Александр Пересвет (a_pereswet) wrote,
Александр Пересвет
a_pereswet

Русские - покорители славян. Глава 4. Кто такие русы? 4.1.2. Византийские источники. 11

Однако есть ещё одна проблема. Летописи летописями – но это всё же источник авторский. Кто его знает – возможно, автор был таким норманнистом, что записывал бодрых славянских парней скандинавскими именами?
Есть ли у нас что-то более объективное, чтобы рассмотреть соотношение русской и нерусской элит во времена самого начала Руси?
Есть. Даже два. Два действительно документальных списка имён – имён русских послов, заключавших договоры с византийцам.
Из них к интересующей нас эпохе - не слишком далеко отстоящей от захвата русами власти над территориями будущей Древней Руси – ближе находится договор от 911 года:

Равно другаго свещання, бывшаго при тЂх (здесь, естественно, «ять» стоит) же царЂхъ Лва и Александра. Мы от рода рускаго Карлы, Инегелдъ, Фарлоф, Веремуд, Рулавъ, Гуды, Руалдъ, Карнъ, Фрелавъ, Руаръ, Актеву, Труанъ, Лидул, Фостъ, Стемид, иже послани от Олга, великого князя рускаго, и от всъх, иже суть под рукою его, свътлых и великих князь, и его великих бояръ, к вам, Лвови и Александрови и Костянтину… -

- и так далее.
Итак: из 15 имен этимологизируются из скандинавских… все! Разве что два – Актеву и Стемид - с небольшими допусками. Не большими, впрочем, чем те, что мы позволяли себе со «славянским» списком.
Таким образом, можно с большой уверенностью утверждать, что при Олеге «от рода русского» выступали скандинавы. Более того: по некоторым особенностям написания и произношения (а также потому, что некоторые имена из «посольского» списка встречаются только в древненорвежском ономастиконе) можно достаточно надёжно предполагать, что «русские» олеговы послы этнически принадлежали к будущему норвежскому народу. Что даёт косвенную поддержку летописной гипотезе, будто Олег – действительно норвежский родич (?) второй (?) жены (?) Рюрика (?).
Либо вовсе герой очень интересной саги про Одда Стрелу.
В смысле – Одд Стрела и есть.
Только в нашей традиции оставшийся под именем Олег. И именно его этимология представляется в этой связи весьма интересной.
Сама сага посвящена конфликту, который нам в этой работе неинтересен: примерно половину повествования Одд воюет с нехорошим гражданином по имени Эгмунд. Причём нехорошим его сделал сам Одд: Эгмунд был, по сути, боевым роботом волшебников из Бьярмаланда. А там наш герой бурно пограбил местное население, разрыв даже священный курган. Опечаленные этим поступком колдуны педагогично назвали своё творение Ögmundr Eyþjófsbani – Эгмунд-Убийца-Грабителей-Курганов и отправили его на перевоспитание зарвавшегося иностранного гостя. Чем тот и занялся, убив Оддова побратима. Герой, однако, увещеванию не внял и стал, в свою очередь, мстить роботу-воспитателю, хотя знал, что убить того человеку не под силу. В ответ сам он попадает в различные приключения, где вновь и вновь теряет побратимов – как плата за то, что нагло бросает вызов судьбе.
Очень высокоморальная сага, и воистину искренне жаль, что её замечательные пересказчицы Е. Балобанова и О. Петерсон, с чьим текстом только и могут познакомиться русскоязычные посетители интернета, не сочли полезным рассказать это – главный – сюжет.
Впрочем, я тоже камень в них не брошу и тоже буду приводить отрывки из их замечательной работы, воспроизведённой на не менее замечательном сайте norrœn dýrd (http://norse.ulver.com ). За исключением разве одного-двух местечек, где я дам более подробный перевод с собственно древнеисландского текста саги.
Потому что нас, собственно, не мораль интересует – что мы, милиционеры, что ли? Нас интересуют именно некие примечательные соответствия между не всегда праведными делишками Одда и судьбой нашего князя Олега. Вещего.
Итак, будущий борец с судьбою, а пока плод, затрудняющий своей будущей матери наклоны вперёд, начинает свою жизнь фактически подкидышем. В семье другого бонда. Не в плохом смысле – просто родившийся в его доме мальчик понравился второму бонду. Вот тот и попросил оставить младенца в новой семье на то время, пока родителя съездят за наследством.
Правда, после поездки его так и не забрали, так что рос Одд у второго бонда до самых юношеских прыщиков. А когда ему исполнилось 12 лет, некая волховица-пророчица предрекла ему, будто умрёт он от своего коня.
Дружины у Одда ещё не было, поэтому в нагайки, по рецепту Владимира Семёновича Высоцкого, её не взяли. Но зато наш герой отнёсся к даме без рыцарских рефлексий и не нашёл ничего лучшего как съездить её по лицу так, что пошла кровь. После чего пророчество не могло не сбыться.
Рассердилась старушка.
Поскольку Одд был атеистом почище Плеханова, то сделал всё возможное, дабы антиматериалистическое деяние колдуньи не принесло ожидаемого реакционным фидеизмом результата. То есть коня они с другом убили. И закопали. И надпись написали.
Затем отправились на восток. В Бьярмаланд. Где вскорости изловили некоего пленника, говорившего по-норвежски и, судя по всему, представлявшего собою того самого кульфинга, о которых мы тут говорили:

Вернулись Одд с Асмундом на корабль и принесли пленника. Одд посадил его рядом с собою и стал расспрашивать.
— Выбирай, — сказал Одд, — или ты будешь отвечать мне на моём языке, или же я закую тебя в цепи.
— Спрашивай меня, о чём хочешь, — сказал кравчий.
— Скажи мне, какого ты рода и как долго прожил здесь?
— Прожил я здесь несколько лет, а родом я норвежец.
— Скажи, где нам искать здесь добычи, — продолжал спрашивать Одд.


Деловой парень. У «тамбовских» в авторитетах бы ходил.
Вот тогда они курганчик-то и вскрыли…
Да, что характерно: бились они потом со сбежавшим кравчим и близкими ему бьярмами именно дубинками.
Затем Одд много путешествовал. Несмотря на признаки клептомании, человеком он был, в принципе, добрым: признавал закон, согласно которому –

- не хочу обирать купцов или береговых жителей более, чем это необходимо в походе, и не позволяю обижать и грабить женщин.


А когда некто Хьялмар –

- предложил Одду остаться ещё на время в этой земле с тем, чтобы сжечь все селения и перебить людей, -


- наш герой отказался участвовать в таком холокосте.
Впоследствии он крестился, что, однако, не мешало показывать ему многие мелкие и крупные чудеса.
Побывал он на Сицилии, побывал в Иерусалиме, воевал с ирландцами и великанами. Между прочим, бывал и вот где:

…austr í Hólmgörðum… Garðaríki… Móramar; þat land er í Garðaríki…. Ráðstofa … Palteskjuborg … Súrsdal... Kænugörðum…


То есть –

- на востоке в Хольмгарде/Новгороде, Гардарике/Руси, Муроме, стране в Гардарике, Ростове, в Полоцкой крепости, в Суздале, в Киеве-городе…

Не напоминает вот этого? –

- и прозваша и́ Новъгород, и сѣдѣ ту, княжа, и раздая мужемъ своимъ волости и городы рубити: овому Полътескъ, овому Ростовъ, другому Бѣлоозеро. И по тѣмь городомъ суть находницѣ варязи; пѣрвии населници в Новѣгородѣ словенѣ, и в Полотьскѣ кривичи, Ростовѣ меряне, Бѣлѣозерѣ весь, Муромѣ мурома. И тѣми всѣми обладаше Рюрикъ.


Рюрик, правда, в Киеве, говорят, не был. Но Олег…
Кстати, практически в шутку – какой уж там из саги исторический источник! – но можно назвать имена Рюриковых управителей захваченными землями:

Garðaríki er svá mikit land, at þat var þá margra konunga ríki. Marró hét konungr. Hann réð fyrir Móramar; þat land er í Garðaríki. Ráðstafr hét konungr. Ráðstofa heitir þar, er hann réð fyrir. Eddval hét konungr. Hann réð fyrir því ríki, er Súrsdal heitir. Hólmgeirr hét sá konungr, er næst Kvillánus réð fyrir Hólmgarði. Paltes hét konungr. Hann réð fyrir Palteskjuborg. Kænmarr hét konungr. Hann réð fyrir Kænugörðum, en þar byggði fyrst Magok, sonr Japhets Nóasonar. Þessir konungar allir, sem nú eru nefndir, váru skattgildir undir Kvillánus konun
g.

В целом, это будет так:

Гардарики – очень большая страна и в ней правило много королей. В Муроме был королём Марро. В Ростове – Радстаф. Эддваль сидел в Суздале. Хольмгейр вместе с Квилланусом был в Новгороде.

Дальше догадаетесь? –

- Пальтес правил Полоцком, Кеннмарр – Киевом, где первым сидел Магог, сын Иафета, сына Ноя
.

И все они давали дань Квилланусу. Так что смех смехом, а систему управления русами Русью мы здесь видим чётко: не наместники великого князя сидели по городам, а данники. Хоть у себя они и могли значиться конунгами, но на деле были вассалами центрального конунга в Новгороде. То есть сага между делом вдруг рассказала нам, как функционировало государственное устройство при первых русских правителях.
Конец этого устройства мы застаём уже в нашей летописи, в рассказе о том, как сын Ярослав, посаженный в Новгороде, отказался платить дань отцу Владимиру в Киев:

Въ лѣто 6522. Ярославу сущу в Новѣгородѣ и урокомъ дающю 2000 гривенъ от года до года Кыеву, а тысящю Новѣгородѣ гридемъ раздаваху. И тако дааху вси посадницѣ новьгородьстии, а Ярославъ поча сего не даяти Кыеву, отцю своему. И рче Володимиръ: «Теребите путь и мосты мостите» — хотяше бо ити на Ярослава, на сына своего, но разболѣся.

В общем, долго странствовал, пока не попал в неизвестную ему страну, где люди одного с ним языка и обычая воевали со славянами:

þá er á Vindum


Там он прибился к дружине конунга. Долго его держали там за парвеню, покуда он не показал своих прекрасных воинских качеств. После чего получил поручение победить короля, –

который правит страной, называемой Бьялка, - er Bjálka heitir -

- потому как –

- конунгу нашему надлежит получать дань с этой земли, но они давно уже ничего не платят ему, а потому обещал наш конунг выдать свою дочь за того, кто сумеет заставить их платить дань.

Приметим на будущее эту славную манеру – выбивать задолженность с помощью проезжего молодца, когда мы найдём ей закономерный, но уж больнол близкий аналог в русских былинах… кстати, о… Вольге же! Но пока переведём название страны:

Bjálka – балка, бревно, лес


Лес!
Правда, так же прозывают и короля этой земли:

er Álfr heitir ok kallaðr bjálki.


Но в такого рода произведениях это ничего не значит. Или, наоборот, значит достаточно много.
В конечном итоге -

подчинил Одд Бьялкаланд конунгу Гейррёду (Herrauð) и, обложив эту страну данью, с огромной добычей вернулся назад.

Но –

вскоре после того конунг Гейррёд заболел и умер, и Одд велел насыпать над ним высокий курган, и немало рогов было опорожнено на поминках Гейррёда и на свадьбе Одда.


Есть в Новгородской области громадный курган. Так и называют его «Рюриковой могилою»…
Затем Одд долго правил –

- обширной богатой землей.


Однако попала однажды ему шлея под хвост и захотелось ему поглядеть на то место, где он родился, и где закопал невинно убиенную коняжку.
А на том месте –

Стал он раскапывать землю копьем, и все увидели в земле череп коня. Выползла оттуда змея, подползла к Одду и ужалила его в ногу пониже щиколотки. И от яда её распухла у Одда вся нога и бедро.

На этом месте обычно наши пересказыватели саги предлагают читателям самим сделать вывод, как это всё совпадает с историей о смерти Вещего Олега. Я этого делать не буду. Потому что сага заканчивается гораздо более любопытным, с моей точки зрения, заключением:

Похоронив Одда, поплыли его люди домой, на юг, и рассказали Силькисив его песнь. Она ответила, что ожидала такой вести.
После этого стала она сама управлять страной вместе со своим сыном — очень знаменитый человек вышел со временем из него
.

А Силькисиф –

Silkisif –


- переводится как «шёлковая богиня». А от «богини» недалеко до «святой» Helgi…
А у Ольги как раз был сын, который –

- nú óx þar upp sá ættbogi, sem frá Oddi er kominn í Garðaríki

Вот-вот.
В Гардарики.
Ох, и знаменит был Святослав в Гардарики…
И вот в этой связи занятными представляются некоторые аналогии в жизни нашего князя Олега.
Там, правда, воистину «темна вода во облацех», в ранних-то заметках «Повести временных лет». Но ведь и они на чём-то основаны были, не из головы Нестор историю выдумал, как оно ныне археологически и подтверждается. Так что былина исландская в сравнении с былинами русскими тоже могут дать какую-то если не информацию, то хоть ориентацию.
Итак, Олег. Не прямой наследник Рюрика. Но родич. Через жену. Из Норвегии. Принявший затем на каком-то основании власть над страной.
Одд. Не прямой наследние Гейррёда, но ставший его родичем через женитьбу на дочери. Принявший на этом основании власть над страной.
Олег. Завоёвывал севых и овых от хладных северных скал до южных морей. При этом показывал чудеса воинских хитростей.
Одд. Аналогично.
Олег. В качестве, словами хазарского кагана Иосифа, «царя Руси» воевал с Хазарией, подчинил себе и обложил данью племена, ранее подданные Хазарии.
Одд. Завоевал Бьялкаланд, страну (строевого) леса, обложил её данью. Где у нас настоящий строевой лес (был)? Под Воронежем и в прочих южных местах, где чистый, не таёжный лес соседствовал со степью.
Олег. Так или иначе передал наследство потомку, который вырос один при матери-вдове, но стал знаменит на Руси.
Одд. Оставил жену вдовой, но выросший при ней сирота-наследник стал знаменит в Гардарики.
Ну и лошадка, куда ж без лошадки.
При том, что хронология первых записей в ПВЛ весьма недостоверна, а личные и семейные взаимоотношения действующих лиц предельно затуманены, эти похожести могут, мне кажется, рассматриваться как аналогии. Конечно, Святослав – сын не Олега, а Игоря, о том нам говорят не только летописные, но и внешние источники. Но ведь и сага - не документ и даже не летопись. И наши былины описывают отнюдь не исторического князя Владимира, а дают некий собирательный образ. Но событийная попдплёка в них – доказано – реальная.
Кстати, мы позднее увидим как раз былинный аналог того, как некто Вольга собирал задолженную дань с неких вредных мужичков-разбойничков. Почти как Одд.
Так что изображённый в саге собирательный образ, в котором отразились деяния и Олега, и Игоря, и, может быть, ещё нескольких князей-русов, ничем всерьёз не противоречит историческим данным. Особенно если учесть приведённый список подчинённых новгородскому конунгу земель и даннические отношения тех с Новгородом. И припомнить более поздних – но тоже пактиотов русов, обязанных тем данью и лодками, о чём поведал Константин Багрянородный.
Академического историка, конечно, переворотит от таких смелых аналогий – но нам-то можно…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments