June 29th, 2006

Сталинистский некростих

Разговор с Иосифом Сталиным о том, что было и не было реализовано

Я никогда не верил в общение с духами.
То есть - что у нас есть душа,
которая бессмертна и переходит из тела в тело, -
в это я не то что верил, но хотелось думать, что это так.
Само собой, искались и свидетельства соответствующие. Но вот оказался я в одном доме, где с душами общались.
Детали –
не нужны; факт, что где-то к середине вечера выяснилось, что один среди нас –
человек, кстати, по моему мнению, весьма гнусный и порочный, мы с ним особо и не здоровались,
хотя правила человеческого общежития не позволяли нам –
не то, чтобы вызвать друг друга на дуэль –
да так просто, как раньше мушкетеры:
не понравился человек –
да и к барьеру его, -
так вот, эти правила заставляли нас даже –
вежливо обходиться друг с другом. Хотя и он, и я знали, что друг другу мы ненавистны. Collapse )

ПРАЗДНИК ПЛУГА

Труп дороги упал прямо посреди села. Грязь застыла в последнем броске на юг, высушенная жестоким солнцем, и теперь била по колесам ребрами взбитого шинами суглинка.
Асфальт давно отстал от нас, наскучив бежать в эти дальние от города края. Впрочем, его здесь, собственно, никто и не ждал - деревня встречала каждый новый рассвет во всеоружии "Нив" и тракторов. И лошадей.
Правда, лошади здесь были несознательные. Их отыскалось всего две, когда они потребовались по программе. Между тем, без них теряло смысл все, ради чего наш "Жигуленок" приносил в жертву различные части своего организма.
А именно: смысл терял сабантуй. Ибо какой сабантуй без конных скачек! В которых победителю достается сочный барашек или огонь-девица (в зависимости от гастрономических и иных наклонностей).
Тут надо сказать, что такое сабантуй. Это татарский и башкирский (в какой-то мере и общетюркский) народный праздник. Вроде дня пограничника, но только без зеленых фуражек и купания в фонтане Парка культуры и отдыха. Только если погранцы празднуют в этот день подписание вождем указа о своем создании, то татары отмечают более прозаические вещи - окончание весенних полевых работ. Сабантуй так и переводится с тюркского: "сабан" - плуг и "туй" - праздник. При сложении получается хорошо. Это если говорить об этимологии. А корни отыскать еще более просто - чтобы осенью был урожай, весной не вредно богов о том попросить, да и самим кстати повеселиться. У русских в свое время тоже существовал соответствующий языческий аналог, но затем он под давлением церковников был заслонен Троицей - хотя тоже, в общем, не грустным праздником. Collapse )

У РОССИИ ВСЕГДА БЫЛА СВОЯ ЧЕЧНЯ

Ребенок связался с плохой компанией. Напился, нахулиганил, что-то там разбил, попал в милицию... В ярости и отчаянии разгневанный отец достает ремень, чтобы проучить обнаглевшего отпрыска. Но... Тот, набычившись, тоже сжимает кулаки…
Каждое поколение кажется себе уникальным. Тем более - нынешние жители России. Это ж какая бездна истории делает нами! Это ж какие громадные события творятся вокруг! Это ж в какие перемены и жертвы мы сегодня втянуты!
Что втянуты - это верно. Вот только - куда, кем и как из этого выбраться? И вот в ответе на эти вопросы, как оказывается, мы очень сильно проигрываем нашим не таким уникальным предкам. Collapse )

ХРОНИКА ТРЯСУЩЕГОСЯ ПУТЧА

Семь часов. Будильник, как обычно с утра, включает радио. В это время всегда передают последние известия из-за рубежа, и очень приятно поваляться еще пятнадцать минут в полудреме, слушая заодно, чем там занималось этой ночью наше хлопотливое человечество.
Но сегодня вместо новостей какая-то нелепо-тягучая музыка - что-то, кажется, из очень пасмурного Чайковского. Значит, придется вставать, крутить настройку - наверняка жена вчера переключила на другую станцию. Но новостей все равно не передают - везде что-то классическое. Такой и была первая мысль - о перевороте, который устроили отчаявшиеся от наступления рока музыканты симфонических оркестров, чтобы донести, наконец, до слушателей свое искусство.
Но жена включает телевизор - и я понимаю, что забавная эта реминисценция близка, оказывается, к действительности.
Диктор с вытянутым и неподвижным, словно у идола с острова Пасхи лицом, читает с экрана текст. Из-под деревянного его голоса с каким-то замедлением докатываются слова: "Судьба Родины", "чрезвычайное положение", "восстановить порядок", "хозяйственные связи", "вооруженные группировки"...
...Женщины ко всему приспосабливаются быстрее. Жена уже появляется из кухни, неся кофе, и саркастически спрашивает, долго ли я еще собираюсь осмысливать сказанное диктором, лежа в постели. А я действительно все никак не могу ухватить происшедшее: все это происходило раньше где-то далеко, в Чили, Африке, в Польше... А теперь? В голосу лезут всякие вычитанные или увиденные по телевизору сцены: дворец Ла Монеда в Сантъяго, польские солдаты с автоматами на вокзале в Варшаве, танки на перекрестках...
Что будет у нас? Штурм? Аресты? А меня возьмут? С одной стороны, вроде бы зарекомендовал себя плохо по отношению к коммунистам: и над режимом смеялся, и разоблачения делал, и даже секретные политические документы публиковал. И вообще - как журналист, вполне проявил себя их противником, так что в КГБ досье должно быть…
А с другой стороны - ну кто я такой? Таких, как я, противников - среди журналистов каждый второй. Множество моих коллег должны казаться куда более вредоносными, чем я.
А с третьей точки зрения - работаю я в "Московских новостях", газете, которая давно стала красной тряпкой для всех консерваторов, для всех приверженцев старых коммунистических принципов, и во всяком случае для путчистов.
В общем, арестуют меня, решил я. И выпил кофе.
* * * Collapse )

ПОЛЕ БИТВЫ, НА КОТОРОМ СТРЕЛЯЛИ В СЕБЯ

Темно. Пять утра. Только что закончился комендантский час. Пусто вокруг.
На остановке стоят две женщины. Спрашивают участливо:
- Из тюрьмы, что ли, идете?
- Да, - отвечает кто-то из нас.
- И за что вас?
А вот это мы как раз сами и хотели понять всю ночь, что провели за каменными стенами. Но это трудно объяснить. А потому кто-то ляпает:
- Да вот, Белый дом защищали...
- Господи, - ахает одна из женщин. - Зачем вам это надо было? Сколько ж там народу побили...
- Да нам за это деньги заплатили, - это он так продолжает шутить.
Женщина вздыхает осуждающе:
- Они того не стоят, деньги-то...
Посмеялись. Да и к чему было рассказывать, что из тюрьмы вышли пятеро журналистов, всего лишь пытавшихся делать свою работу.
Быть там, где происходят события.
*** Collapse )

МИЛИЦИОНЕР

В дискуссии о том, куда пойдет дальше Россия, ответ, собственно, давно найден. Найден площадью.
Иное дело, что площадь всегда лишь туманно знает, чего она хочет. Зато она твердо знает, чего не хочет.
И это ее нежелание сделало революцию. Таких "Дней нежелания" много за годы перестройки познали и площади Москвы. Но, пожалуй, лишь один из них мог завершиться такой же революцией, что и в Германии. Или в Чехословакии.
Может быть, тогда не было бы августовского путча...
Это был день, когда сотни тысяч русских вышли на демонстрацию именно потому, что против них были двинуты войска. Это был день, когда начинатель перестройки и демократизации, облеченный всеми мыслимыми в своей стране полномочиями, не нашел с народом, которому так часто клялся в верности, иного языка как - бронетранспортеры, дубинки, солдатские щиты.
Это был день, когда миллионы русских распрощались с последними иллюзиями по поводу возможности тех властей, на которые когда-то возлагались все надежды, связанные с перестройкой. Они сделали из этого разные выводы - кто ушел в стан радикалов, кто укрепился в демократических убеждениях, кто стал приверженцем "сильной руки", кто записался в монархисты...
Но все эти люди навсегда попрощались с Горбачевым. Collapse )

РАЙОННАЯ ВОЙНА

Солнце, как подвыпивший электрик, ушло домой, забыв выключить свет. Скатившись, словно капля крови по небритой щеке горы, оно, уже невидимое, еще некоторое время выкрашивало розовыми и сиреневыми полосами равнодушные вершины. И лишь потом, будто спохватившись, последним своим движением смахнуло с гор вечернюю иллюминацию.
И над горами зашептались звезды... В пронзительной, звонкой тишине их мерцание, их бесконечное перемигивание через контрольно-следовую полосу Млечного пути казались немного даже лихорадочными - словно высыпавший на небо разделенный народец пытался поскорее пересказать новости друг другу, но тихо, шепотом, чтобы не потревожить космических пограничников. И спящее внизу человечество.
И странной казалась эта забота. Как странной казалась и эта бесконечная тишина.
Ибо внизу была война. Collapse )

ИМПЕРИЯ СТРАСТИ

"В дыму и грохоте сражений вставала империя в грозном своем блеске!.."
Оды, оратории и гимны обладают чаще всего одной особенностью. Их можно не знать, не любить и не слушать, но они все равно вызывают почтение.
Россия - это ода. Россия, не вызывающая почтения, - это оксюморон. Несочетаемые понятия. Как "живой труп" или "горячий снег". Литературный прием, не более.
Еще лучше, если Россия вызывает трепет. Или даже дрожь. Кантата должна быть величественной. Империя должна быть великой.
***
Вначале никакого империализма не было. Ни русского, ни какого бы то ни было еще. Было нормальное феодальное государство, где князья влюбленно резались друг с другом, покрывали данью все, что только двигалось, что-то там основывали, делили, прокладывали. Словом, развивались нормальные полуразбойничьи государства, где вполне цивилизованным поводом для наступления на соседей считалось желание "испити шеломом Дону великаго".
И если бы так все продолжалось, как оно начиналось, были бы мы сегодня свидетелями существования нескольких русифицированных, но разных государств на Восточно-Европейской равнине. Что-то вроде окатоличенной Хорватии вокруг Новгорода-Пскова, чувствующей себя ближе к балтийской цивилизации эстов и латышей. Венгероподобной Киевщины, в которой половцы ассимилировались с русскими в южноевропейскую диаспору. Галичина, которая, впрочем, и без того сегодня существует, но которая включала бы в себя еще и нынешнюю Молдавию и половину Румынии. Отсталый полуфинский Суздаль с Ростовом, где тихие незлобивые поселенцы вывешивали бы белые портки на кустах и потрясали бы иностранцев приглашениями на интерполовые банные дни.
Но так не продолжалось. Невесть откуда пришел "народ незнаемый, рекомый тартарове", бодро покрошил тогдашние восточноевропейские государства, понавизжался в битвах, перетаскал к себе в кибитки всех возможных женщин, попировал на положенных под доски князьях - и завел тем самым страшную пружину, которая рано или поздно должна была выстрелить. Collapse )

ПОЛЬСКИЙ ТРАНЗИТ

Они оттолкнулись от обочины широкой «минки» мягко, словно мячики. Оттолкнулись и наискось пошли за нами. Чуть спереди отъехала вторая машина, тоже с литовскими номерами. "Коробочка" была классической...
* * *
...Последнего германского пограничника я провожал взглядом, как родного. За ним уже ждали поляки. «Пашпорты проше», — сказал один. «Машину ко стоянке», — рявкнул другой.
Прощай, цивилизация. Здравствуй, Польша...
* * *
Какой главный совет дал бы я новичку, спрашивает меня приятель, собравшийся взять машину в Германии. Я отвечаю просто: не езди через Польшу.
***
Как уважаемая законом и государством личность ты перестаешь существовать немедленно после того, как тебе вернет паспорт немецкий пограничник. Ты оказываешься в Польше и сразу становишься одновременно и этаким жирненьким бройлером, с которого грех не отщипывать по кусочку, - и совершенно презренным существом, которого положено подозревать, провоцировать и по возможности карать.
* * *
Если твой автомобиль выглядит дорого и достойно - а ты на «крутого» не натягиваешь, - будь готов к тому, что через несколько километров от обочины стартует за тобой машина-две. И либо они дождутся, пока ты остановишься на заправке или перед кафе - либо остановят тебя сами. А там - в зависимости: либо тебя заставят платить «за транзит», либо... Впрочем, до трупов в лесу дело доходит редко.
Особенно это касается «франкфуртского», как его традиционно называют, перехода - точнее, перехода между Франкфуртом-на-Одере и польским Свечко. В меньшей степени - по крайней мере, могу судить по собственному опыту, - эта смычка между бандитами и таможенниками характерна для других пограничных пунктов. Но есть она и там.
*** Collapse )

АДЪЮТАНТЫ ЧЕРНОЙ КАССЫ. Опыт расследования

Хотя смерть Влада Листьева, как и следовало ожидать, оказалась мастерски использована для повышения рейтингов влюбленной в себя журналистской номенклатуры, кое-что важное было произнесено. Среди потока капризных банальностей обратила на себя внимание мысль начальника Российского телерадио Олега Попцова: чрезвычайные происшествия происходят с такой пугающей регулярностью, словно кто-то наслаивает их друг на друга, хочет новым заслонить предыдущее...

ФАКТ ПЕРВЫЙ: ВЕРХОВОЙ НЮХ
Подсознание Попцова имело право разгрузиться таким образом: для него, еще отмеченного хищной тенью дамоклова меча, только что едва не уволенного за неподходящее освещение чечни, убийство Листьева загородило начавший разбухать скандал на РТВ. Скандал серьезный: кто бы ни был настоящим заказчиком столь своевременно появившегося интервью с фашистом, старательные парни из прокуратуры уже на второй день после команды "разобраться" потянули на допрос автора программы Олега Вакуловского. По словам Олега, взялись за него рьяно, так что журналисты из свидетелей могли быстро превратиться в соучастников - по крайней мере, по 74-ой, за разжигание национальной розни.
С чего бы такая рьянь? Ранее одна известная соседка президента по Крылатскому обещала главу государства за ноги подвесить - и молчок, даже из Крылатского не выгнали, в родную Чечню не отправили. Анпилов в лучшие свои времена всем московским фонарям демократические украшения обещал - и ничего. А тут всего-то: двух депутатов расстрелять парень погрозился, да сказал, что люди его везде, где надо, расставлены - и сразу в Лефортово! А он даже ни одного плохого слова в адрес президента не произнес... Collapse )

ОТКРОВЕНИЯ ОХРАННИКА ДУДАЕВА

Вы, русские, странные люди. Нелогичные. Вы набросились на Чечню, словно звери. А у нас - так, если откровенно, - никто по-настоящему не представлял себе Ичкерию вне России. Ну, там, закрытые границы, в Москву не поехать, деньги разные... Независимость от Кремля - это да. Наша земля - мы решаем, как на ней жить. Это же правильно? А нам за это - по шапке. Да видишь, не получается у вас. И еще пятьдесят лет не получится.
Почему? Надо уметь воевать. По-воински, благородно. А то сначала дуриком лезут, будто на танцы в колхозный клуб приехали, а не на войну. А потом, когда их за глупость накажут, лупят по всему, что из земли торчит. Когда снаряды все перепашут - храбрость просыпается. А отыгрываются на гражданских. Грабят, убивают, унижают. Естественно, люди идут к нам, к Джохару. Так вот я тебе скажу: либо ваша армия разложилась вконец, так, что ее не контролируют командиры, либо ваши русские - враги России. Потому, что то, что они делают, никакого мира принести не может.
Это даже не жестокость. Это хуже - глупость. Ведь почему война так долго идет - и будет идти, потому что мы еще по-настоящему за ваших не брались, там, с диверсиями, взрывами?.. Потому война идет и будет идти до конца, что много людей хотят русским отомстить. У меня самого под бомбежкой погибла вся семья. Я ненавижу русских.
Рассуди сам: захватили какое-то село - что надо делать? Собрать сход, поклониться старейшинам, объяснить, зачем, что и чего... Люди покричат, но смирятся. А что происходит? Русские входят, тут же начинаются избиения, расстрелы, грабежи. Мужчины уходят мстить.
И вот это главное, что поддерживает Джохара. Джохар ведь не сам воюет. Если бы с ним не встали люди - что бы из него уже теперь сделали? А так, конечно - русские чуть ли не нарочно загнали мужчин в отряды своих противников... Collapse )

ВОСТОЧНАЯ ГЕРМАНИЯ: РАЗДЕЛЕННЫЕ В СЕБЕ САМИХ

...На вид ей всего двадцать-двадцать два. Но Эльке уже совладелец и директор хлебопекарни. С десятью работниками и оборотом не менее миллиона марок в год.
- Пекарня раньше была нашей, - рассказывает молодая предпринимательница. - В семьдесят втором власти ГДР национализировали семейное предприятие моих родителей, после Поворота наша собственность была возвращена.
«Поворот» - так в Германии называют события ноября 1989 года, когда под давлением тысяч демонстрантов рухнул сначала режим коммунистов, сам коммунизм, затем стена в Берлине и, наконец, ГДР как государство. Именно падению берлинской стены исполнилось ныне 10 лет.
Молодая девушка имеет основания радоваться результатам Поворота - у нее появилась собственность, деньги и работа. Но далеко не все в сегодняшней Германии разделяют ее радость.
Самый характерный показатель истинных народных настроений - анекдоты. И что же изобрело народное творчество по поводу отношений между западными и восточными немцами? Вот лишь несколько примеров.
Западный немец (здесь их называют «Весси») издевается над восточным («Осси»):
- Вы боретесь за деньги, а мы - за честь.
- Правильно, - соглашается Осси. - Каждый борется за то, чего ему не хватает.
Или вот:
Весси говорит разочарованно:
- Осси, что вы были за прекрасные, честные и верные люди в начале моего пребывания здесь!
Осси:
- Верно. Теперь вы сами видите, что вы из нас сделали... Collapse )

НИЩАЯ

Есть книга о тех, кто пережил клиническую смерть. Они рассказывают, будто попадали в какую-то длинную узкую трубу. И будто летели по ней они - или их души - куда-то навстречу свету и теплу...
И не хотелось им возвращаться...
Её путь - тоже труба. С разложившимся кафелем на стеках, с замыз¬ганными скелетами светильников наверху, с замотанными в темное угрюмыми тенями, совершающими свой мрачный побег в себя. Со сквозняком, насморком по весенней слякоти, с коленопреклоненным звоном мелочи, роняемой на грязный платок…
И с суетливым движением руки, словно рисующей перекрестье на собственном сердце...
- Так что, генерал Ефимов, Цыганенок жив. Так и передай ему. Не смотри, что милостыню собираю, - я боевая девка была. Должен он меня помнить. А нет - так скажешь: Севастополь. Сорок первый год. Была я там. Страсть что творилось. А звали меня Цыганенком, такая я была. И стреляли, и бомбили, и страху от немцев терпели... А потом, когда эвакуировали, не всех взяли. Говорили после, что сами ушли и всех забрали. А не всех. Которые раненые, которые не успели... Бросили много людей, особенно тех, что еще на передовой сидели. Прикрывали вакуацию.
Там и познакомились мы с генералом Ефимовым. А потом он меня потерял. Или я его - уж не помню. Помню немцев, когда пришли, зна¬ешь, что со мной делали... Я ж и спрятаться не могла, девчонка со¬всем, да контузило меня...
А про жизнь свою не буду тебе рассказывать. Не могу я. Collapse )

ПОСЛЕДНЯЯ «ЗАРНИЦА»

Нет, для большинства это был самый обычный день. Пивка, конечно, было еще не столько, сколько сейчас, но немало людей начали день с оздоравливающего глотка. Другие - люди женского пола - потянулись по очередям: магазины нищали, и продуктами имело смысл запастись, пока все не разобрали. Большинство же мирно медитировало в гуле метро, готовясь отработать очередной день перестройки.
Так что лишь три группки специфически активных граждан встретили утро в необычном состоянии духа. К тому дню они настолько наговорились и настроились политических и экономических схем, что сил продолжать это малопродуктивное занятие уже не было. Одни покумекали на объекте «Альфа» и решили все налепленное за годы перестройки уродство смахнуть и начать выстраивать модель государства заново. Без дурацких «новых союзных договоров», кооперативов и разнузданности прессы. Другой, в душе с этим согласный, но не готовый рискнуть, умыл руки и укрылся в Форосе до прояснения того, как все получится. Третьи, тоже предупрежденные заранее, таили замыслы провести на всей планируемой дури свою собственную игру и ждали только, когда подмосковные военные городки окутаются сизым дымом танковых выхлопов.
Вот эти три группы и решили выяснить, кто сильнее, устроив в столице подобие известной пионерской игры «Зарница». Это где детки разливаются на несколько отрядов, нашивают себе разноцветные погоны на маечки и носятся по лесу, стараясь отнять у противника флаг. При этом стукать друг друга нельзя, деревянным автоматом бить - тем более, а противника можно только брать в плен, срывая с него «погоны». А после игры и «синие», и «красные» вместе идут пить компот и есть запеканку.
Так начиналось и в то августовское утро. В пионерлагере отменили обычные мероприятия, старший вожатый удалился от дел, по трансляции заиграли классическую музыку, а пионеры, надев погоны, стали гоняться друг за другом. Collapse )

О прогрессорстве

> Французов они там свысока по плечу похлопывали. Одобрительно. Если, конечно, это были правильные французы, какие-нибудь радиооптики. А были еще неправильные -- вспомните "Стажеров". Вот где красота! Идеологические споры Ивана с барменом в Мирза-Чарле, будни международного космодрома, и венец всему -- налет Юрковского на Бамбергу. Охренетительнейшая вещь, ежели сейчас перечитать. И "Хищные вещи века" очччень хорошо сейчас смотрятся.
>
С другой стороны: а не было ли это одним из реальных путей возможного развития западной цивилизации? В принципе, я бы согласился с утверждением, что благодарный мир должен поставить большевикам памятник: после эксцессов большевизма вся цивилизация свернула с этого вполне тогда столбового пути ("Железная пята" вспоминается). Ну, плюс уроки Великой депрессии и другого выбора средства управления экономическими противоречиями - вместо классового террора военно-национальный. Но! Не прошли ли мы мимо подобных уроков 60-х годов? Цивилизация, которая, наконец, после войны наелась, у которой появились некие базовые средства - хватало на дом, машину, образование, старость... Путь к неработе, к "цветам", к массовидному мариохуаниванию - не был ли он одним из реальных путей дальнейшего развития?
Это вопрос, в принципе. И если ответ может быть найден в направлении - "был", то кому ставить памятник? Наверное, снова русским. Если бы не необходимость гонки вооружений - то есть развития через "не хочу" - может, и ходили бы людишки в метротуннель на острые ощущения?
Или я это несколько наивно мыслю, и на самом деле все эти хипии, пересмотр ценностей, сексреволюционеры, революция 1968-го - это все наносное? Штукатурка на стенах бункера, где на самом деле никогда не останавливалось уханье и гудение машин промышленной цивилизации? И никакого выбора не было - только вперед, в постиндустриализацию? Collapse )

Что было бы, если б не было...

Ключевым вопросом, как я понимаю, остается: что было бы, если бы не было октябрьского переворота. И дальше - выводы: Россия получила бы свое по условиям победы над странами Оси и осталась бы отсталой, не сумевшей провести индустриализацию перед второй мировой войной.
Однако лишь вскользь затрагивались экономические аспекты проблемы, что странно со стороны хотя бы Боривоя.
Итак. Примем за факт, что большевики 25 октября победили случайно. Если бы Ленину успели где-то открутить голову, то в силу антипутчистских настроений среди других высших руководителей большевиков на Зимний никто бы не пошел.
Совершенно закономерно после этого, что в последующие дни этих же большевиков разгромили, изловили и уничтожили, для чего, однако, с необходимостью потребовалось бы смещение Керенского и взятие власти военными (условно - Красновым, который вел на Петроград фронтовиков и казаков, но это не важно).
Следующий закономерный этап - возмущение прочей либеральной и социал-демократической общественности, и репрессии против нее. Важно подчеркнуть: на любом этапе, когда военные бы предпочли остановиться и "не проливать кровь сограждан", та сила, перед которой они остановились бы, непременно перехватывала у них власть. Collapse )

Нам не прожить уже другой жизни...

Ребята, с захватывающим интересом читаю вашу дискуссию. Поэтому, если позволите, тоже хотел бы добавить пару замечаний.
Мне кажется, настоящая трагедия нашей жизни не в том, что нас ограничивают другие люди или мы вынуждены ограничивать себя. Мы все равно бесконечны внутри себя, даже если нас замуровать в замок Иф. В нас - Вселенная. Но главная трагедия в том, что хочется из своей Вселенной выйти в другие, прожить другими жизнями, познать другие бесконечности. А нельзя! Нельзя!
Возьмем человека практически не ограниченного чужой волей - Нерона или Калигулу. У них было все, действиетльно все - от самых невероятных зрелищ и занятий вплоть до контроля над всем тогдашней интересной римлянам Вселенной. И все же и они - не могли уже прожить жизнь солдата, жизнь женщины, жизнь путешественника, пирата, да кого угодно! Они были впаянны в свое стекло!
Иное дело - доволен человек этим своим стеклянным местом пребывания или нет. Доволен - и ладно. Но вот в принципе он все равно запаян! Collapse )

О русских и американских... шерифах. Часть 1

28. Часовщик: re:
У меня к вам вопрос. Не могли бы вы сформулировать свое видение истоков и перспектив нынешнего российского антиамериканизма?
15 Февраля 2001 (18:20:40)

28. Пересвет: Ответствую.
Вопрос ваш - крайне многомерный, так что, боюсь, не все сразу ухвачу. Но, надеюсь, в ходе дальнейшего разговора все белые и серые пятна сами уберутся.
Начну с парадоксального: а никакого в России антиамериканизма и нет! Если не считать выразителем общественного мнения детвору из корчмы, то мы увидим потрясающую картину: в России господствует полный про-американизм!
Доказываю. Collapse )

О русских и американских... шерифах. Часть 2

30. Часовщик: re: Вернулся...
Какой оказался богатый образ - с шерифами-то. Новый и толстый, и чесноком от него несет, и мебель он у кого-то в доме менять собирается...
Видите ли, Пересвет, получилось так, что я никогда не был в команде того, отставного шерифа, хотя и вырос в его квартале. Почему-то я смотрю на эти разборки как бы со стороны, и с этой моей стороны видно, что хрен редьки не слаще. И что особенно жаль, слаще не будет. Да, от одного шерифа несет чесноком, но от второго-то постоянно несло перегаром, и рекомендациями по оформлению интерьера он увлекался не в меньшей степени. (Может быть, поэтому ему и обидно смотреть, как действующий шериф распоряжается там, где раньше он подбирал цвет обоев?). Мне, стороннему наблюдателю, приходится делать вывод, что это просто некий набор обязательных свойств, имманентный любому шерифу.
Вы же выступаете на стороне отставного шерифа. Поэтому вам кажутся удивительными самые естественные вещи. Поэтому вы говорите о каких-то гарантиях - гарантиях чего? Шериф, уйдя в отставку, превращается в обычного гражданина, который располагает теми же гарантиями, правами и обязанностями, что и остальные. А если он начинает точить дома гранатомет или снабжать вышеупомянутую шушеру оружием из сохранившегося у него с шерифских времен арсенала, то он, само собой, становится наравне с шушерой объектом пристального внимания действующего шерифа. Вы не находите, что это не должно вызывать удивления? Collapse )

Возможна ли Чечня в Америке

И - на ловце и зверь лежит - позвольте пару вопросов по Штатам.
1. Как выглядят первые реакции (если их хоть как-то уже можно суммировать) на декларируемые Бушем повороты в политике? Похоже на некое национальное воодушевление, наподобие растущего антиамериканизма в России, или имеют место больше опасения, что ковбой что-нибудь разнесет непоправимо? Во время отсутствия я американских газет не видел, а то, что быстро просматриваю сейчас, дает чересчур перепутанное впечатление...
2. Появись у Штатов своя Чечня (скажем, латиноязычные, или, точнее говоря, мексиканцы в южных штатах как-то осознают, что их уже действительное большинство на прежних своих землях) - как бы они действовали? Наподобие как с - забыл, Райаном, что ли? - в Техасе, или все же будут искать каких-то мирных путей?
14 Февраля 2001 (12:10:55) Collapse )

О России и о большевиках как результате ее развития

28. Lex: re: Ответствую-5
"А вон немцы зашевелились, от "МиГов" наших не отказываются - понесла кривая заголовки типа "Русско-германский союз уже на мази"! Да, а вон франки амикам за спиной рожу показали. Даешь Антанту! Как? Эта проститутка Блэр готов выступить в поддержку НПРО? Вот же сука, а еще с Путиным дружит, в театр наш ходил, гаденыш!..
Это не истерия. Это несколько детское неумение управлять эмоциями."
Это не неумение управлять эмоциями, а элементарное недоумение от непонимания простого факта, что для Блэра свой не Путин, а хоть и сукин сын и деревенщина неотесанная, но такой родной и понятный дядя Сэм. А вот как раз Путин, хоть и милый и даже в чем то внешне похож на европейца, но такой дикий, ЧУЖОЙ и потому страшный. На чьей стороне будет Блэр в случае конфликта, очевидно. А всякие там французские фиги за спиной или закупки бошами МИГов (хотя с бошами шанс все же был), это, знаете ли, милые бранятся, только тешатся.Collapse )