May 31st, 2006

Кто-то должен был оказаться Иудой?

Размышление не размышление, вопрос не вопрос, а сам не знаю что - недооформившаяся мысль.
Вот мы постоянно персонифицируем определенные политические эпохи и определенный набор политических действий. Сталин - одно, Гитлер - другое, Черчилль - третье и т.д.
Но вот если брать первых двух тиранов - то была ли тирания вообще их личным деянием? Нет, я не говорю, что они склонны были оставаться порхающими гимназисточками, - но насколько они были вообще субъектами, двигателями, решателями той истории, которая случилась. Не были ли они обычными заложниками, жертвами государственной необходимости, теми самыми Иудами, которых Господь умолил поцеловать его, чтобы тем самым дать ему возможность свершить свое пусть трагическое и мучительное, но обязательное назначение?
Мы не знаем, по каким причинам Б-г наметил своего сына в жертву - в его умных еврейских тараканах в голове не пороешься. Но раз наметил - обязан был появиться и Иуда. Которого, при других стечениях обстоятельств могли звать и Петр - но тому в спектакле была отведена роль Отрекшегося.
Мы знаем, по каким причинам Германия и Россия пришли к своему состоянию 20-начала 30-х годов. И как бы ни были виноваты жидобольшевики и, соответственно, вильгельмовские прусские милитаристы, их роль нам не важна. Есть факт: ни Германия, ни Россия не могли физически существовать в том формате, который им был предопределен предателями-победителями в лице западных демократий. Вода несжимаема. Это сейчас Россию можно скатывать в сопливый шарик, поскольку она аморфна и сдута, она выкипела, обратилась в пар, а пар ушел в свисток. А тогда она еще во многом наследовала могучей империи - так же, как и Германия.
И вот эта ломка, это разрушение оболочек, которые распирало одновременно и новыми, вызванными к жизни войной и революцией, силами, и старыми, оставшимися от империй, - могло ли пройти без эксцессов ценой в миллионы судеб?
Сталиным ли, Гитлером ли они были обречены, эти судьбы? Нет, эти люди просто были вынесены наверх политической волной, как с той же вероятностью могли быть вынесены и другие.
Именно закономерности положения государств и народов требовали ломки и жерств - и кто-то должен был оказаться Иудой, олицетворившим их. Кто-то неумолимо должен был оказаться выбранным историей, чтобы запечатлеть иудин поцелуй на челе невинного народа. Ибо народ по условиям игры в историю всегда должен быть жертвою только невинной - если уж им приходится жертвовать. Иисус не может быть обвинен в том, что вырастил и воспитал предателя, что своими проповедями не избавил его от пороков, что проглядел в нем своего палача. Иначе какая цена его проповедям, раз его собственный ученик в них не поверил? Какова вина нас, грешных и неверующих, если его проповеди не убедили собственного апостола?
И народ - народ не может быть обвинен, что с величайшим упоением резал и гнал собственных братьев, что с восторгом внимал своим тиранам, что взращивал и вскармливал своих палачей - и сам миллионами душ становился палачами над миллионами душ. Нет, народ, согласно идеограмме истории, лишь несет крест.
А значит, необходимы и те, кто его отправил с этим крестом на Дорогу Скорби…

Централизация власти - вопрос очень сложный

Централизация власти - вопрос очень сложный
С очень многими входящими переменными.
По умолчанию - она выгодна данной правящей группировке. Даже если к власти рвется группировка с противоположными лозунгами, то, обретя оную власть, она ее будет непременно центрилизовать. Такова уж природа и человека, и власти.
Но это - закон стратегический. А локально на местах могут развиться такие экономически мощные властные элиты, которые могту позволить себе отвергать централизацию, а центр с этим поделать ничего не может. Это тоже закон - но второго уровня: он непременно следует за централизацией вслед за обеспечиваемым ею ростом экономического потенциала регионов.
Но есть закон и третьего уровня: централизация происходит не только географически, но и социально, и политически.
В социальном смысле она или отвергает сотрудничество с другими социальными группами, кроме властной элиты, и тем лишает себя опоры, после чего гибнет, или втягивает в себя другие социальные группы, но тем самым постепенно лишая централизацию смысла. Если, правда, у элиты нет возможности эксплуатировать чужой экономический и социальный капитал - колоний (колониализм), оккупированных территорий (гитлеризм), покоренных народов с их экономическим потенциалом (американизм) и т.д. Впрочем, это только отдаляет срок неизбежного растворения централизации. Collapse )

Переписка славянофила с норманнистом

From: alexander@pereswet.com
To: Aleksandr Shuljak
Sent: Monday, March 01, 2004 6:33 AM
Subject: Re: Привет

Привет, Александр!
Прости за задержку - болел.
Что касается оселедцев у норманнов - не знаю таких свидетельств. С другой стороны, там было большое разнообразие воинских причесок, так что все возможно. Но я абсолютно не настаиваю на этом. Ты вот невнимательно следишь за моей позицией: я как раз и говорю, что русские - и не скандинавы только, они еще и славяне, ис финны, и степняки - новая, отдельная нация. Так что оселедец у Святослава мог быть и степного происхождения, об этом мы с Бастером одно время к согласию приходили. И как князь русов он его мог и носить.
Мне ведь совершенно не важны князья-скандинавы. Я просто вижу больше скандинавских соответствий в их именах, чем чьих-либо еще. Куда важнее то, что скандинавы присутствовали в воинской и государственной элите "рода русского", то есть были этноообразующей силой, делая русских наследниками в том числе и норманнской доблести.
А по поводу древности рода - то как раз это является свидетельством скорее скандинавскости Святослава. Ибо какие древние роды тогда у славян или степняков, признанных королевств не имевших? - а вот у скандинавов этих королей и королевств была куча, Европа их признавала, и если Рюрик был Скьолдунгом действительно, то Святослав род свой вообще к богам мог возводить.

С уважением,
Александр
Collapse )

Штурм не напрасный, но жестокий

Мне уже приходилось писать о жути, которая охватывает знакомого с историей русского на Зееловских высотах. Стоишь над обрывом, а впереди, до горизонта - плоская пойма.
По ней, в лоб на обрывы, Жуков погнал свой фронт. Правее него Рокоссовскому ставилась всего лишь задача флангового прикрытия Жукова, а Коневу - слева - разгромить группировку у Коттбуса и выйти к Дрездену.
Как на чей вкус, а я уже в этом планировании вижу гигантский стратегический изъян: всем трем фронтам давалась задача бить в лоб, а не обходить Берлин по возможно более широкой дуге, громя не изготовившиеся за два месяца к обороне группы армий "Висла" и "Центр", а только формирующиеся группы "Мозер" и Штайнера. То есть всерьез выходить на стратегический простор и устраивать берлинской группировке гигантский Сталинград. Повторюсь: пусть это гражданское теоретизирование, но когда Рокоссовсому ставят задачу выйти на Анклам и Виттенберге - это означает, что он идет прямо и Жукову помогает только тем, что гробит встреченные войска противника. Аналогичная задача - Коневу: бей в лоб, дойди до Дрездена и все.
Кто делал такой план? Тот, кому ни с кем не хотелось делиться славой главного полководца и "брателя" Берлина. Ради этого лобовой штурм был вполне для него приемлем.Collapse )

ПОПРАВЛЯЯ КЛАУЗЕВИЦА

Озвученная Клаузевицем каноническая, восходящая к самим участникам этого исторического события, версия расстановки сил и диспозиции перед Бородинским сражением выглядит следующим образом.
Позиция при Бородине относительно хороша для бедной вообще позициями России: перед фронтом русских в неудобной для форсирования долине протекает река Колоча, сзади нее есть несколько высот, удобных для обороны. Проблема же этой позиции заключается в том, что Новая Смоленская дорога, удобная для марша обеих армий и при обороне, и при наступлении, проходит параллельно реке и, следовательно, фронту, отчего при неблагоприятном развитии событий отступление левого фланга становится проблематичным.Collapse )

О смерти

Смерть одновременно и субъектна, и объектна. Она
является абсолютным феноменом, распадающимся на бесконечное
множество бесконечно малых проявлений. Это - интеграл, по иксу,
стремящемуся к нулю. В то же время - это бесконечно огромная
величина для этого самого икса. То есть я даже не возьмусь сводить
уравнение, где икс стабильно равен единице, в то же время его
функция в этом уравнении стремится к нулю, а эн по икс стремится к
бесконечности.
Бесконечно большое постигает бесконечно большое в числе,
стремящемуся к бесконечности.

Личность есть бесконечность в себе и для себя.
Два. Личность есть ничто на весах Бытия.
Три. Смерть есть бесконечность для личности.
Четыре. Смерть есть ничто на весах Бытия.
Пять. Бесконечность личностей есть все на весах Бытия.
Итог. Сведите вне интегрального исчисления бесконечность бесконечно
большого числа бесконечно малых личностей на весах бесконечно
ничтожной для Бытия и бесконечно великой для отдельной личности
Смерти.
Примечание. Я все это не могу свести и в рамках интегрального
исчисления.
Говоря по-простому: каждый из нас - чмо, но нас много, но все мы -
смертны, но смертны индивидуально. Отсюда: является ли бесконечное
количество смерти для индивидуально малого, но бесконечно численного
чма явлением для каждого отдельного чма субъективным или
объективным? Вопрос второй: является ли оное объективным или
субъективным для бесконечно большого сообщества чмов?

Мыслящая плесень. Не песчинка, ибо песчинки независимы друг от
друга. А мы - мы покрываем бытие своей шевелящейся коркой, где
смерть каждой клетки является объективной - для бесконечно малой
нее - и не существующей для всех живущих остальных.

Математика картины мира

То, что интересует гуманитария - это связная картина мира, понятная для уборщицы. Я крайне ценю неравновесную плазму, но это ничто для уборщиц.
Это, кстати, - то есть "уборщицы" - весьма ценный потенциал для сведения потенций "физиков" к приемлемому для народа уровню. Да. с помощью уравнения Кадомцева-Петвиашвили мы можем, в частности, описать (или попытаться описать) "красное пятно" на Юпитере. Но опишем ли мы его природу, его генезис, его, если хотите, не подчиняющуюся известным нам законам физики, саму существенность?
Нет!
Мы можем придумать множество остроумных уравнений для описания того, что есть во Вселенной. В частности, мы, конечно, можем описать явление в виде "u+uu+uuu" и т.п. (утрирую), но само допущение допущений делает формулу уродливой. Следовательно, некрасивой. Следовательно, уродливой.
А вот тут - и есть то, за что я и зацепился:
"Подчеркну, что появилось множество уравнений с заданными нелинейностями. И у каждого уравнения нелинейность была своя, отличная от нелинейностей других полученных уравнений.
После этого народ начал чесать Репу и думать о том, как бы эти уравнения можно было бы решить поточнее".
Верно! Но поиск общей линейности для частных нелинейностей обязан был привести либо к линейности верхнего уровня - либо к нелинейности окончательной, несводимой в уравнение. Но поскольку мы знаем, что единое уравнение мира не может не существовать, то мы и пытаемся искать его в элементарной статистике. Collapse )

Отношения России и Турции между мировыми войнами

В общем, да, информации крайне мало. Как-то прошел двадцатилетний период в отношениях между Турцией и Россией мимо внимания общественности.
Вкратце, по немногочисленным источникам, было так.
До 1917 года война в акватории Черного моря шла противоречиво, но, в принципе, со все большим преимуществом русских. Немецкие крейсера "Бреслау" и "Гебен" уже не осмеливались уходить далеко в море, частично были повреждены, с них сняли орудия для береговой обороны, турецкий крейсер "Гамидие" вообще поставили на прикол. Русские же свободно минировали уже выход из Босфора, а тот же "Бреслау" не потопили лишь потому, что скорости не хватило. Осенью 1916 года русские начали готовить операцию по захвату Проливов, а англичане весной 1917 бомбили Константинополь.
Словом, все шло к тому, что Россия действительно захватывала Проливы в силу чисто военных причин, а любезные "союзники" впервые за всю истори. не только не могли этому помешать, но и были в том прямо заинтересованы.Collapse )

О государственном управлении

Кого мытьём, кого катаньем, но однажды аппарат построил государственную власть и само государство в колонну.
А вот "Шагом марш!" не скомандовал. Ибо чтобы скомандовать, надо саму эту команду спланировать, разработать, рассчитать, обеспечить материально-техническими средствами и т.д. А даже маршрут спланировать оказалось некому!
И вот стоит колонна в строю, начинает переминаться, разговорчики допускает, кто-то в кулак покуривать начал. Офицеры ещё своих солдат одёргивают, но и сами в некотором скепсисе находятся - им-то ясно, что командование затрудняется в главном: в цели движения.
Кто-то выкрикнул из колонны: "Эй, командир, ты хоть знаешь, куда вести-то?" Его тут же из строя выхватили, показательно расстреляли. Остальные притихли, но набычились, и в глубине их мозгов уже замаячила в будущем бою спина командира на перекрестье прицела и мушки.
Чтобы хоть что-то делать, командир выпустил вдоль строя ораву замполитов. Они начали показывать бойцам плакаты с изображением солдата, берущего Берлин, рассказывать про правильное направление движения, рисовать боевые листки с призывами к правильному строю.
Но все всё равно понимали, что стоят на месте, а команду двигаться никто не даёт. Каждый начал улучшать свою жизнь. Кто пописает прямо в строю, кто у впереди стоящего из "сидора" горбушку стырит, кто сапоги на валенки сменит, кто девочку гражданскую подманит. Старшины котловое довольствие стали на сторону отдавать, военным имуществом приторговывать.
Начали, в общем, все как-то обживаться, а некоторые, логически мыслящие бойцы, стали даже поговаривать, что всё зашибись идёт с таким командиром: всё же стоим, никаких Берлинов не штурмуем, живы и здоровы, значит; вон уже и девочек из строя не гонят, и присесть в строю можно, и у старшины добавку каши прикупить...Collapse )
И у всех в голове мысль крутится, даже и у командира самого: "Ну, и ради чего порядок наводили?.."