September 11th, 2008

Глава 16. Лебединая песня Готской державы

Хорошего много не бывает. А потому всегда люди ищут возможность его улучшить. И когда рядом с тем местом, где ты живёшь, ярким маяком загорается более богатая культура, то её свет так или иначе касается и тебя.
Скажем, ездил ты всю жизнь на изделиях Тольяттинского автомобильного завода. В обиходе – «тазиках». Но однажды тебе привезли подержанную «японочкку». «Мицубиси», скажем. И сильно это изделие заморских мастеров тебе понравилось. А также и твоим согражданам. И как только создались условиях, которые благоприятствуют приобретению этими массами утомившихся от «тазиков» людей новой, в разы более совершенной техники, - оная техника начинает безудержно распространяться.Collapse )

окончание главы 16

Так что Германарих, как также и верховный судья своего государства, был вправе махнуть белым платочком и отправить неверную в Мокрую морось – обитель богини Хель. Частями.
А вот братья Сунильды отчего-то придерживались альтернативной точки зрения. И, как видим, активно её навязали. Несмотря на то, что, повторюсь, Германарих, как у готов было принято, являлся не только риксом, но и судьёй, и, собственно, тыкать его мечом было уже нельзя. Ведь это уже не его личный приговор, а приговор закона, шире - богов. Да и утвердиться этот приговор должен был не единой его волей - не феодализм же ещё у готов, в самом деле - а, скорее всего, собранием. Хотя бы собранием знати. Не крестьянку казнили, в конце концов. Могли ли именно готы, хотя и злые, пойти против такой системы?
Но двое братьев пошли. «За то, что обидел нашу сестру, ты умрёшь, как подлый шакал!»Collapse )