Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские - покорители славян. Глава 4. Кто такие русы? 4.1.2. Византийские источники. 10

Таким образом, мы наблюдаем следующую картину. Из 85 «иностранных» имён на первых страницах русских летописей –
- 14 имеют полные аналоги в сагах;
- 24 – в надписях на рунических камнях;
- 71 имеет вполне прозрачную и подчас даже очевидную скандинавскую этимологию.
И лишь 14 летописных героев иностранного происхождения имели не скандинавские имена. Это 16 процентов.
При этом, однако, эти люди носят и не славянские имена. Тудко, Туад, Тилен, Мутур, Каницар – это явные не славяне.
Впрочем, тех ведь мы вычеркнули. Что же, это упущение нетрудно исправить. Давайте точно так же пройдёмся по той же «Повести временных лет» от её начала до конца правления Ярослава, то есть до уже уверенного образования древнерусского этноса. И посмотрим, сколько среди героев летописи встретится славянских имён.
Правда, мы на слух верить не будем. А будем верить мы словарям – очень неплохому «Slovnik_jazyka_staroslovenskeho», изданному Чехословацкой академией наук под редакцией Йозефа Курца, и, конечно, легендарному Срезневскому. И Тупикову с его «Словарём древне-русских личных собственных имён».

Славянские имена в русских летописях

Имя

Варианты в словарях

Перевод

Социальная принадлежность

Адунь

 

 

Купец

Асколдъ

 

 

Князь

Блудъ

Блудило

От Блуда

Воевода

Борисъ

 

 

Князь

Боричь

 

От Бора?

Посол

Воико

Войка, Воин

Воин

Боярин

Воистъ 

 

 

Посол

Володимеръ

 

Влади-мир?

Князь

Волчий Хвостъ

 

Волчий Хвост

Воевода



Кстати, если проверить Волчьего Хвоста на «скандинавскость» - уж больно имя говорящее! - то оной не получается: Ulfspordr или Stertulfr нам в древнесеврном ономастиконе не знакомы.

Вятко

Вятка

 

Князь

Глѣбъ

Глѣбати (?)

Внедрять (???)

Князь

Гордѧта

Гърдята

Гордый (?)

Боярин



С именем Гордята не так всё просто, как кажется. В том написании, как дают его летописи – через «о» - этого корня в древнеславянском и древнерусском языках не существует. Есть «гърдъ» - действительно «гордый». Но важно то, что древнерусский летописец едва ли мог ошибиться: для него это были две разные буквы. Как, например, для нас «и» и «й».
Но тем не менее – оставим.

Диръ

 

 

Князь

Добрыня

 

 

Дядя князя

Еловичь

Еловъ, еловецъ

Лоскут, вставляющийся в навершие шлема

Слуга

Ємигъ

 

 

Купец

Жидята

 

от Жид

Епископ

Каницаръ

 

 

Посол

Кий

Кый

Кой, который

Князь

Колъ

 

Кол

Посол

Куци

Куцко

 

Купец

Лыбѣдь

 

 

Член княжеской семьи

Лют

 

 

Сын воеводы

Ляшько

 

От Ляха

Слуга

Малко

 

 

Горожанин

Малуша

 

 

Прислуга княжья

Малъ

от Малыи?

Малый

Князь

Мстиша

от Мьстити?

Мстислав

Сын воеводы



Мстиша - опять же не прозрачный случай. Для понятия «месть» в древнерусском имелось обязательное «ь» после «м». Без этого слово становится бессмысленным. К тому же в древнеславянском имелось нормальное слово «мститель».
Но тоже оставим – не жалко. Тем более что, скорее всего, тут могло быть уменьшительное от Мстислав. Что уже совершенно ординарно: «мостить славой» - по примеру –

- Требите путь и мостите мостъ

Далее идёт Ута – очень даже далеко не от «утки».

Оута, Ута Боярыня
Позвиздъ от Позвиздати Посвист Князь
Прастѣнъ Посол
Претичь Воевода
Путьша От Путята? от Путь=Путник Боярин
Радимъ Князь
Синко Синецъ, Синько, от Синий (?) Посол
Сфирка Посол
Талець Слуга
Торчинъ от Торк Торчин Повар княжий
Тудко от Тудор (?) Посол
Хоривъ Хоривъ Хорив (гора на Синае, где народ израилев истуканов ставил: "створішьѧ телецъ въ Хорівѣ") Член княжеской семьи
Чюдя Чюдь Боярин
Щекъ Чехъ (?); щекътъ (?) Чех, соловьиное пение (?) Член княжеской семьи

Конечно же, надо оговориться: в летописи попадали далеко не все славянские имена. Отрицать наличие на территории будущей Древней Руси славянского населения было бы глупо. Но летописи тогда – как сегодняшние журналы. Если кто-то в них попадает, - то только тот, кто своим деянием или не деянием подал так называемый информационный повод упомянуть о себе. Сегодня времена, конечно, демократические, последние, прямо скажем, времена, а потому в средствах массовой информации полно упоминается и случайного народа. Но и то – по частоте упоминаний тех или иных имён разведчики до сих пор слагают донесения о тонкостях политческого расклада в странах наблюдения. А уж во времена Нестора «ньюсмейкером» стать было и в самом деле тяжело. Так что мы не ошибёмся, если примем как исходное положение о том, что упомянутые в летописях персонажи в той или иной мере представляли собою элиту тогдашней власти. Государственную элиту.
Правда, великокняжеские имена я не стал сюда вставлять. За очевидностью их перевода. Всеслав или Ярослав – чего там не понимать? Исключение – Позвизд. Он дважды выпадает из списка ранних великих князей – и по имени, и по судьбе. Двадцать лет в порубе просидеть ни за что – не шутка…
И что же мы видим?
Из 42 представителей не русской элиты – это число уже само по себе немало говорит о тогдашнем соотношении русской и нерусских элит, не правда ли? – лишь 15 имеют имена, которые можно признать славянскими. Часть с натяжкою, правда, но это не столь важно. Более того: для полной очистки совести добавим ещё два имени – Володислав и Предслава, которые упомянуты в договоре Игоря с греками 944 года, хоть они и княжьи.
«Подарим» даже Жидяту и Торчина. Это всё равно ничего не меняет. Чуть больше четверти славян из нерусских имён первых летописей – это, согласимся, никоим образом не означает громадного участия славянских элит в процессе образования русского государства.
Более того. По той же совести кое-кого из этой когорты надо бы и исключить. Что за Кий, например? Который не имеет даже имени, а означает лишь притяжательное местоимение. Основатель Киева по имени Который! Звучит…
Брат с именем Щек. Которое к «щеке» никакого отношения не имеет, но которое можно – очень условно! – вытащить из «щекотать», как тогда выражались о соловьином пении.
И, наконец, брат с именем по библейской горе тоже заставляет задуматься о том, что – да были ли они вообще, эти героические братья? А если были, то…
Душа восстаёт…
…то не были ли они… иудеями? Хазарами, например…
Во всяком случае, имеются попытки – не последних людей, таких как Данилевский, Прицак, Петрухин – объяснить эти имена через иврит и вывести основателей Киева как раз от хазар. В частности, О.Прицак упоминает свидетельство ал-Масуди:

Ахмад бен Куйа (Киуа) был хазарским вазиром, когда ал-Масуди составлял свой труд, то есть в 30-40-х годах X в. Куйа... было имя отца вазира. Поскольку в кочевых империях, особенно имеющих тюркские династии (как в хазарской державе), должности министров были наследственными, то можно предположить, что Куйа был предшественником Ахмада (или его старшего брата, если был таковой) в должности вазира. Таким образом, в течение последнего десятилетия VIII в. и в первом десятилетии IX в. должность главы вооруженных сил хазарского государства занимал Куйа. Это неизбежно приводить к заключению, что именно Куйа укрепил крепость в Берестове…

Но ещё любопытней другое замечание того же автора:

… и разместил там оногурский гарнизон.

А это даёт дополнительную остойчивость тем данным, которые в этой книге уже приводились. Что Киев мог быть опорным пунктом хазар. Что венгры-угры-оногуры по хазарскому подряду собирали дань с окрестных племён. Что – об этом будет ещё речь – именно в борьбе русов с венграми сложились первые государственные черты будущей Руси.
Получает, наконец, внятное объяснение имя «сестры» наших иудейских основателей Киева со странным именем Лыбедь. Которое, вопреки тому, что кажется, тоже… не имеет славянских корней! Лебедь по-древнеславянски так и будет: «Лебедь». А вот командир гарнизона венгров в хазарском городе и хазарской местности по имени Леведи к нашей троице отцов-основателей подходит, как влитой. Тем более что мы твёрдо знаем, что венгры занимали некую территорию по имени Леведия и –

- контролировали хазарскую «Белую крепость» в бассейне Северского Донца.

И мы твёрдо знаем, что черты северянского быта носили заметные степные черты, т.е. эти земли входили в орбиту унгаро-хазарского контроля. И ничего нет противоречащего предположению, что Леведия простиралась и до Среднего Днепра. И по этой причине как раз уже разбитые печенегами венгры ещё попытались отнять у русов уже освоенный теми Киев. А что – может, там удастся пристроиться?
Но печенежские друзья князя Олега и этого не дали им сделать…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments