Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские - покорители славян. Глава 4. Кто такие русы? 4.1.2. Византийские источники. 2

Понятен гнев патриарха! Его распирало чувство сродни тому, которое прошлось по рунету, когда банда гражданской дагестанской шпаны ворвалась в воинскую часть и избила там, кого хотела, включая офицеров и часовых:

О град, царствующий едва ли не над всей вселенной, какое войско, безначальное и рабским образом снаряжённое, издевается над тобою как над рабынею! О град, украсившийся добычей от многих народов, какой народ вздумал сам обобрать тебя!


Ну, а выводы из этого напрашиваются настолько очевидные, что я даже не буду тратить на них место.
Разве что ещё раз напомню сварливо, что Фотий уж точно не может так говорить о славянах, который византийцы прекрасно знали.
И вот в руках этих бандюганов оказалась судьба столицы Римской империи!

О, как нахлынуло тогда все это, и город оказался — ещё немного, и я мог бы сказать — завоёван! Ибо тогда легко было стать пленником, но нелегко защитить жителей; было ясно, что во власти противника — претерпеть или не претерпеть [это нам]; тогда спасение города висело на кончиках пальцев врагов, и их благоволением измерялось его состояние…
Помните ли вы смятение, слёзы и вопли, в которые тогда весь город погрузился с совершенным отчаянием? Знакома ли вам та кромешная жуткая ночь, когда круг жизни всех нас закатился вместе с солнечным кругом, и светоч жизни нашей погрузился в пучину мрака смерти? Знаком ли вам тот час, невыносимый и горький, когда надвинулись на вас варварские корабли, дыша свирепостью, дикостью и убийством; когда тихое и спокойное море раскинулось гладью, предоставляя им удобное и приятное плаванье, а на нас, бушуя, вздыбило волны войны; когда мимо города проплывали они, неся и являя плывущих на них с протянутыми мечами и словно грозя городу смертью от меча; когда иссякла у людей всякая надежда человеческая, и город устремился к единственному божественному прибежищу; когда рассудки объял трепет и мрак, а уши были открыты лишь слухам о том, что варвары ворвались внутрь стен, и город взят врагами?

Ещё одно обстоятельство открылось: эти бандиты – мореплаватели. Во всяком случае, они имеют достаточно кораблей и достаточно опыта морского дела, чтобы в ту эпоху в основном каботажного плавания незаметно для противника и его осведомителей пересечь далеко не узенькое Чёрное море и внезапно обрушиться на город с моря.
А вот византийского флота не было. Он в это время воевал с арабами в Средиземноморье. Откуда русы могли знать об этом важнейшем для их успеха обстоятельства?
Кстати, как указывают комментаторы, позднее в Византии –

- высоко ценили русских моряков: среди 50 тысяч участников грандиозной морской экспедиции против арабов, задуманной Львом VI спустя 50 лет после описываемых здесь событий, отряд из 700 росов упомянут особо, причем платили им по 10 1/3 номисмы на человека, что более чем вчетверо превышало жалованье византийских моряков-кивирреотов (1 номисму условно можно соотнести со стоимостью 150 кг зерна, пары овец или участка в 10 соток).

Армии в городе тоже не было. Она тоже воевала с арабами:

Где ныне василевс христолюбивый? Где войска? Где оружие, машины, полководческие советы и приготовления? Разве не нашествие других варваров перенесло и отвлекло на себя все это?

Кстати, а даже и без противодействующего флота – как обрушиться? Со стороны суши Константинополь укреплён очень сильно – об этом уже говорилось. Со стороны Мраморного моря – можно убедиться даже сегодня – тоже весьма и весьма. А вот со стороны залива Золотой Рог город защищён лишь слабенькою стеною, едва ли не декоративного характера. Ещё бы – с этой стороны он практически открытый порт, который от всех врагов надёжно закрывается громадной цепью, натягиваемой поперёк входа в залив.
Так откуда такая паника у населения? Не по причине ли того, что русы каким-то образом прорвались именно в Золотой Рог? Туда, где враг может плыть и грозить мечами, а горожанам остаётся только обращаться к Богу – ибо стены уже плохой помощник?
Да, это я на корабли на колёсах великого князя Олега намекаю, если кто не понял. Набег, который никто не заметил из греков, но который так вкусно описан в русской летописи. Не в 860-м ли году на самом деле перетащили русы свои корабли волоком мимо цепи прямо в поддых городу? –

- И повелѣ Олегъ воемъ своим колеса изъдѣлати и въставити корабля на колеса. И бывшю покосну вѣтру, успяша парусы с поля, и идяше къ городу.

Правда, знакомый нам по первой книге очень интересный историк Николай Филин указывает, что –

- в Золотой Рог вряд ли входили. Русские суда прорвались в Суд (Пропонтиду), что открывало столичную область грабежам. В Золотой Рог суда был смысл тащить, если планировался штурм города (в 1204 г. башни, метательные машины, лестницы с кораблей). Такой осадной техники русь того времени не имела, да и 8 000 чел. было недостаточно. Автор легенды 11 века отождествил Суд «Хроногрофа с известным ему заливом Золотой Рог и додумал, как туда можно было попасть...


Весьма дельное замечание, но я привожу его здесь объективности ради. На самом деле подробности переправки русами судов в залив, отражённые в летописи, слишком живописны, чтобы быть просто выдуманными. Я даже полагаю, что и щит был, прибитый к воротам. Это тоже должно было получиться само собой: буйных варваров в город не пустили, но как-то своё торжество они обозначить должны были. Во всяком случае – должны были хотеть.
Кстати, чтобы два раза не вставать. Вышеприведённое описание зверств русов – не похоже ли оно на копию с описания Игнатия, автора «Жития Георгия Амастридского»? Или, точнее, наоборот: жгущий глагол Фотия оставил по себе следы в «Житии». Да и безвестный автор приписки о русах должен был, скорее всего, учесть действительно впечатляющее выступление высшего церковного иерарха…
Ну, а дальше Господь, как водится, сжалился. Богородица помогла:

Как только, оставшись безо всякой помощи и лишившись поддержки человеческой, мы воспряли душами, возложив упования на Мать Слова и Бога нашего, подвигая Её уговорить Сына, Её — умилостивить прегрешения, Её право откровенной речи призывая во спасение, Её покров обрести стеною неприступною, Её умоляя сокрушить дерзость варваров, Её — развеять их надменность, Её — дать защиту отчаявшемуся народу, заступиться за собственное стадо; и пронося Её облачение, дабы отбросить осаждающих и охранить осаждённых, я и весь город со мною усердно предавались мольбам о помощи и творили молебен, на что по несказанному человеколюбию склонилось Божество, вняв откровенному Материнскому обращению, и отвратился гнев, и помиловал Господь достояние Своё. Истинно облачение Матери Божьей это пресвятое одеяние! Оно окружило стены — и по неизречённому слову враги показали спины; город облачился в него — и как по команде распался вражеский лагерь; обрядился им — и противники лишились тех надежд, в которых витали. Ибо как только облачение Девы обошло стены, варвары, отказавшись от осады, снялись с лагеря, и мы были искуплены от предстоящего плена и удостоились нежданного спасения.


Откровенно говоря, преступно впитанные в пионерской организации им. В.И.Ленина богоборческие инстинкты заставляют меня лишь усмехнуться подобному представлению о спасительной силе облачения Матери Божьей. Ибо далеко не факт, что византийцы располагали именно им. Реликвия, конечно, реликвией, но ещё в средние века народ посмеивался над невероятным количеством гвоздей с Креста Господня. Реликвия, обретённая через триста лет после события, обращает мой ум всё же к более материалистическим объяснениям снятия осады и ухода варваров.
Вспомним:

Не только человеческую природу настигло их зверство, но и всех бессловесных животных…

Это, простите, уже не набег «за зипунами». Это необъяснимо бескрайнее зверство, так впечатлившее греков, может объясняться только одним: русы пришли с что называется тотальной войною. С войною на уничтожение.
А вот что могло их подвигнуть на такое?
Только два объяснения могут здесь быть более или менее обоснованны.
Первое: русы сами по себе были зверовидны и жестоки. Кстати, история их проделок в каспийских походах, о чём пойдёт речь ниже, подтверждает такое умозаключение. И второе: что русы – напомню, неорганизованные банды, по словам Фотия – вели тотальную войну на уничтожение по заказу третьей силы. Которая и выделила военных инструкторов, способных управлять русской вольницей. Которая расплатилась за набег восточным серебром:

Вторая волна восточного серебра поступила после 860 (862) г. Монета византийского императора Михаила III (842-856 гг.), возможно, связана с участием варягов в походе Аскольда на Константинополь, -

- пишет уважаемый историк Г.С.Лебедев, рассказывая о кладах в шведском городе-торжище Бирка.
Эта сила вполне могла донести до предводителей варваров информацию о том, что на подходе – армия императора. Или флот.
Это то, почему они ушли. А вот как ушли – об этом идут споры.
Как считают некоторые комментаторы этого памятника, -

- осадив город, нападавшие не спешили со штурмом стен (добыча и без того была богатой), но надеялись выторговать выгодный выкуп. В этом и проявлялось их «милосердие», и поэтому Фотий говорит о том, что в руках осаждавших находилась судьба города. Какие-то переговоры велись наверняка, но судить об их содержании на основании свидетельств Фотия не представляется возможным.

Возможно, было так? -

Видѣвше же грѣцѣ, убояшася, и ркоша; выславше ко Ольгови: «Не погубляй город, имемься по дань, якоже хощеши». И устави Олегъ вои, и вынесоша ему брашна и вино, и не прия его — бѣ бо устроено съ отравою. И убояшася грѣцѣ и ркоша: «Нѣсть се Олегъ, но святый Дмитрий, посланъ на ны от Бога».

Другие же историки упоминают якобы случившийся после погружения Покрова Богородицы в море шторм, который уничтожил много кораблей русов, из-за чего те и вынуждены были прервать свой поход. Однако эту версию не подтверждает сам Фотий в своих обращениях сразу после нашествия. Он лишь восклицает:

Неожиданным оказалось нашествие врагов — нечаянным явилось и отступление их; безмерным негодование — но выше разумения и милость; невыразим был страх перед ними — презренными стали они в бегстве; Божий гнев они имели причиною для набега на нас — Божье человеколюбие нашли мы теснящим их, отражающим их натиск.

Вот за это греков и не любили – за наглость сверх меры. Только что спаслись Божьим промыслом от смертельной опасности – и уже обзывают уходящих врагов презренными.
Между тем, по сообщениям из параллельных источников, русы отступили, обременённые богатой добычей. Например в одном из писем папы Николая I византийскому императору Михаилу III есть упоминание о разграблении окрестностей Константинополя язычниками:

Умертивили множество людей, сожгли церкви святых в окрестностях Константинополя почти до самых стен его.


После чего язычники ушли, -

- избежав всякой мести (nulla fit ultio).


Иоанн Диакон также говорит о том, что русы –

- вернулись с триумфом (triumpho ad propriam regressa est).

Какова же была это добыча?
Если остаться верными предположению, что в летописном описании похода Олега Вещего на Царьград отражены события именно 860 года, то мы можем себе её представить:

И заповѣда Олегъ дань даяти на 2000 кораблий, по 12 гривнѣ на человѣка, а в корабли по 40 мужь.

И подняла русь паруса из паволок… И вернулся Олег в Киев, неся золото, и паволоки, и плоды, и вино, и всякое узорочье.


Про 2 тысячи кораблей – явная ошибка или патриотическое преувеличение нашего Нестора: более близкие к событиям источники указывают 200 или 360 судов. Но даже при такой поправке добыча оказывается огромной.
Переведём это на наши понятия.
Паволока – это шёлковая ткань. Точнее, ткань из множества шёлковых тканей:

Паволока бо испестрена многими шолкы и красно лице являеть…

- говорил первый русский политзаключённый Даниил Заточник, сравнивая её со своим князем-господином:

тако и ты, княже, многыми людми честенъ и славенъ по всѣмъ странам.

Письмо Кобе от Бухарина, право-слово!
Ткани эти, как рассказывают, отличались также пестротой красок и применением орнаментальных узоров, из различно оформленных розеток, звёзд, крестов и подобных мотивов.
На что это похоже? Посмотрим описание современных тканых материалов. Вот одно – практически совпадает:

…шёлковая, шерстяная или льняная ткань из блестящей пряжи, тканая переплетением, делающим возможным сложный образец. В местах, где утковые нити свободно лежат над основными, возникают блестящие поверхности, там где они сплетаются, возникают матовые поверхности.


Что это? Правильно, атлас.
Атласные паруса пошили себе русы.
Паволока - добыча очень ценная. Захват, приобретение её постоянно регистрировалось в летописях, хозяйственных актах и даже в литературных произведениях. Как в «Слове о полку Игореве» –

«помчаша красныя дѣвкы Половецкыя, а съ ними злато, и паволокы, и драгыя оксамиты».

«Что у тебя там, Сеня? – Золото-брильянты!» И шёлковые ткани. Один качественный ряд. Причём сохраняющий свою смысловую качественность веками:

907. И приде Олегъ к Киеву, неся злато, и паволоки, и овощи, и вина, и всякое узорочье.
944: А самъ (Игорь) вземъ у грекъ злато и паволоки и на вся воя, и́ възратися въспять.
969: Рече Святославъ...: «...хочю жити в Переяславци на Дунаи, яко то есть середа земли моей, яко ту вся благая сходятся: отъ Грекъ злато, поволоки, вина и овощеве разноличныя».
1164: И присла царь дары многы Ростиславу: оксамоты и паволокы, и вся узорочь разноличная.


Наконец, паволока – ткань очень дорогая. Потому что очень дорог был шёлк. Ещё с античных времён приравнивался к опасной роскоши. В римскую эпоху, например, считалось, что –

- фунт шёлка стоил фунт золота, -

- и со временем стоимость эта не уменьшалась. Проблема обострилась настолько, что в 16 году н.э. римские сенаторы даже издали закон, запрещавший ношение шёлковых одежд.
Отцов отечества можно было понять. Риму от основателей, от первых его царей-священников-идеологов (тогда эти посты совмещались), от великого Нумы Помпилия, второго царя римского, было заповедано жить в бедности и скромности. Был Нума боговидцем – или слыл таковым, неважно, - а потому передал завет римлянам: хотите миром править – не стяжайте. Точнее, стяжайте власть и славу. Но не богатство. Потому настоящий римлянин должен тогу носить домотканую, есть из посуды керамической, скромной, камнями драгоценными и золотом себя не украшать. На том стоит и стоять будет земля Рус… Римская!
Вся беда в том, что подобные вещи - заповедовать легко. Выполнять же те заветы - сложно. И римляне постепенно разбаловались. Стали себе позволять. И – пошло насмарку всё римское величие. Начались бунты, восстания, гражданские войны.
То Гракхи за свои идеалы республику на уши поставят, то Марий с Суллой стенка на стенку идут, такой террор устраивая, что нарком Ежов лауреатом конкурса на лучшего детского воспитателя покажется. То Спартак кровавым лемехом по Италии пройдётся. Раз, и другой, и третий, с юга на север, и с севера на юг. Спартака усмирили – Цезарь в силу вошёл, начал Рубикон переходить. Бились-бились с Цезарем, лучшего полководца потеряли, Помпея. Не успели успокоиться - зарезали и Цезаря. И снова круг гражданских войн – который уже?
Ладно, всё кончается, и эта война кончилась. Утопили флот Антония, его самого то ли ликвидировали, то ли он самоликвидировался. Клеопатра – тоже. Харакири себе посредством змеи сделала. Можно сесть, пот утереть. Нет! Новые беды подоспели.
То легионы Красса в далёкой Парфии подчистую вырезали. Вернее, не подчистую – пленных парфяне как раз на китайскую границу служить отправили. Аж на Памир. Но для Рима Красс и легионы его пропали. то через несколько лет уже германцы подсуропили – разбили аж три легиона в Тевтобургском лесу. Полгода носил траур богоподобный Октавиан Август, долго ещё кричал: «Вар, верни мне мои легионы!» Но злосчастный борец с международным терроризмом Квинтилий Вар утешить своего императора уже не мог по крайне объективной причине…
Не диво, что заскучали сенаторы доблестные от такой жизни. Приуныли. Обратились, как водится и доныне, к духовным истокам. Вспомнили заветы Нумы-боговидца. Запретили мотовство и изнеженность. И символ этого – шёлк.
Правда, помогло мало. Вернее, сперва помогло, хотя и не сразу – сперва Тиберий, Калигула, Клавдий и Нерон перебеситься должны были. Но затем Римская империя очень даже поднялась и стала тем колоссом, который стоит в нашей памяти и сегодня.
Потом, правда, всё равно колосс рухнул. Но четыреста лет простоял ещё. Не всякое европейское государство существует так долго.
Ну, а Византия, как уцелевшая половинка Римской империи, унаследовала и и римское придыхательное отношение к шёлку. Любили первые красавицы и богачи Второго Рима носить вещи из тончайшего муслина! Тем более, что блохи от шёлка бежали.
Ну, а для всех прочих цены на шёлк были неподъёмными.
Можно даже определить, какими были эти цены. Выдающийся русский историк и археолог Г.С.Лебедев приводит такие цифры – от 10 до 50 солидов. Много это или мало? Можно понять в сравнении.
Та же «Повесть временных лет» приводит договор русских с византийцами. А в нём есть такой кусок:

945: Ти тогда взимають от насъ цѣну свою, яко же уставлено есть преже, 2 паволоцѣ за чалядинъ.

Значит, за одного раба – два куска ткани. Неясно, правда, какой длины, но вряд ли речь шла о десятках метров. Человеческая раса очень консервативна в измерениях. Поэтому скорее всего имелось в виду то, что ещё в советские времена называлось отрезом: кусок ткани, достаточный для пошива костюма или платья. Костюмы тогда, правда, были не чета нынешним, так что длину отреза мы можем смело увеличить в два раза. Не два метра, а четыре. Что нас вдруг приводит к установленному наукой факту: 10 локтей роскошной восточной ткани – той же паволоки, по сути, - стоили до 600 дирхемов.
В общем, для русов князя Игоря два костюма приравнены были к одному рабу.
А сколько стоил раб? А раб в Византии, согласно тому же Г.С.Лебедеву, стоил примерно 300 дирхемов. То есть… стоп! Получается, в Константинополе один костюм стоил двух рабов.
Не исключено, кстати, что такой обменный курс и был установлен на поле боя. Как мы помним, русы проблемам гуманизма уделяли катастрофически мало внимания:

«…А кого захватили - одних распинали, в других же, перед собой их ставя, стреляли, хватали, связывали назад руки и вбивали железные гвозди в головы…»

Так что естественно, что при таких делах византийцы рады были одного своего и за две паволоки обратно выкупить. А там и в договоры вошло…
Что ж, постараемся хоть чуть-чуть восполнить недостаток воспитания у наших предков и согласимся с византийской меркою: две паволоки за одного раба. То есть паволока наша будет стоить 150 дирхемов. Много это или мало?
Одна корова – снова приведём данные Г.С.Лебедева – стоила 48 дирхемов. Овца или свинья – 16. То есть одна паволока – 3 коровы. Или 9 овец.
А можно ли как-то сравнить с нынешними ценами? Привести, скажем, к единому неизменному знаменателю – золоту. Попробуем.
Начнём, однако, с серебра – потом объясню, почему. Подсчитано, как мы уже говорили, что годовое содержание воина-профессионала – викинга ли, руса ли, арабского ли конника – составляло 10-12 марок серебром. Или 80 дирхемов в месяц (содержание того самого аббасидского конника). То есть приравняв марку к 80 дирхемам, мы сильно не ошибёмся. Во всяком случае, в порядке цен – точно. А марка – это чуть больше 200 граммов серебра. И получается наша паволока в четыре квадратных метра равной 375 граммам серебра.
А теперь о том, почему нам важно серебро. Серебро было средством оплаты более распространённым, нежели дорогое золото. Потому мы знаем многие цены в серебре, а главное – сколько русы этого серебра понахватали.
Так вот, полмарки – это, как уже говорилось, цена среднего качества меча. То есть, по нынешним военным понятиям, - пулемёта. Не станкового, а ручного, типа ПК. Ибо роль автомата Калашникова у норманнов тех времён играла секира. Ею был вооружён каждый воин.
А всего, по подсчётам Г.С.Лебедева, за время своей экспансии с 793 по 1066 год скандинавы мирным или военным путём получили 7 млн. марок серебра. Или по полмарки на душу населения – и мирного, и не очень. Примерно по метру паволок.
А что с золотом? А с золотом вот что.
Мы имеем примерный обменный курс дирхема к византийскому солиду: 800 к 50. То есть 16 дирхемов в одном солиде.
А солид – это 4,2 грамма золота. И, следовательно, костюмчик наш из паволоки «весил» 39,375 грамма золота. Чуть больше, чем весит нынешняя единица измерения этого благородного металла, тройская унция, равная 31,10348 грамма. По цене на 30 августа 2010 года в 1237,58 долл./унция это будет 1566,7 доллара Объединённых Государств Америки.
Но что более важно для нас, солид – это полный образец для первой древнерусской монеты – золотника (или златника). Такие стал лить легендарный Владимир Красное Солнышко. Правда, восемьдесят лет спустя после описываемых событий, но это не принципиально. Ведь тогда США с их Федеральной резервной системой не существовало, не говоря уже об и.о. премьер-министра Гайдаре Е.Т., - а потому инфляция так не галопировала, как в наше время.
Это я к чему? А к тому, что площадь паруса корабля викингов составляла, в зависимости от класса, 85 – 105 квадратных метров. А площадь парусов новгородских судов – более поздних, правда, но это тоже неважно – была 80 кв.метров. Вот и возьмём эту цифру – мы можем позволить себе быть щедрыми и брать по нижнему пределу.
Итак, «подняла русь паруса из паволок». Ага, по 20 отрезов на корабль. Больше чем по 30 тысяч долларов на мачтах висело. По автомобилю типа «Форд-Мондео».
То есть удалые бойцы не отказали себе ни в чём. Императоры византийские шелка на приёмы торжественные надевают, на шелку вся трансконтинентальная торговля между Китаем и Европой держится – ах, да, и благосостояние самой Византии как страны-производителя и страны-транзитёра! А мы их на паруса пустим! Гуляй, рус, однова живём!
Представляю, какие у греков-византийцев глаза были!
А какой удар по самолюбию и национальной гордости! Ведь лучшие шелка и парчу не только запрещалось экспортировать. Их поставляли только к императорскому двору. А вывоз за границу дозволялся исключительно в виде даров монархам и равным по статусу иностранным особам.
А тут вонючие варвары! Да на паруса! Да в количествах, душу рвущих!
Между прочим, как раз к началу X века из-за кровопролитной войны в Китае в эпоху Тан, подорвавшей местное хозяйство, поток шёлка практически иссяк. Конечно, Византия года примерно с 553 - 555 производила шёлк и сама – и тем не менее, тем не менее… Точнее, тем более: цены-то обязаны были только вырасти…
Собственно, тут появляется ещё одно измерение цены шёлка. В данном случае за него было заплачено не менее чем спасением души. Ибо, как говорят византийские хронисты, в ходе той спецоперации, когда в Константинополь впервые были доставлены грены тутового шелкопряда, эти коконы шелковичных червей выкрали у китайцев монахи-несторианцы. И это на самом деле серьёзно. Дело немалое! Ведь монахи отправились в Поднебесную проповедовать, нести свет Божий, спасать души. А вместо этого подло и преступно обокрали хозяев!
Надо полагать, в аду души тех монахов до сих пор прокаливают основательно. Мы-то можем в это не верить. Мы люди просвещённые, в большинстве – нынешние или бывшие атеисты. Да и каноническая версия ада нам кажется сродни детским страшилкам, коими пугают друг друга выпускники детского сада. Пальчик больно обжечь? А то! А ну-ка – всем телом в кипящем масле поплавать?
Но разговор не о нас. О монахах VI века. Они-то в это верили! Для них ад был вполне себе реальным понятием!
Но… переступили. А тут эти зверолюди с севера подняли шёлковые паруса на грот-бом-брам-реи, принайтовали булинями к бонам, вбитым в гнёзда на палубах, и пошли себе ходко в свою Гиперборею!
Ну, с грот-бом-брам-реями я лишку дал, винюсь. Очень уж красива эта парусная лексика. Одна была мачта на норманнских драккарах. И один рей. Но принцип именно таков: привязывали парус к рею, поднимали, а нижнюю часть крепили к бону. Что позволяло идти в достаточно крутой бейдевинд – до 5,5-6 румбов к ветру.
На атласных шелках…
Тут, кстати, и объяснение волне восточного серебра в Бирке. Это не только оплата за набег. Той-то, возможно, и не было. Или она была относительно мала – как заповедовал лондонский беженец Березовский, зачем покупать фирму. Когда можно купить её руководство. В общем – вождям-князьям этих бандитов по толике. Для них весомой, для заказчика малой. А остальная рванина бандитская пускай на добычу рассчитывает. Которую у неё потом скупят, как оно всегда во время войн бывает.
Скупит кто-то, расплачивающийся восточными дирхемами…

Subscribe

  • Его Сиятельство главарь

    Атаман Войска Донского Матвей Иванович Платов остался в истории одним из главных героев Отечественной войны 1812 года, чьи казаки внесли заметный…

  • Все, в продажу пошёл "Тайный дневник фельдмаршала"

    Нравились мне "Русские...". Но там больше ум писал. Но тут... Нет, не сердце. Иногда это было перевоплощение до мистики. Каждый день делая марш,…

  • Победитель победителя

    Исполнилось 200 лет со дня смерти величайшего полководца Михаила Илларионовича Кутузова. Кому-то превосходная степень покажется чересчур смелой? Но…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments