September 22nd, 2009

Осколки прошлого

- Послушай, зачем ты делаешь вид, что не узнаёшь меня? Это некрасиво... Недостойно тебя.
Виктор оглянулся в недоумении.
Вообще говоря, он никакого вида вовсе не делал. Они шли с Олегом после «Швейка» - потому он был не на машине – и обсуждали то, что так и не успели до конца обговорить в ресторане.
Виктор любил изредка – именно изредка, потому как часто этот приём не срабатывал – собраться с кем-нибудь из доверенных партнёров или друзей в хорошем пивном ресторанчике. Чтобы именно там и именно за пивом обсудить дела. С расчётом на перспективу. Ибо текущие - постоянные, повседневные - заботы и действия требовали головы именно трезвой и чистой. Слишком много подводных камней вырастало из бурного потока бизнеса. Камней, которые чаще всего хладнокровно ждали своего часа, прячась под пеной, что взбивается этим потоком. Тут не до мыслей о стратегии – с непосредственными заботами и вызовами бы управиться.Collapse )

Труп в активе - лучший компромат

- Борис Семёнович, - проговорил Виктор в трубку. – Серебряков. Да, тот самый. У меня к вам срочный разговор. Но не телефонный. Можете меня принять? Прямо сейчас. Я бы подъехал с моим новым финансовым директором. Если вкратце, то появились обстоятельства, заставляющие вернуться к тому разговору в РСПП…
Не отказал банкир. Не мог не клюнуть. Виктор ни словом, ни интонацией не подал вида, что в курсе происшедшего с его женой. Радуется, небось, старый спрут, ручки потирает. Серебряков сам на поклон идёт, на сделку!
Поартачился, правда, для виду, что, дескать, дела. Но на прямой вопрос: «Так вы хотите, чтобы мой бизнес уже завтра достался не вам, а немцам, которым моя бывшая жена мои долги продала?» - ответил, как планировалось: «Давайте ко мне в офис. На Новокузнецкой». Collapse )