שקץ… шекецы… Не хотят! А тогда вступают в дело другие правила – типа:

У тебя нет обязанности помочь нееврею выжить» (Псахим 21б)

А так жить в одном сообществе нельзя. Особенно в столь военизированном, как хазарское.
И вообще -

Земля Израиля пьёт вначале, а весь остальной мир – потом –

- в качестве генерального принципа вряд ли могло нравиться степным корсарам. Пусть это звучит и в переносном смысле, но когда одна часть народа – «Израиль», а другая – нет, такая мысль должна была на «чёрных хазар», кочевников по засушливой степи, действоватьособенно угнетающе...
Вот и получилось в итоге, что вместо объединения многочисленных хазарских народов и верований под одной надёжной Б-жественной крышей, вышло в результате разъединение всего и вся. И отделение правящей верхушки от собственного народа осуществилось, как в России после 1991 года: уже не социально и даже не национально, а – чуть ли не по всем мыслимым параметрам.
Разве что мигалок тогда не изобрели.
А дом, разделившийся в себе, не устоит, как однажды поведало нам знакомое всем учение.
Десять лет продавливал своё решение Обадия, но когда, похоже, взял за гланды… то есть за… Ладно, скажем нейтрально – взял за живое каких-то серьёзных беков, оные беки оное живое ему не дали. А наоборот, подняли в 810 году восстание. Практически все, кто не принял новой религии, в том числе христиане и мусульмане, объединились против правительства. Мятеж назвали впоследствии «восстанием кабаров» или «фрондой».
Ареной гражданской войны, как и в наши недавние времена, стала вся степь. И, как и в начале ХХ века, на противостояние между «красными» и «белыми» наложился всеобщий хай и грай. Венгры, печенеги, аланы, хазары белые, хазары чёрные, гузы… Батьки Ангелы всех пошибов упоительно резались среди ковылей, добывая себе чести… ну, и лишним дирхемом тоже никто не пренебрегал.
А с юга всех науськивала друг на друга тогдашняя Антанта – Византия, под шумок занимавшаяся всяческими гуманитарными миссиями в виде захвата портов и крымских владений Хазарии. Не зря даже и больше чем через сто лет помнили эту войну в Константинополе:

Когда у них произошло отделение от их власти и возгорелась междоусобная война, первая власть одержала верх, и одни из восставших были перебиты, другие убежали и поселились с турками

- то есть венграми –

- в нынешней печенежской земле, заключили взаимную дружбу и получили название кабаров.

Но главное – в ходе этой войны Хазария ослабла настолько, что в контролируемые ею степи – в основном, на севере – проникли орды венгров и печенегов.
Венгры жили на окраине каганата и, судя по следам в языке, - в близком соседстве со славянами. Только этим можно объяснить ранний слой заимствований славянских слов в венгерском языке, наиболее вероятно датируемый VIII—IX вв. Судя по тому, что прародиной венгров считается территория примерно нынешней Башкирии, то нахвататься славянских слов они могли лишь от «именьковцев» и «волынцевцев». .
Поначалу отношения венгров и хазар трудно было характеризовать как враждебные. Без борьбы поначалу, вероятно, не обошлось, коли одним пришлось подчиниться другим. Но, во всяком случае, вассалитет должен был оказаться достаточно лояльным, раз венгерскому воеводе Леведию дали в жёны знатную хазарку:

дал в жёны первому воеводе турок, называемому Леведией, благородную хазарку из-за славы о его доблести и знаменитости его рода.

Однако и венгров обидели итильские иудеи!
Всё испортил, как водится, квартирный вопрос. Степь – штука хотя и широкая, но как производительная сила совершенно недостаточная для слишком большого количества кочевников. А тут в неё возьми и пожалуй печенеги. В и без того перенаселённую коммуналку, где к тому же фишку держит старый еврей, ввалились новые гости.
Охарактеризовать их сколько-нибудь лояльно я, честно говоря, затрудняюсь. Вот если бывают на свете такие народы, что не достойны существовать, то печенеги – явно из таких. Дикие, антикультурные, злобные отморозки. Быдло из подворотни. Что называется, не бросившие векам ни мысли плодовитой, ни гением начатого труда… -
- да ничего не бросившие векам.
Этакая грязная – все отмечают их грязь, - тупая – и об этом есть источники, - агрессивная шваль, данная своим соседям только лишь для слёз и страданий. Не то чтобы я сильно любил венгров, но по поводу печенегов могу сказать только одну поминальную фразу. Начинающуюся словами: «Помер Максим…»
И вот эта гопота, немытая, но жутко жадная и злая, появляется в приволжских степях из пересохшей местности между Аральским морем и рекой Урал. Они бы и так создали проблемы, но хазары – или теперь уже иудео-хазары? - по-видимому, эти проблемы удвоили.
То ли они поначалу натравили печенегов на венгров, то ли наоборот – но в результате недовольными остались все. Печенеги Волгу перевалили – а венгры, если и хотели их остановить, то безуспешно. В итоге сами же они откатились к Днепру. И хотя именно в это время Леведию-венгру и дали в жёны ту знатную хазарку, было, судя по всему, поздно. То ли печенеги продолжали досаждать – это наверняка, - а каган не сумел оградить своих союзников от беспредела, то ли сама выдача хазарки была попыткою загладить некую прежнюю вину… Но факт, что венгры в религиозной гражданской войне хазаров заняли сторону «фрондёров».
Кабары вошли в венгерскую орду как равные, а в силу своего происхождения из метрополии вскоре, судя по всему, заняли командные высоты. Отчего война вспыхнула с новой силой. Барон Врангель пошёл на Мелитополь, и судьба мировой революции должна была решиться под Каховкой.
Роль Каховки сыграла в те годы крепость Саркел.
Точнее, сначала эту роль сыграло другое укрепление - лежавшее на правом берегу Дона и контролировавшее брод на перекрестье степного караванного и речного пути. Кто-то – а то и венгры же, ведущие уже собственную войну с каганатом после окончательной победы иудейской общины в 822 году, – разнёс её по камушку.
И тогда хазары обратились к византийцам с просьбой соорудить новую фортецию – уже на левом берегу. Похоже, одля защиты т тех же венгров.
Вот как рассказывает про это через сто с лишком лет император Византии Константин Багрянородный:

Ибо известно, что хаган и пех Хазарии, отправив послов к этому василевсу Феофилу, просили воздвигнуть для них крепость Саркел Василевс, склоняясь к их просьбе, послал им ранее названного спафарокандидата Петрону [по прозванию Каматира] с хеландиями из царских судов и хеландии катепана Пафлагонии. Итак сей Петрона, достигнув Херсонеса, оставил хеландии в Херсоне; посадив людей на транспортные корабли, он отправился к месту на реке Танаис, в котором должен был строить крепость. Поскольку же на месте не было подходящих для строительства крепости камней, соорудив печи и обжегши в них кирпич, он сделал из них здание крепости, изготовив известь из мелких речных ракушек.

Тогда же хазары построили и те укрепления, что так смущают наших нынешних адептов «Русского каганата», о котором мы вскоре тоже поговорим. Пока же упомянм кратко: судя по материалам раскопок,мятежные кабары, как колумбийские повстанцы Венесуэлу, избрали территорию под-данных северян в качестве своей базы для дальнейшей войны.  Вот и пришлось строить на границе крепости и удавливать северян как пособников. Мало кабаров расказачить – к ним надо ещё двадцатипятитысячников отправить, чтобы на месте советскую… э-э. хазарскую власть укрепляли.
Кстати, очень похоже, что за постройку крепости (или крепостей) византийцы получили весомую прибавку к территории: Хазария смирилась с потерей готского Крыма, а Херсонес окончательно вошёл в состав Ромейской империи.
Во всяком случае, по словам Константин Багрянородного, спафарокандидат Петрона ведёт себя по отношению к Херсонесу, как Рома Абрамович, по случаю выкупивший у США Чукотку и передающий её президенту России:

Затем этот выше названный спафрокандидат Петрона прибыв к василевсу после постройки крепости Саркел, сказал ему: “Если ты хочешь всецело и самовластно повелевать крепостью Херсоном и местностями в нем и не упустить их из своих рук, избери собственного стратига и не доверяй их протевоинам и архонтам”. Ведь до василевса Феофила не было стратига, посылаемого [туда] из этих мест, но управителем всего являлся так называемый протевоин с так называемыми отцами города. Итак василевс Феофил, размышляя при сём, того или этого послать в качестве стратига, решил наконец, послать вышеозначенного спафарокандидата Петрону как приобретшего знание местности и понимания дел отнюдь не лишенного, которого он избрал стратигом, почтив чином протоспафария, и отправил в Херсон, повелев тогдашнему протевоину и всем [прочим] повиноваться ему. С той поры до сего дня стало правилом избирать для Херсона стратигов из здешних.

Несмотря на постройку Саркела, война всех против всех в степи продолжалась. Венгры с печенегами воспылали друг к другу настолько нежной любовью, что хазары, собственно, уже ничего сделать с этим не могли, даже если и хотели. Как поётся в красивой песне моей дорогой А.Пахумутовой и Н.Добронравова,

…и дружбу мою с тобою
Одна только смерть прервёт…


Ну, не одна, а очень много смертей потребовались для прекращения войны между венграми и печенегами. Правда, это произошло аж 60 лет спустя, и венгры снова были союзниками Хазарии, после того как с помощью каганских послов прежнего воеводу венгров отстранили от власти, а во главе орды поставили хазарского ставленника Арпада.

С тех пор и до сего дня они выдвигают архонта Туркии из этого рода

К тому времени в Степи снова шла «мировая война»: греки против болгар, венгры с греками против болгар, печенеги против венгров, хазары против печенегов, болгары за печенегов…
Это конец IX века.
Вот как раз когда венгры взяли у болгар их столицу Преславу, выяснилось, что богатую добычу везти не к кому: в их отсутствие по из вежам и становищам в междуречье Днепра и Дона прошлись печенеги и вырезали всех оставшихся без защитников женщин и детей. После чего ставшие богатыми и холостыми венгры решили плюнуть на всё и удалиться за Карпатские горы в Паннонию. Где и проживают поныне.
В скобках замечу, что плюнули и печенеги. Но в колодец. Ибо когда их по вечному закону степей выставили с собственных кочевий торки, им не оставалось иного пути, как тоже бежать в Паннонию. Где их и встретили донельзя дружелюбные и крайне незлопамятные венгры…
Помер Максим, да и…
И именно в это время появляется в этих степных разборках ещё один фактор.
Русы.
Более подробно мы поговорим об этом в своём месте, но, похоже, они также стали одними из участников «мировой войны». Во всяком случае, мы встречаем два похожих свидетельства из разных источников.
Вот «Повесть временных лет» вспоминает о венграх – аж дважды! –

- идоша угри чернии мимо Киевъ послѣже при Ользѣ –

- и – год 898:

В лѣто 6406. Идоша угре мимо Киевъ горою, еже ся зоветь нынѣ Угорьское, и пришедше къ Днѣпру, сташа вежами; бѣша бо ходяще, яко и половци. И пришедше от въстока и устремишася чересъ горы великыя, иже прозвашася горы Угорьскыя, и почаша воевати на живущая ту.

А некий венгерский анонимный хронист XII века, создавший анналы под названием «Деяния венгров», сообщает:

Достигли они –

- т.е. угры –

- области русов и, не встретив какого-либо сопротивления, проникли до самого города Киева. А когда проходили через город Киев, переплывая через реку Днепр, то захотели подчинить себе Королевство русов. Узнав об этом, вожди русов сильно перепугались, ибо услышали, что вождь Алмош происходит из рода короля Аттилы, которому их предки платили ежегодную дань. Однако киевский князь собрал всех своих вельмож и, посоветовавшись, они решили начать битву с вождем Алмошем... Тот же киевский князь, отправив своих послов, призвал на помощь семь куманских вождей, своих самых верных друзей...


Но ничего у них не вышло, и русы бежали за стены Киева. Тем временем –

- вождь Алмош... подчинил себе землю русов и, забрав их имения, на вторую неделю пошли на приступ Киева.

Русы в итоге запросили мира.
Понятно, что здесь перепутано достаточно много. Тех же куманов, т.е. половцев ещё в этих местах и в проекте не было. Князь Алмош – он же Алмуц – едва ли мог быть вождём венгров, потому что есть сообщение, что до того он отказался от власти в пользу своего сына Арпада. Но в принципе картина представляется вполне историчной. Русы взяли под контроль Киев и начали накладывать руку на хазарских данников – тех самых северян и радимичей, о чём мы уже говорили. Едва ли каган в Итиле воспринял такой образ действий благосклонно. Тем более что, как мы увидим ниже, есть весьма и весьма обоснованные предположения, что и сам Киев был хазарским форпостом.
Ну, а решив огорчения своего не скрывать, каган поручил своим вассальным венграм вынести протест наглым захватчикам. Желательно вместе с их головами. Что те и не преминули сделать, особенно если учесть информацию арабских авторов, согласно которой –

- мадьяры господствуют над всеми соседними славянами, налагают на них тяжёлые оброки и обращаются с ними, как с военнопленными.

Ибн Русте отмечал, что венгры –

- отводят этих пленников берегом моря к одной из пристаней Румской земли, где и продают их в качестве рабов.


Иными словами, русы под предводительством князя Олега обидели не только хазар, но и непосредственных сборщиков дани шиллингами и девицами - венгров, лишившихся законного отката.
Не исключено, кстати, в этой связи, что те семеро «куманских» друзей князя Олега, которых он звал на помощь, были на деле печенегами. И не такими уж неудачниками, как то изобразил венгерский хронист. Ибо, по логике, как раз в то время, когда одни венгры осаждают Преславу, а другие Киев, очень плодотворным может оказаться набег на их беззащитные вежи в Ателькузу…
Но как бы то ни было, и эта война кончилась. А поскольку мы подошли в обзоре Хазарии к интересующей нас эпохе, то осталось только посмотреть, как выглядел каганат ко времени его плотных контактов с русами.
Такую возможность нам предоставил сам каган в письме, которое здесь уже частично цитировалось.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments