September 9th, 2008

Глава 12. Венеды

Тем, кто не лёг под бастарнскими мечами и не остался на месте под оккупацией – не оставалось ничего иного как смещаться на север, в леса. И вести там неуютную партизанскую жизнь. Хотя, конечно, речи об отрядах типа ковпаковского быть не может. Но факт, что уцелевшее от разгрома население вынуждено было обеспечивать себе теперь существование в не очень определённых условиях. И чтобы выжить, ему необходимо было к кому-то примыкать. К кому? Collapse )

Глава 13. Киевская культура

Таким образом зарубинецкая культура приказала долго жить. На её – и вокруг неё - пространстве теперь находятся древности, которые называют постзарубинецкими. Они явно оставлены теми жителями, которые пережили и вторжение бастарнов, и их исчезновение под воздействием сарматских клинков. А после того, как ушли и сарматы – государство Фарзоя оказалось недолговечным, - «партизаны» из состава венедских «разбойничьих шаек» стали возвращаться. Тех самых шаек, о которых писал Тацит. Как всегда партизаны возвращаются, когда пустеет пространство, занимавшееся дотоле вражескими гарнизонами…
И образовали на прежней родине так называемую киевскую культуру.Collapse )